В первые минуты пятницы 11 октября пресс-секретарь президента Украины Юлия Мендель обратилась к своему начальнику и окружающим его журналистам с просьбой.

«Владимир Александрович, сейчас настала полночь, и я боюсь, что все мы превратимся в тыквы. Давайте заключительный вопрос», — чуть ли не взмолилась Мендель.

К тому времени пресс-марафон Владимира Зеленского длился уже 14 часов. Украинскому президенту в перерыве между общением с журналистами даже вручили свидетельство о новом мировом рекорде. Когда Мендель обращалась к Зеленскому, тот держался за горло: его голосовые связки, несмотря на все уколы, которые делали в перерывах общения с журналистами, устали.

Сейчас эксперты анализируют содержание ответов Зеленского, указывая на слабые места в них. Однако общее впечатление у украинцев от пресс-марафона можно выразить словами: «Такого еще не было». Зеленский переиграл не только журналистов, но и своих политических противников.

Место действия

Зеленский удачно подобрал место действия. Первый в украинской столице фуд-маркет, который открылся недавно и который в чем-то даже стилистически напоминает более масштабный фуд-маркет в Москве, был способен вместить огромное количество журналистов и прокормить их. Заодно демонстрировалась близость Зеленского к народу и, в первую очередь, к продвинутой молодежи. Мол, ему тоже не чуждо ничто новое.

Догоняя Москву: как Киев открывает для себя то, что известно в российской столице
Догоняя Москву: как Киев открывает для себя то, что известно в российской столице
© commons.wikimedia.org, Людмила Слипченко/ОбщеПит Киев

При этом нельзя было упрекнуть Зеленского в кумовстве или рекламе заведения, связанного с его семьей или однопартийцами. Напротив, один из двух соавторов концепции и совладельцев Kyiv Food Market, где и проходил пресс-марафон — Михаил Бейлин — бизнес-партнер человека, близкого к конкуренту Зеленского на президентских выборах — пятому главе государства Петру Порошенко. Бейлин — партнер и бывший внештатный советник первого главы Администрации президента при Порошенко Бориса Ложкина. Более того, Бейлина даже включали в избирательный список «Блока Петра Порошенко» и он был одним из кандидатов на попадание в Верховную Раду, если бы кто-либо из нардепов президентской политсилы лишился бы мандата. Правда, в 2018 году сам Бейлин попросил украинскую Центральную избирательную комиссию исключить его из списков БПП.

В общем, Зеленский мог вполне справедливо указать, что встречался с журналистами не на своем поле. При этом довольно забавно выглядят упреки «порохоботов» в том, что Зеленский не безвозмездно выбрал место проведения пресс-марафона.

Правда, один раз выбор места встречи Зеленского все же подвел.

Пресс-корт Владимира Зеленского. Почему у Путина это получается лучше
Пресс-корт Владимира Зеленского. Почему у Путина это получается лучше
© AP, Efrem Lukatsky | Перейти в фотобанк

«Я не на рынке, не на базаре, чтобы обсуждать с вами какие-то сплетни», — заявил он одному из журналистов.

Дело было на втором этаже фуд-маркета — рынка еды.

Впрочем, этот маленький огрех простителен Зеленскому, особенно с учетом того, как он нокаутировал политических противников.

Утер нос предшественникам и политикам

Пресс-конференции предшественников Зеленского на президентском посту запоминались своим постановочным характером. Так, при Порошенко многие гадали, какой документ он подпишет на публику и на какие «неожиданные» вопросы он довольно подробно ответит на этот раз. Поэтому когда в разгар пресс-марафона Порошенко посоветовал Зеленскому не пенять на предшественников, это выглядело как плохо скрытая зависть и раздражение.

Порошенко признался, что после услышанного вспомнил анекдот про три конверта — советы, которые бывший руководитель оставил своему преемнику на случай отчета перед инспекцией. В оригинале в первом из конвертов находился совет сваливать все проблемы на предшественника, во втором — объяснять неудачи молодостью и нехваткой опыта, в третьем — готовить три конверта преемнику. Порошенко назвал этот анекдот притчей, а во втором конверте, по его словам, на самом деле содержался совет брать на себя ответственность — именно это предложил делать Зеленскому.

