В 2018-ом этот термин киевские журналисты употребили, рассказывая о том, как боевики этой группировки издевались и тащили в СБУ бразильского ополченца Рафаэля Лусварги.

В ответ нацисты С14 обиделись, подали в суд, требуя извинений и компенсации за моральный ущерб, и выиграли дело.

Пикантности ситуации придает тот факт, что судились С14 именно с «Громадським», созданным накануне Майдана на средства западных грантов. Ранее «Громадське» регулярно оправдывало деятельность радикальных националистов и неонацистов на Майдане, утверждая, что их роль, дескать, преувеличивают российские СМИ. Но в ходе защиты журналисты апеллировали именно к тому, что С14 неоднократно называли нацистами или неонацистами западные СМИ. Однако, как оказывается, Запад не указ киевским судьям, если речь идет о боевиках, услугами которых пользуются представители власти и силовые структуры.

Напомним, что в одном из интервью лидер группировки, Евгений Карась, признавался в сотрудничестве с СБУ, а в начале этого года он же ездил вместе с Порошенко и генпрокурором Юрием Луценко на получение «томоса» в Стамбул. Теперь же грантоеды из «Громадського» должны извиниться перед нацистами и уплатить 3,5 тысячи гривен судебных издержек.

«Ненацисты» потому что украинцы

Адвокаты «Громадського», чтобы доказать оправданность именования группировки С14 неонацистами, ссылались на фото, где Евгений Карась «зигует», на что тот ответил, что лишь «троллил» коммунистов, находившихся неподалеку, и вообще просто «шутил».

Адвокаты «Громадського» ссылались и на антисемитские высказывания лидеров С14, на погромы цыган и нападения на украинских левых. Однако все эти аргументы суд не принял во внимание. В качестве доказательства того, что они не нацисты, деятельность которых запрещена по закону, боевики С14 ссылались лишь на то, что они патриоты, а стало быть, нацистами быть не могут, а также привели на суд двух добровольцев из Азербайджана и Армении, заявивших, что С14 их лично никак не дискриминируют. Этот же «железный» аргумент могли бы в свое время использовать и немецкие нацисты, в рядах которых, как известно, воевали представители других национальностей.

Не принял суд во внимание и использование С14 такого неонацистского символа, как кельтский крест. Не является проявлением нацизма, по мнению судей, и организация этой группировкой «Кубка молодого футбола только для белых детей» (где боевики организации позируют в футболках со свастикой, вскидывая руку в нацистском приветствии). Не признал доказательством суд использование в своих аккаунтах в соцсетях членами этой группировки графического символа руны «Тайваз» (Тюр»), в свое время использовавшейся «Гитлерюгендом». Отсылки названия группировки С14 к «14 словам» теоретика современного неонацизма Дэвида Лэйна («Мы должны защитить само существование нашего народа и будущее для белых детей») для суда тоже не аргумент.

Без внимания оставил суд и тот факт, что данную группировку внесли в список неонацистских и террористических на международном ресурсе TRAC (Terrorism Research & Analysis Consortium).

Аргумент Евгения Карася в этом отношении тоже был «железным»: TRAC считают террористическими и такие украинские группы, как «Правый сектор» и «Азов», а это говорит о том, что их внесли туда якобы по заказу «сепаратистов». Киевский суд отклонил аргументы адвокатов «Громадського» о том, что С14 называли нацистами агентство Reuters, Washington Post и даже парламент Великобритании. Все аргументы разбивались на суде о заявления о патриотизме группировки и участии ее членов в АТО и ООС.

Какие еще должны быть доказательства? Если нацистами не являются те, кто «зигует», использует свастику и кельтский крест, громит цыган, коммунистов, позволяет антисемитские высказывания и признан нацистами даже западными правозащитниками, то кого вообще можно считать нацистом? Похоже, что даже если бы боевики С14 маршировали по Киеву в эсэсовской форме и сгоняли евреев, цыган и коммунистов города в концлагеря, нацистами бы они не считались. Ведь и эти действия они могли бы объяснять патриотическими побуждениями — например тем, что защищают таким образом украинский народ от инородцев.

«Дыры» закона о декоммунизации, через которые пролазят неонацисты

Решение Киевского хозяйственного суда говорит, прежде всего, о том, что закон о декоммунизации (осуждение «нацистского и коммунистического режимов») действует однобоко. Согласно этому закону, нацистами в принципе не могут быть признаны украинцы, а украинской версии нацизма не может быть в природе. Нацизм или фашизм, по этому закону, возможен немецкий, венгерский, русский, американский, но только не украинский.

Аналогичным образом происходит и манипуляция понятиями при осуждении коммунизма по этому закону. В июле этого года Конституционный суд Украины отклонил иск ряда оппозиционных депутатов о признании закона о декоммунизации неконституционным. По логике судей, это подорвало бы основы украинской государственности, поскольку коммунизм они считают исключительно не украинским, а внешним (российским) явлением.

