Заявление Портнова: алгоритм расследования

Уголовное дело в отношении Парубия было открыто еще 27 августа по заявлению экс-замглавы Администрации президента Украины Виктора Януковича Андрея Портнова. Именно Портнов написал алгоритм, согласно которому следует проверить причастность политика к одному из самых кровавых преступлений майданного режима.

«Парубий А.В. в 2014 году, занимая должность секретаря СНБО, с целью организации массовых беспорядков организовал создание подконтрольных ему гражданских группировок, которые действовали на территории Одесской области, которые, действуя по указанию последнего, учиняли массовые беспорядки, которые сопровождались насилием над лицами, сопротивлением представителям власти с применением оружия и других предметов, которые использовались как оружие и повлекли тяжелые последствия», — говорится в материалах уголовного производства.

В подозрении подчеркивается, что подконтрольные Парубию группировки действовали в нарушение законодательно установленных правил оборота оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Их прямо обвинили в совершении теракта 2 мая 2014 года.

Сам Портнов настаивает, что Парубий должен оказаться на скамье подсудимых по трем статьям Уголовного кодекса — ч. 2 ст. 294 (организация массовых беспорядков, причинивших гибель людей), ч. 2 ст. 258 (осуществление террористического акта — применение оружия, взрывов и поджогов для запугивания населения, политических и иных целей), а также ст. 263 (незаконное ношение, хранение, приобретение и передача огнестрельного оружия без специального разрешения).

В рамках ходатайства Портнов считает необходимым изъятие личного дела Парубия и снятие копий со всех его решений в период, когда спустя полгода после событий Евромайдана политик занимал кресло секретаря СНБО, получение информации о его командировочных листах и переписки с парламентской следственной комиссией, которая в 2014 году изучала обстоятельства массовой гибели людей в Одессе.

Кроме того, по мнению Портнова, целесообразно установить всех лиц, с которыми контактировал Парубий — участников «майдановского» движения, в частности наличие разрешения на ношение оружия у бывшего советника главы одесской полиции Руслана Форостяка, руководителя общественной организации «Совет общественной безопасности» Марка Гордиенко и других участников событий.

Юрист предлагает получить санкции на все телефонные коммуникации между Парубием и руководителем подконтрольных ему организаций, а также силовиков, с которыми проводились служебные совещания в период до второго мая. В интересах следствия изъятие протоколов оперативных совещаний в Одесской области за два месяца, предшествующих трагедии: это поможет выяснить, какие команды и от кого получал начальник одесской милиции Петр Луцюк.

Особенно Портнова интересует, разрабатывался и вводился ли в Южной Пальмире план «Антитеррор», какие директивы исходили от оперативного штаба региона об обеспечении защиты от угроз нацбезопасности, а также пояснения правоохранителей после трагедии. Портнов акцентирует внимание, что завесу тайны над событиями 2 мая может приоткрыть протокол совещания от 2 мая 2014 с участием тогдашнего замглавы ГПУ Николая Банчука.

Помимо вышеперечисленного, Портнов акцентировал внимание на необходимости идентификации лиц, которые размещались на момент трагических событий в одесских санаториях и базах отдыха.

Роль Парубия в организации кровавой трагедии в Одессе

После совершения государственного переворота в феврале 2014 года Андрей Парубий — комендант Майдана и командир одного из его военизированных формирований, «Самообороны» — занял пост секретаря СНБО. Подконтрольные ему «Самообороны Майдана» переключились на борьбу с массовыми протестами на юго-востоке страны, большинство жителей которого выражали категорическое несогласие с тем, что произошло в столице.

Одесса была одним из крупнейших центров сопротивления Майдану — митинги сторонников пророссийского Куликова поля в марте-апреле 2014 года собирали от 10 до 40 тысяч человек. В теории одесский Антимайдан мог осуществить захват ключевых зданий в городе, полностью дезорганизовав управление регионом из Киева, хотя к подобному сценарию склонялось меньшинство его участников и руководителей протестных движений. К концу апреля 2014 года Одесса наряду с Донбассом и Харьковом была одной из немногих точек, где протесты продолжались, хотя в ряде городов они уже были разогнаны приезжими активистами националистических организаций. Причем в отличие от Донбасса в Одессе все происходило в совершенно мирном русле. Но само существование палаточного городка перед Домом профсоюзов было бельмом в глазу у новых киевских властей.

Одесский Майдан не обладал достаточным ресурсом для проведения масштабной силовой акции. Поэтому в апреле в город начали свозить вооруженных боевиков «самооборон» и членов «Правого сектора»* из других регионов, чтобы реализовать сценарий силового разгона «Куликова поля», аналогичного запорожскому или николаевскому. Так, только в день 26 апреля были привезены около 1200 человек.

