Разведение сил на Донбассе украинская сторона раз за разом откладывает под давлением ультраправых, справиться с которыми у новых украинских властей нет то ли сил, то ли желания. Вероятно, украинская власть хочет «мирно» слить Донбасс и таким образом прекратить войну, отказавшись от мятежной территории и ее населения. Какое будущее тогда может быть у Донбасса?

Ни Минска, ни Штайнмайера

Одним из вариантов выхода из «нормандского формата», вероятно, станет привязка его не только к Донбассу, но и к Крыму — то есть заранее невыполнимое условие. Неонацисты из подконтрольной СБУ группировки С14 на «День УПА*», 14 октября, уже отправились к границе с Крымом, на Чонгар, вместо того чтобы маршировать в Киеве. По оценке главы украинского МИДа Вадима Пристайко, встреча в "нормандском формате" может состояться в Париже в середине ноября, если на востоке Украины стороны смогут поддерживать прекращение огня в течение семи дней. Но этого вряд ли стоит ожидать, полагает депутат от «Слуги народа» Марина Бардина.

«Если мы говорим о "формуле Штайнмайера" — да, она согласована и так же хотелось бы иметь возможность ее реализации, возможно быстрой, но мы видим, что чтобы двигаться к формуле — должна быть обеспечена составляющая безопасности. А если мы сейчас видим нарушение тишины, когда мы говорим о возможном разведении, которое нам так же необходимо, и происходит определенное затягивание, то я думаю, что реализация формулы будет возможна даже не в ближайшее время», — заявила Бардина. На уточняющий вопрос о ближайшем времени Бардина ответила: "В течение года".

Бывший глава Института национальной памяти Владимир Вятрович 14 октября призвал Зеленского прислушаться к «активному меньшинству», иначе Майдан «поставит его на место». Это активное меньшинство, может быть, и пользуется поддержкой маргинальной части избирателей, но именно оно диктует повестку дня, буквально «нагибая» «Слуг народа». Таким образом, к сожалению, мир на Донбассе опять откладывается на неопределенное время. Вряд ли Зеленский решится на серьезную авантюру и масштабное наступление на Донбассе, но и не посмеет пойти против ультраправых и прекратить конфликт. В этой ситуации одним из наиболее вероятных сценариев станет продолжение такой же вялотекущей позиционной войны. Параллельно команда Зеленского будет повторять мантру о необходимости борьбы за «сердца и умы» жителей Донбасса, распиливая бюджет на очередном медиапроекте вещания на неподконтрольные территории.

Кипрский сценарий

Одним из вариантов прекращения боевых действий на Донбассе глава МИД Украины называет «кипрский сценарий», но его в Киеве считают наименее приемлемым.

Напомним, что в северной части Кипра существует частично признанное (лишь Турцией) государство Турецкая республика северного Кипра, в котором находятся турецкие войска. На острове исторически проживали, как греки, так и турки, тяготевшие, соответственно, к Греции и Турции. Попытки сформировать конфедерацию не увенчались успехом. В 1974 году на острове произошел военный переворот, и захватившая власть греческая хунта провозгласила Греческую республику Кипр, попыталась вытеснить турок с острова, а те, в свою очередь провозгласили собственное государство, поддержанное Турцией. С тех пор под эгидой ООН регулярно проводятся переговоры, вдоль линии разграничения расположены «голубые каски» ООН, но обе части острова живут фактически в двух государствах, изолированные друг от друга рядами колючей проволоки. Украинские СМИ подчеркивают, что кипрский вариант — жесткий, но принципиальный ответ на требование федерализации, который якобы от Киева требует Москва. По сути, «Кипрский вариант» предусматривает замораживание конфликта на неопределенное время при помощи третьих сил — в данном случае турецкой армии и «голубых касок». Тот факт, что остров разделен, не помешал республике Кипр войти в ЕС, тогда как северный Кипр фактически находится «на содержании» Турции.

