Вопрос подачи днепровской воды через Северо-Крымский канал вновь стали широко обсуждать после заявления советника президента Украины Даниила Гетманцева, сказавшего 6 июля в эфире вещающего из Киева крымскотатарского телеканала ATR: «На сегодняшний день у нас в партии не сформирована позиция по этому вопросу. Лично я считаю, что, отключая водоснабжение оккупированным территориям, мы вредим людям, которые являются нашими гражданами. Мне кажется, что это не тот метод, который нужно использовать для возобновления контроля за нашими территориями».

«Наша задача как раз и состоит в том, чтобы минимизировать доходы оккупантов на этой территории и сделать удержание захваченного полуострова непосильным для агрессора. За все время войны перекрытие Северо-Крымского канала стало самой эффективной с точки зрения воздействия на врага невоенной операцией, осуществлённой Украиной», — заявил 7 июля в Facebook кандидат в депутаты Верховной Рады от партии «Сила людей» Андрей Сенченко, ранее, в 2007—2014 годах, три созыва парламента избиравшийся по списку «Батькивщины» и возглавляющий региональное отделение этой партии в так называемой Автономной Республике Крым.

Год назад в интервью радио «Крым.Реалии» (проект Радио «Свобода») Сенченко напомнил о том, как в 2014 году, «в качестве замглавы Администрации президента — это была дополнительная нагрузка… практически единолично принимал решение о перекрытии Северо-Крымского канала».

Почему эта тема актуализировалась именно сейчас?

13 июня Алексей Журавко, два созыва Верховной Рады в 2006—2012 годах представлявший в ней во фракции Партии регионов Херсонскую область, написал в Facebook: «Блокада Северо-Крымского канала вылазит боком жителям Херсонской области. Село Раденск, Маячка Олешковского района (Цюрупинский р-н), топит. И во всем виноваты власти Херсона и киевские чиновники, ведь дренажная система и Северо-Крымский канал строился не для тупых и не для блокады. А для увеличения пахотных земель, лесных угодий, и для развития сельского хозяйства, выращивания плодовых, ягодных культур — земледелия… Самое страшное впереди: первая экологическая катастрофа — это засаливание плодородной земли, вторая — обезвоживание, третья экологическая катастрофа, когда переизбыток воды, села утопают, канализационные стоки и химия попадают в подземные грунтовые воды».

Вывод, который сделал Журавко: «Уже сегодня надо подниматься, заставить срочно открыть Северо-Крымский канал, восстановить работы всех насосных станций, дренажной системы. Иначе будет беда, еще раз повторюсь. Херсонцы, уже сегодня идут необратимые процессы из-за этой никому не нужной блокады, последствия, что были нанесены этой властью за 5 лет, мы будем устранять десятки лет, а может, и сотни».

14 июня интервью с Журавко показал интернет-телеканал News Front, созданный в 2014 году непосредственными участниками «Крымской весны».

В свою очередь, официальные чиновники полуострова высказались в том ключе, что никакая днепровская вода Крыму не нужна.

«Нам вода от Украины не нужна. Она жутко загрязненная… Они пусть сами разбираются со своими проблемами, — заявил 14 июня журналистам председатель Госсовета (парламента) Республики Крым Владимир Константинов. — Вопрос подачи воды в Крым из Украины сейчас остро уже не стоит. Мы живем пять лет без этой воды, сельское хозяйство к этому приспособилось».

В аналогичном ключе высказался 30 июня и депутат Госсовета от «Единой России» Владислав Ганжара: «Что касается Северо-Крымского канала, то полуостров уже давно привык к отсутствию воды по этой артерии… Полуостров прекрасно развивается и живет без днепровской воды уже на протяжении пяти лет».

Между тем, 5 июля в Армянске прошел согласованный властями пикет за возобновление подачи воды на полуостров по Северо-Крымскому каналу, собравший около 100—150 человек. Организаторами акции выступили известные по событиям 2014 года пророссийские активисты (например, казачий атаман Сергей Акимов, награжденный медалью «За возвращение Крыма»), делегировавшие представлять их требования президенту Республики Крым в 1994—1995 годах Юрию Мешкову, также принявшему участие в пикете. Ранее, 13 июня, Мешков прямо высказался за необходимость переговоров с Украиной для возобновления водоснабжения Крыма днепровской водой.

Так существует ли проблема с водой на полуострове? Интересно, что даже в статье местной «Комсомольской правды», опубликовавшей 30 июня заявление Ганджары, далее сообщается: «В Крыму за 25 миллиардов рублей проведут реконструкцию Межгорного водохранилища. Это позволит бесперебойно обеспечивать водой Симферополь, северную часть Севастополя, Саки и Евпаторию». То есть сейчас вода идет с перебоями?