Еще более жалкой выглядела критика пресс-марафона со стороны другого участника президентских выборов в 2019 году, лидера «Гражданской позиции» Анатолия Гриценко.

«Пресс-марафон президента. Он стал подарком двум категориям, по крайней мере. 1) Большинству населения марафон понравится — президент такой простой, человечный, открытый, искренний, который говорит нашими словами, он быстро учится, чувствует значительно уверенней. 2) Врагам Украины марафон еще больше нравится. Их разведчики и аналитики накануне получили важных международных встреч, в т. ч. в "нормандском формате", бесплатно получили уникальную возможность», — заявил Гриценко.

Политик пояснил, что теперь враги создадут психологический портрет Зеленского, лучше узнают его слабые места, оценят уровень информированности и аналитического обеспечения и прояснят для себя другие важные вопросы.

«Лучше бы Зеленский меньше слушал креативщиков, но больше государственников — и провел менее изнурительную, двухчасовую пресс-конференцию традиционного/стандартного формата. Сторонникам президента так же понравится, зато меньше обрадуются враги», — подытожил Гриценко.

Эти слова в соцсетях у многих вызвали презрительную усмешку. Зеленский заткнул предшественников за пояс и выставил практически недосягаемую планку своему преемнику на президентском посту. Кто бы ни пришел после него, его будут сравнивать по открытости и готовности отвечать на вопросы журналистов с Зеленским. Спасти следующего президента может лишь, если Зеленский дискредитирует себя за годы правления, превратившись в народном сознании во второго Горбачева — краснобая и пустозвона.

Зеленскому понадобился «допинг» для продолжения 10-часового пресс-марафона
Зеленскому понадобился «допинг» для продолжения 10-часового пресс-марафона
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Вывел журналистов на чистую воду

Случайные люди в профессии и мессианство — вот две основные проблемы в украинской журналистике. Такой вывод можно сделать, посмотрев пресс-марафон. Украинские журналисты получили уникальную возможность гонять Зеленского как зайца по полю, задавая ему вопросы, основываясь на вопросах, заданных коллегами минутами и часами ранее. Вместо этого они повторяли и повторяли одни и те же вопросы или выступали с пламенными речами вместо вопросов, чем вызывали раздражение Зеленского.

Лишь некоторые из них, вроде украинской журналистки Bloomberg воспользовались уникальной возможностью и конкретизировали и «докрутили» вопросы их коллег.

При этом пресс-служба Зеленского смогла справиться с тем журналистами, которые свято уверены, что правил для них не существует. Так, на пресс-марафон не попала Ксения Василенко, известная как Соня Кошкина.

«Конкретно меня не аккредитовали <…> Решила поинтересоваться причиной. Мне было сказано, что «зато мы читаем ваш телеграм» (признание, я считаю) и «мы же вашего журналиста аккредитовали, что вы хотите? Ну, хотите мы вычеркнем вашего журналиста и запишем вас?» — жаловалась она в Facebook.

При этом Кошкина искренне не понимала, почему для нее не сделали исключения. Другие издания получили возможность направить по одному журналисту, фотографу и оператору. Кошкина, которая ранее на президентских пресс-конференциях задавала два вопроса, в то время как остальные имели право на один, была огорчена.

Журналистка издания Кошкиной Lb.ua на пресс-марафоне добивалась ответа от замглавы Офиса президента Кирилла Тимошенко, не пустили ли на мероприятие «российских пропагандистов» и почему туда попали журналисты российского РБК. Выглядело это как донос.

Подчас Зеленскому приходилось жестко ставить на место журналистов. Так, одна из них решила, что она — новый Юрий Дудь и предложила президенту блиц. Но вопросы в нем были сформулированы настолько манипулятивно, что в конце концов даже пытавшийся быть запанибрата с журналистами Зеленский не выдержал.

«По-хорошему, после этих слов мне следовало бы встать и уйти. Спасибо за блиц», — прервал он журналистку.

Еще до окончания пресс-марафона украинский политолог Петр Олещук указал на суть происходящего с украинской журналистикой.

«Как оказалось, мало требовать право поставить вопрос. Нужно еще и знать, что спрашивать и как спрашивать», — написал он в Facebook.

Украинские журналисты могут сколько угодно критиковать Зеленского, но он дал им возможность лично поставить вопросы. Однако эту возможность они героически профукали.