Они и сейчас делать это не собираются. «Формула Штайнмайера» потому и стала нарицательной, что Запад готов на любой компромисс, лишь бы Украина выполнила то, что гарантировал коллективный Запад.

Кому зрада, кому перемога

Конечно же, важен не сам факт того, что Кучма, вернувшийся в четырехстороннюю группу на место Бессмертного для того, чтобы добиться созыва нормандского формата, подписал какую-то «формулу». На самом деле нет никакой формулы, есть согласие украинской стороны обсуждать тему выполнения Минских соглашений. Другой цели у вчерашнего подписания нет и быть не может. Но даже такое ничего не значащее «подписание» в украинских реалиях очень опасно для нового президента. Народу надоела необъявленная война и непрерывное вранье о том, что она объявлена. Терпеть эту ложь большинство населения не хочет, поэтому и Порошенко с его партией войны уже не президент.

Для народа простой факт того, что поджигатель войны и ее виновник больше не сможет ничего поджечь, — однозначная перемога. Порошенко свергли на выборах этого года, потому что на прошлых он пообещал закончить войну за 14 дней, а извинился за обман только перед следующими выборами. За время между обещанием и извинением его состояние увеличилось в 100 раз, что отнюдь не приблизило мир на Украине. Война для Порошенко — мать родна. Она — залог финансовых успехов пятого президента. Поэтому он за войну и против любой формы выполнения Минских соглашений. Вся его компания визжит про зраду. Ей не принять тот факт, что из-за своих некомпетентных действий они не только проиграли войну, но и потеряли власть. Война у них в голове, как психическое заболевание. Они не остановятся.

Я не трус, но я боюсь

Зеленский всего лишь человек. Он прекрасно понимает, в какую переделку попал, поэтому, выходя вчера объявлять результат переговоров в Минске, очень нервничал и откровенно боялся. Он знал, что друзья Порошенко категорически против любой формы согласия с Минскими соглашениями. Встать на их сторону — значит закопать самого себя. Поэтому Зеленский импровизировал, даже пытаясь шутить. Но дальше что-то пошло не так и с перепуга президент понес отсебятину. Зеленский начал говорить о каких-то «войсках». «Если там будут любые, вы понимаете, любые войска, выборов не будет». Ничего подобного в бумаге, на которой Леонид Кучма поставил свою подпись, нет. Про вывод войск и контроль над границей тоже. Речь в документе шла только о процедуре выборов в ЛДНР, а также введении после них особого статуса Донбасса.

Согласование «формулы Штайнмайера»: три сценария для Зеленского
Согласование «формулы Штайнмайера»: три сценария для Зеленского
© РИА Новости, Виктор Толочко | Перейти в фотобанк

Перепуганный шестой президент добавил к сказанному какие-то «красные линии», за которые он, Зеленский, никогда не отступит. Говорил он это явно для храбрости, потому что про «линии» Кучма тоже ничего не подписывал. Западные партнеры Зеленского не знают про «красные линии», они знают про Минские соглашения, которые Киеву желательно выполнить. По «формуле Штайнмайера» или по теореме Пифагора — им все равно. В общем, импровизация Зеленского только все запутала. А все просто. Кучма подписал не «формулу», он подписал согласование темы разговора в нормандском формате. Если бы он не подписал, Кремль не стал бы приглашать Путина на очередной украинский порожняк. То, что с первой попытки Киев не подписал эту бумагу, уже гарантированно срывало нормандскую встречу. Пришлось подключать Макрона. А у Порошенко и компании вообще никто ничего не спрашивал.

Вопли пострадавших

Зеленский согласился обсуждать выборы как первый этап выполнения Минских соглашений без передачи контроля над границей. На втором этапе — изменения в Конституцию и окончательная реинтеграция Донбасса, как это и записано в Минских соглашениях. Если Зеленский согласится на такую последовательность, это запустит Минский процесс и приведет к миру. Зеленский выполнит свое обещание. Но не учитывать оппозиционную партию войны может Запад и Москва. Команда Зе не может их игнорировать. Агрессивное меньшинство вчера кричало про «зраду». Мнения патриотов по поводу «формулы Штайнмайера» или отрицательные или умеренно отрицательные. Но есть и реалисты.

«Очень умно все вещают, но, если честно, с войной нужно заканчивать. Пора давно понять, что мы проиграли войну. Просто доделывается то, что начал и должен был сделать Порошенко. Он боялся, он пришёл к власти через бунт и революцию. Зе может и пусть делает. Он просто заканчивает начатое». Это пишет экс-политик, а ныне бизнесмен и издатель Михаил Бродский. Его издание «Обозреватель» — рупор войны и ненависти. Но переобувание для Бродского — привычное дело.

Игорь Гужва — пострадавший от режима майдана. Он представляет оппозицию, причем в эмиграции. Его издание «Страна» оппозиционное по духу, но не по букве: писать что-либо, тянущее на госизмену, оно не может.