За три дня до трагических событий, 29 апреля 2014 года, Парубий приехал в Одессу для «проведения заседания оперативного штаба об обеспечении слаженных мероприятий оперативного реагирования на вызовы и угрозы национальной безопасности». Кроме того, он контактировал с представителями Майдана, осмотрев блокпосты, подарив им бронежилеты и оказав немалую поддержку, что они подтверждали в своих интервью впоследствии.

Так, экс-советник руководителя одесского главка Нацполиции, «майдановец» Руслан Форостяк утверждал, что Парубий «координировался в Одессе со мной и с Сергеем Гуцалюком». В подаренном бронежилете перед камерами позировал сотник Микола — Николай Волков, стрелявший из пистолета по Дому профсоюзов в день трагедии (данные факты зафиксированы на видео).

«У нас постоянно находилось около обладминистрации несколько микроавтобусов с огнестрельным оружием. Мы даже арендовали квартиры возле ОГА, где были установлены снайперские позиции… Мне удалось подготовить спецгруппу из энтузиастов, которые в случае силового сценария готовы были дать отпор. Скажу больше. Мы сняли несколько квартир напротив ОГА, куда было завезено оружие. Если бы был штурм, оно бы активно применялось», — откровенничал в СМИ Форостяк, являющийся уроженцем Львова, осевшим в Одессе.

К слову, одесский штаб Евромайдана во главе с Русланом Форостяком, действующий под прикрытием общественной организации «Совет общественной безопасности», и стал центром координации действий боевиков. Для реализации задуманного был организован марш «за единство Украины» накануне футбольного матча «Черноморец» — «Металлист».

Гостиница «Дом Павловых» была полностью заполнена 7-й сотней «Самообороны Майдана», которой командовал Евгений Дейдей, ранее судимый за разбой. Санаторий «Молодая гвардия» был занят 14-й сотней «Самообороны Майдана». Санаторий «Белая Акация» на Французском бульваре разместил более 100 членов «Правого сектора»*, санаторий им. Горького — около 150 неизвестных боевиков. На спортивной базе в Новой Дофиновке разместилась организация «Світле майбутнє України», одна из бывших сотен «Самообороны майдана», около 70 человек. Также неопознанные боевики были размещены на базе отдыха перед Новой Дофиновкой, всего около 100 человек. База отдыха «Экономист» на Каролино-Бугазе и соседняя с ней были заселены «Самообороной Майдана» в количестве не менее 300 человек. Помимо крупных баз отдыха и лагерей большое количество боевиков размещалось на съемных квартирах в Одессе. К событиям майской резни были привлечены Николаевская, Ровненская и Хмельницкая самообороны, их поселили в районе ул. Говорова, Французского бульвара и Ленпоселка.

О желании властей разогнать Куликово поле и роли Парубия недвусмысленно заявил экс-руководитель одесской милиции Дмитрий Фучеджи, утверждавший, что требование исходило от губернатора Владимира Немировского.

«Губернатор неоднократно требовал от руководства Главка зачистить палаточный городок силами милиции. На что получил отказ, и привлекли силы, подконтрольные Парубию. Что было и сделано», — говорил Фучеджи.

Его предшественник на должности — Петр Луцюк — также говорил о вооруженных сторонниках Майдана, наводнивших город, которые курировались высокими чиновниками из Киева и их ставленниками в Одессе.

Непосредственно в день 2 мая в 12.00 в управлении прокуратуры Одесской области проводилось совещание на тему «Состояние организации работы по противодействию проявлениям сепаратизма, общественного противостояния и обеспечения законности и правопорядка в Одесском регионе». Его вел заместитель Генерального прокурора Украины Николай Банчук, а присутствовали все ключевые силовики региона — руководители областной прокуратуры, МВД, СБУ, а также командиры воинских подразделений, которые базировались в области. Интересно, что совещание проводилось с выключенными телефонами. Это наводит на мысль о преднамеренном сговоре «сверху» для дезорганизации деятельности местных правоохранительных органов, которые не смогли оперативно отреагировать на столкновения в центре города.

Шанс предотвратить масштабное кровопролитие был у Луцюка — он должен был ввести в действие «план Волна», предполагающий меры по ликвидации массовых беспорядков в городе. Однако по невыясненным до сегодняшнего дня причинам главный милиционер области этого не сделал. Более того, ряд участников «Куликова поля» прямо обвиняют его в сговоре с Парубием: когда Луцюк лично прибыл для переговоров с забаррикадировавшимися в торговом центре "Афина" «антимайдановцами», правоохранитель утверждал, что ему «звонил Парубий и спрашивал, почему он не дает патриотам расправиться с сепаратистами».