Хорватский сценарий

В течение всех пяти лет конфликта на Донбассе украинский националисты постоянно бредили «хорватским сценарием» — аналогом операции «Олуя» («Буря»). Такой сценарий предполагает передышку на несколько лет, пока НАТО натренирует и вооружит армию государства, чтобы та затем мощным военным ударом покончила с сепаратистскими образованиями. В Хорватии в 1995 таким «блицкригом» была уничтожена республика Сербская краина. Миротворцы ООН, находившиеся на линии разграничения, никак не помешали наступлению.

Согласно утверждениям Генерального секретаря ООН, эта операция продемонстрировала неспособность миротворцев ООН повлиять на развитие событий в зоне конфликта. В итоге около 250 000 человек были вынуждены покинуть свою родину. Такой сценарий лелеют долгие годы украинские националисты, полагая, что Запад санкциями вынудит РФ не вмешиваться, а затем просто принять беженцев. Такой вариант, похоже, предполагает и глава МИД Украины Вадим Пристайко, рассказывая о «резких движениях». «Если не делать сейчас резких движений, последних попыток, наверное, закончится тем, что квазиобразования, которые называются "ЛНР", "ДНР", будут все дальше и дальше углубляться в советское прошлое и отрываться от основного пути развития, который выбрала остальная Украина», — рассказал Пристайко 11 октября.

Приднестровский сценарий

Замораживать конфликт, как это произошло в Приднестровье, Киеву очень не хотелось бы. «Я бы очень не хотел, чтобы конфликт на Донбассе был заморожен, чтобы у нас было Приднестровье или Абхазия. Я не могу гарантировать на 100%, что этого не случится, потому что, честно говоря, а что сейчас? Сейчас у нас там Приднестровье, практически. Единственное, что отличает оккупированный Донбасс от Приднестровья или абхазского варианта — у нас звучат выстрелы. А поставим ли мы физически забор, или будет ров, или заминирование, или еще что-то — это не имеет значение. Если нет отношений и мы не признаем эту территорию отдельной — это и есть Приднестровье. Я бы не хотел Приднестровья, очень», — рассказывал недавно президент Зеленский.

Приднестровский или абхазский вариант, упоминаемые Зеленским, предполагают, прежде всего, участие российских миротворческих сил в качестве убедительного аргумента для прекращения огня и попыток зачистить территории.

Боснийский сценарий

Распад Югославии, как известно, сопровождался гражданскими войнами, в том числе и конфликтом в Боснии и Герцеговине (БиГ). По итогам конфликта, закончившегося подписанием Дейтонских соглашений в 1995 году, республика стала Федерацией Боснии и Герцеговины и Республики Сербской. Помимо этого, в Боснии есть еще округ Брчко, контролируемый непосредственно американской администрацией. Согласно Конституции Боснии состоящая в ее составе Республика Сербская наделена широкими полномочиями, от языковой и религиозной политики до установления собственных (параллельных БиГ) отношений с другими странами и международными организациями. У Республики Сербской в составе БиГ есть свой выборный президент, парламент, конституция, герб, гимн и флаг. В период 1992-2006 годов Республика Сербская имела также свою армию, которая позже вошла в состав общей армии БиГ в рамках реформы вооруженных сил для последующего вступления в НАТО. Фактически, это вариант конфедеративного устройства. В Киеве, как известно, федерализацию упорно отметают, считая ее «изменой», хотя в мире достаточно государств, организованных именно на таких принципах.

В мире, к сожалению, происходили и происходят десятки вооруженных конфликтов, которые в большинстве случаев либо «замораживаются» на неопределенное время, либо приводят к урегулированию на основе взаимных уступок. Тем не менее, из всех вариантов националистического меньшинство все еще надеется на хорватский вариант, уповая на помощь Запада при невмешательстве РФ. Команда Зеленского на данный момент, похоже, больше опасается боевиков «Азова» и «Свободы», чем большинства собственных избирателей и международных партнеров.

 

* Деятельность организации с таким названием запрещена в РФ