«Посмотрел брифинг Зе. Тяжелое чувство. Но хуже всего то, что Зеленский не говорит правду, выдумывая какие-то новые условия, которые он ни с кем не согласовывал. А раз боится сказать, то, вполне вероятно, побоится и сделать. Перед глазами у Зе-команды должен быть печальный пример Януковича. Который сначала рассказывал несколько месяцев, как хороша ассоциация с ЕС, проводил колоссальную информобработку населения, а потом вдруг резко объявил, что ассоциация нам не нужна. И по итогу получил тот самый Евромайдан. Который сам же и накачал информационно. В общем, думайте».

Журналистка Соня Кошкина вот уже пять лет паразитирует на теме патриотизма, набирая лишний вес: «Это черный день в истории страны. Де-факто мы добровольно капитулировали. Но если мы стремимся к быстрым победам, если наш девиз «лайкозависимость», так че ж. Хочу посмотреть, как это барахло попробуют пропихнуть через парламент».

Ту же самую мысль в своей манере транслирует и Ляшко, которого вышвырнули из привычного цирка в Раде, заставив скучать по профессии парламентского клоуна: «Черный день в новейшей украинской истории. Это капитуляция. Фактически она уже началась: украинская делегация в Минске подписала план действий по «формуле Штайнмайера», которая предусматривает выборы под контролем России, а следовательно — легализацию и амнистию террористов».

Куда ярче был главный спонсор партии войны. Он собрал вокруг себя всех порохоботов и прочий цвет нации, от странной по определению экс-Жанны Д,Арк майданного разлива Татьяны Чорновол до еще более странного экс-спикера коменданта того же майдана Андрея Парубия, у которого руки по локоть в крови. Упомянул Крым, о котором вообще речи нет, и призвал на майдан, где он рискует столкнуться с Нацкорпусом и его вопросами по Свинарчукам.

«Формула Штайнмайера»: победа или «зрада»? Бурный день Верховной Рады
«Формула Штайнмайера»: победа или «зрада»? Бурный день Верховной Рады
© REUTERS, Valentyn Ogirenko | Перейти в фотобанк

«Подписание формулы русского происхождения — формулы Путина — де-факто означает ослабление или даже снятие санкций против России. Мы не допустим такого сценария развития событий», — сказал Порошенко.

Он правильно расставил акценты, начав с санкций. Снятие их означает прекращение контрабанды, которой занимается Порошенко.

Юлия Тимошенко, которая сидит в последнее время тихо, то ли как мышь, то ли как снайпер, выразила позицию в своей манере. Вчера она написала так: «Партия «Батькивщина» считает «формулу Штайнмайера» недопустимой для Украины, а ее подписание в Минске — прямой угрозой национальной безопасности, территориальной целостности и суверенитету нашей страны».

А сегодня вот так: «Не этот президент подписывал закон об особом статусе. Не надо никого обманывать. Проблема с формулой, что она не предусматривает демилитаризации. Но сейчас надо поддержать президента Зеленского». Это Юля, детка!

«То, что произошло в Минске, — это попытка демонтажа Украинского государства! Все государственники должны объединиться, чтобы не допустить сценария капитуляции! И мы не допустим!» — написал Парубий, которым уже заинтересовались органы следствия относительно воинственной деятельности, связанной с предыдущим пятилетием во власти и гибелью более 50 человек в огне в одесском Доме профсоюзов.

Мустафа Найем, который звал людей на Майдан и который был вышвырнут из власти через пять лет, тоже скучает без работы. Порошенко и компания его не возьмут больше никуда. А вот в команду Зе можно пролезть, но по-умному. Поэтому Найем, будучи частью партии войны, выразился так: «Если вам не все равно, что вчера случилось в Минске и почему каждому важно знать, что такое «формула Штайнмайера», прочитайте этот текст. Он без «зрады» и «перемоги». Он про реальность», — и далее по тексту, открывая Америку, что подписана не «формула», а согласование темы обсуждения, как выполнить Минские соглашения. «Прямолинейные схемы в этой истории не работают. Так же, как не работали во времена Петра Порошенко. У парламента сложная задача — с одной стороны, поддержать решение президента, а с другой — не сдать интересы страны». Умный он все-таки парень, этот Найем.

Разоблачение фокуса

Безусловно, попиарились вечно вчерашние порошенковцы хорошо.

А теперь кратко про то, в чем суть вопроса. Кучма вчера не подписывал «формулу Штайнмайера». На самом деле за этим словом стоит определение статуса Донбасса. Суть «формулы» в том, что Донбасс должен временно получить особый правовой статус территории на момент проведения там местных выборов, а на постоянной основе в виде внесения изменений в Конституцию — после того как результаты выборов признает ОБСЕ. А то, что вчера подписали, — заявление в ОБСЕ и ТКГ, где нет ни слова об особом статусе и даже изменениях в Конституцию. То, что Кучма подписал в Минске, Украина готова была подписать еще месяца два назад, о чем неоднократно заявлял Зеленский. Если образно, то подписана не «формула Штайнмайера», а «формула Кучмы» о проведении выборов на неподконтрольных Украине территориях. Так что пока никто никуда не капитулирует.