Действительно, как прямо сказал 18 марта 2019 года на встрече с посетившим Крым президентом Владимиром Путиным сопредседатель регионального отделения Общероссийского отделения народного фронта в Севастополе Владимир Немцев: «Но, к сожалению, есть, как вы сами сказали, проблема с водоснабжением Крыма. Да, действительно, есть сложности с количеством и качеством воды на всём полуострове. Это касается и качества питьевой воды, дефицита её в Севастополе в годы малой водности, это касается и дефицита воды в Симферополе, в Евпатории, других центрально-западных территориях Крыма. Понятно, что всё это связано с прекращением подачи воды Украиной».

«Мы это прекрасно понимаем, знаем об этом и над этим работаем. Разные варианты рассматриваются: и строительство новых водоводов, и бурение, и опреснение, для промышленных нужд прежде всего», — ответил ему президент.

10 июня о наличии нерешенных проблем в Крыму заявил в ходе видеомоста Москва — Симферополь в пресс-центре МИА «Россия сегодня» председатель комитета Госдумы Российской Федерации по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов: «Я считаю, что усилия, которые предпринимаются сегодня, недостаточны. В том числе с точки зрения профильного министерства — Минприроды. Республика Крым является одним из субъектов РФ, кому федеральная помощь особенно необходима».

Проблемы с водой, возникшие в 2014 году, повсеместно (и в Севастополе тоже) решались путем интенсивного бурения артезианских скважин. «Что касается северных территорий Крыма, то там промышленные предприятия для своих нужд берут воду из подземных источников. Глубина скважины доходит до 85 метров. Из тех же источников обеспечивается водой и население, как, например, в Армянске. Понятно, что забор, изъятие таких больших объёмов воды из подземных источников негативно влияет на качество воды для населения», — напомнил на встрече с президентом Немцев.

А вот свежие сообщения с мест. На встрече с населением, прошедшей 3 июля, председатель Сакского районного совета Николай Россоловский вынужден был отвечать на многочисленные жалобы по поводу наличия и качества воды: «Сейчас в Воробьёвском сельском поселении водоснабжение осуществляется из трёх артезианских скважин. К сожалению, дебет (производительность скважин. — Авт.) за 20 лет использования упал на 70%. Администрация Сакского района, сельского поселения совместно с ООО «Крымская водная компания» ищет способы решения сложившейся проблемы с водообеспечением жителей евпаторийской зоны».

Проблема в том, что скважины качают воду из подземных слоев, которая уже содержит соли (как за счет наличия таковых в почве, так и контактов с морем). В прошлом году, отдыхая в Тарханкутском районе Крыма (Саки как раз по пути туда), я обратил внимание на вкус воды, которая идет из крана — она солоноватая, напоминает минералку.

Вследствие этого, во-первых, происходит засоление верхних слоев почвы солями, которые выкачиваются вместе с артезианской водой, во-вторых, пресной воды в глубинных слоях становится все меньше, а соленой — все больше. «Проблема засоления подземных горизонтов особенно остро отмечается в Красноперекопском, Нижнегорском, Советском районах РК. Одна за другой артезианские скважины перестают давать воду, начинается засоление почвы», — пишет 16 июня на сайте «Свободная Пресса» (такой же ультрапатриотический ресурс, как и News Front, только базирующийся в Москве) симферопольский политолог Илья Смирнов.

Смирнов цитирует и типичные сообщения в соцсетях по этому поводу: «Обалдеть. У нас на даче в Западном Крыму всё засохло! Из скважины вода идет солёная!» «Вчера только уехал родственник жены из Красноперекопска. Говорит, с водой полный капец. Солончаки прут ударными темпами. Вода, которую качают, уже солоноватая. Поселки вокруг заброшены, все от засоления сгорело — и сады, и остальное, теперь там просто мертвые солончаки». И отмечает: «За пять лет, когда украинская сторона перекрыла Северо-Крымский канал, орошаемый клин крымского земледелия сократился с 400 до 15 тысяч гектаров. Пытаясь найти выход, народ занялся засухоустойчивой пшеницей, экономным капельным орошением, развитием овцеводства на новых солончаках».

А кто-то просто покидает ставшую отравленной землю.

«Днепровская вода была нужна не только для наполнения водохранилищ, это поддержание водного баланса за счет фильтрации. За счет полива и всего остального поддерживался водный подземный горизонт», — напомнил  в прошлом году украинскому сайту «Обозреватель» Амет Маметов, еще летом 2014 года являвшийся начальником Управления по вопросам эксплуатации объектов водопроводно-канализационного хозяйства Министерства ЖКХ Республики Крым.