По логике украинских судей получается, что весь государственный аппарат УССР был «неукраинским», словно бы все чиновники, силовики и депутаты до 1991 года завозились откуда-то из Сибири или Подмосковья. Иными словами, коммунисты, как и нацисты в принципе не могли и не могут быть украинцами. Разница лишь в том, что в словосочетании «украинский нацист» автоматически удаляется термин «нацист», а в словосочетании «украинский коммунист» — слово «украинский». Таким образом, получается, что национальная идентичность подменяется политической идентичностью, а именно взглядами, которых придерживается группировка С14. Как следствие, такие группировки, поддерживаемые 1-2% населения, получают моральное право говорить от имени всего многомиллионного народа и навязывать ему свои идеи, невзирая на результаты голосований.

Кроме того, такая подмена понятий позволяет навязывать определенные нормы поведения. Этническая принадлежность — категория нейтральная, не обязывающая человека действовать каким-то определенным образом, а вот подмена ее определенной идеологической установкой может позволить ее идеологам заставить человека идти воевать против «врагов нации», обозначенных Евгением Карасем.

Как украинские либералы-патриоты стали «врагами нации»

Здесь мы сталкиваемся с той же логикой, что и в процессе отрицания характера гражданской войны на Донбассе — отказом принять тот факт, что против киевского правительства могут воевать граждане Украины.

В 2014 году жители Мариуполя, Славянска и Горловки могли сколько угодно тыкать украинскими паспортами в камеры журналистов того же «Громадського», тем не менее, их все равно называли «российскими агентами». Можно без преувеличения сказать, что нынешнее фиаско в суде является прямым следствием деятельности журналистов «Громадського», годами оправдывавших неонацистов и давших им почувствовать полную безнаказанность. Сейчас лидер С14 Евгений Карась не считает даже их «украинцами», называя российскими агентами ФСБ.

«Правда победила. Шавки ФСБ вынуждены извиняться. Левое российское либеральное медиа «Громадськое» очень переживало, что в Киеве националисты задержали боевика-сепаратиста Лусварги. Ситуация для «Громадського» была очень тяжелой. Сложно избрать тактику, как защитить боевика. Все поддержали данную акцию. Но ведь нужно было как-то выслужиться перед Россией. Одной из «Громадського, Наталье Гуменюк, нужно пойти опять погулять в Петербурге во время войны. В редакции придумали ход конем. Сугубо для иностранной аудитории «Громадське» написало, что задержание проводили не украинцы, а нацисты», — так комментирует решение суда лидер С14, Евгений Карась.

Подчеркнем его последнюю фразу, в которой заключается суть украинского политического проекта: «не украинцы, а нацисты». Опять же мы видим, как, с благословения суда, подменяются политические взгляды и этническая принадлежность.

По сути, Евгений Карась и прочие украинские нацисты придерживаются принципа «государство — это я». Следовательно, «неукраинцами» для них будут становиться даже абсолютно украиноязычные журналисты и даже украинские нацисты из конкурирующих группировок. В этом они следуют логике украинских националистов прошлых времен, для которых важно было не интегрировать, как можно большее количество людей, а убрать всех потенциальных конкурентов в борьбе за должности и денежные потоки, вне зависимости от этнической принадлежности и используемого языка. Если даже вдруг случится чудо и все население Украины заговорит на чистейшем львовском диалекте, Евгению Карасю или Владимиру Вятровичу придется изобретать какой-нибудь другой критерий отсева — например, измерять черепа. Однако даже в этом случае нацизмом это на Украине считаться не будет, так как это «может повредить репутации».

Данное решение суда говорит не только о том, что в нем засели судьи, лояльные Порошенко, вроде Юлии Картавцевой, принимавшей данное решение. Уже после победы Владимира Зеленского на выборах Евгений Карась вошел в общественный наблюдательный совет Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), несмотря на критику С14 со стороны западных партнеров, в частности за выделение неонацистам средств из госбюджета.

Решение Киевского хозяйственного суда говорит еще и о том, что нацисты и дальше могут действовать на Украине безнаказанно. Как говорил недавно в интервью изданию Украина.ру адвокат Андрей Гожий, украинские радикалы, как служили Порошенко, так будут служить и новой власти.

«Я думаю, что у радикалов будет всё хорошо, они служили той власти, теперь будут служить этой власти. По крайней мере, посыла от Зеленского о том, что надо навести порядок, мы не видим», — говорит адвокат Гожий, подчеркивая, что после выборов на Украине изменились только лица, но система осталась прежней.

Ну, а в дальнейшем «ненацисты» из С14, вероятно, смогут через суд обязать киевских журналистов величать их не иначе, как «великими арийскими воинами».