Единственным, кто пытался хоть как-то помешать совершению кровавого побоища, был Дмитрий Фучеджи, занимавший должность заместителя начальника обл МВД по вопросам общественной безопасности. Он получил ранение от сторонников Майдана на Греческой площади и даже после этого старался развести противоборствующие стороны. Однако сил для этого у него явно не хватало — в его распоряжении находились лишь несколько сотен милиционеров.

Следует отметить, что на роль Парубия в организации одесской бойни указывал один из грузинских снайперов Цезари Баджалидзе. Во второй части фильма «Площадь разбитых надежд», вышедшей в Израиле в прошлом году, Баджалидзе утверждает, что по договоренности с Парубием он вошел в группу наемников, которые устроили побоище и пожар в Доме профсоюзов в Одессе 2 мая 2014 г. По его словам, Парубий формировал группы активистов для подавления сепаратистских мероприятий в разных в регионах Украины. Перед прибытием в город им ставилась задача — ликвидировать лагерь противников Майдана на Куликовом поле.

Попытка Парубия сместить внимание общественности

Интересно, что сам Парубий, опубликовавший у себя в Facebook текст запроса ГБР, обвинение не отрицал, признаваясь, что и на Майдане, и в АТО, и во время защиты регионов, он делал всё возможное, для подавления «русской весны» и «защиты Украины».

«Вот такой документ. Но на самом деле не удивил. Вот что удивило, так то, что в тексте не было (пока что) формулировок об «организации, координации и осуществлении Парубием государственного переворота под кодовыми названиями «Майдан», «революция достоинства», о «незаконном отстранении от власти законно избранного президента Януковича», о «захвате власти организованной преступной группой», о «преступном противодействии государственной политике реинтеграции Украины в единое пространство с братской Российской Федерацией» и т.д. Хотя, это уже достаточно определенно прочитывается между строк», — прокомментировал ситуацию нардеп от «Европейской солидарности».

Этим пассажем он пытается отвлечь внимание от сути предъявленных обвинений, сместив акцент от организации бойни 2 мая к вопросу законности Майдана как такового и смещения Януковича. Тем самым он создает видимость «политического преследования», мобилизуя общественность в свою поддержку — от порохоботов и политиков, которые причастны к ужасам последних 5 лет до рядовых граждан, еще не избавившихся от «майданных» иллюзий.

Есть ли перспективы у громкого дела?

Одесский журналист, главный редактор издания «Таймер» Юрий Ткачев скептически относится к самому факту открытия уголовного производства, напоминая многочисленные дела против Порошенко, ибо непосредственно Парубию подозрения не предъявлялось.

«Согласно опубликованному Парубием документу, дело открыто по факту именно его действий. Т.е. не некоего «неустановленного лица», а именно конкретно Парубия. И здесь есть два варианта: либо следствие нашло некие улики, указывающие именно на роль Парубия в этих событиях. Но тогда неясно, почему Парубию уже не предъявлено подозрение в совершении преступления. Не обвинения, подчеркну, а подозрения. Или это всё только пустопорожний пиар и политическое шоу, вроде всех этих дел Порошенко (по которым, напомним, тоже не спешат предъявлять подозрения). Особенно смущает тот факт, что ГБР затребует в Раде материалы работы Временной следственной комиссии по событиям 2 мая. Материалы эти не являются секретом, они были опубликованы, мы их разбирали. И этого вполне достаточно чтобы понять, что в этих материалах нет ровным счётом ничего ценного», — написал Ткачев в своем Telegram-канале.

По его мнению, действующая власть не заинтересована в серьезном расследовании преступлений предыдущего режима.

«События последних месяцев заставляют меня сильно усомниться в том, что нынешняя власть заинтересована в реальном расследовании хоть чего-то из серьёзных художеств предыдущей. И особенно когда речь идёт о деле 2 мая, в котором на всю длину торчат уши одного из ключевых спонсоров нового президента Украины», — заключил Ткачев.

В любом случае, если Зеленский и его команда действительно стремится порвать с эпохой Порошенко, то следствие в отношении Парубия — одного из одиозных деятелей той эпохи — должно пройти полноценно, в рамках установленных законом процедур, а его истинная роль в трагедии 2 мая, должна быть установлена. Пока что все слова о громких посадках бывших чиновников остаются лишь декларациями.

* Деятельность организации запрещена на территории РФ