Так начинался Евромайдан.

Это уже потом было «зверское избиение студентов», послужившее спусковым крючком для «революции достоинства». Затем были кровавые столкновения демонстрантов с силовиками, расстрел на Майдане и бегство из страны президента Виктора Януковича. События тех дней впоследствии назовут «революцией достоинства», а на государственном уровне 21 ноября будут отмечать как День достоинства и свободы.

Властные кабинеты заняли люди, которые обещали народу сказочное благоденствие: европейские стандарты жизни, европейские пенсии, зарплаты и возможности. На деле же экономика Украины рухнула в пропасть. Спустя пять лет после Евромайдана на Украине нет никаких перемен к лучшему. Пришедшие к власти политики ничем не отличаются от предшественников, в стране процветает коррупция, экономика балансирует на грани очередного кризиса, цены и тарифы растут, трудовая миграция приобрела угрожающие масштабы.

Эффект домино

За первые два года после Майдана экономика Украины обрушилась на 20%, гривна потеряла два трети своей стоимости, инфляция впервые за новейшую экономическую историю после 90-х годов раскрутилась до катастрофического уровня в 50%. Уровень безработицы вырос до рекордных после кризиса 90-х годов 11%, и это только по методологии Международной организации труда, а по факту может быть еще хуже, ведь существует и скрытая безработица. Произошел коллапс украинского экспорта.

Были ожидания, что в стране будут активно проводиться структурные реформы и Украина в короткие сроки наверстает упущенное. Однако реформы проводятся настолько медленно, что можно говорить об их имитации. Украина живет, не имея реальной концепции, куда она хочет прийти, бросаясь из крайности в крайность, а в экономической политике доминирует популизм.

Борьба с коррупцией на Украине реально не ведется, создана масса структур, а в действительности коррупция только выросла. Политическая нестабильность породила девальвацию, закрытие предприятий и банков. И это все тянет страну вниз.

Сработал эффект домино: если бы не было майданов, у нас не было бы обвала гривны, экспорта, ВВП и, конечно, значительно бы выросли пенсии, а инфляция была бы небольшой. И если бы не было Майдана, то, скорее всего, и не было бы потери Крыма и вооруженного конфликта на Востоке. Возможно, не было бы и супербольшого экономического роста, но реальные доходы населения бы ощутимо выросли. Тем более что в стране работали антиинфляционные стабилизаторы: с 2010 года зарплата существенно росла, а цены — нет: население излишки денег размещало на депозитах в банках. Но ошибки, допущенные руководством Национального банка Украины, привели к ослаблению надзора за деятельностью банковской системы, и многие банки просто исчезли. Доверие к банковской системе как таковое было подорвано.

Пять лет после Евромайдана. Экономические итоги

Иллюзорный рост экономики

Номинальный ВВП Украины по итогам 2013 года составил 1,455 трлн грн, в долларовом эквиваленте — $183,3 млрд. Экономика выросла на 4,3% по сравнению с предыдущим годом. В 2017 году рост ВВП страны по сравнению с 2016 годом составил 2%, объем ВВП — 2,98 трлн грн, или $112,2 млрд. При этом ВВП на душу населения в 2013 году назад составлял $ 4030,3, а в 2017 году — $2640,3.

Сейчас Госстат констатирует, что украинская экономика растет вот уже 11 месяцев подряд, и за третий квартал 2018 года ВВП Украины вырос на 2,8%. Но те же 11 месяцев растут и цены на мировых сырьевых рынках, а, как показывает новейшая история, украинская экономика демонстрирует рост только на фоне улучшения внешней конъюнктуры. Несмотря на бравурные заявления украинских властей, о выходе экономики и торговли из кризиса последних лет пока говорить рановато, считает экономический аналитик Александр Рябоконь.

«По состоянию на 2018 год доля стран ЕС в товарообороте составляет около 43% (импорт — 43%, экспорт — 42%). Доля стран СНГ в товарообороте составляет около 20% (импорт — 24%, экспорт — 15%), доля других стран — 37% (импорт — 33%, экспорт — 43%). Рост товарооборота за 8 месяцев 2018 года с упомянутыми группами торговых партнеров составил приблизительно одинаковую цифру — 14-15% по сравнению с аналогом прошлого года. Однако если в торговле со странами ЕС некоторую позитивную динамику показывает экспорт, то со странами СНГ растет импорт. Кроме того, позитивная динамика прослеживается преимущественно в процентах. Если в 2012 году Украина экспортировала товаров и услуг более чем на 69 млрд долл., то, допустим, за 2017 год этот показатель составил около 43 млрд долл. Но это все же лучше, чем в 2016 году, когда украинские компании смогли продать на внешние рынки товаров лишь на 36 млрд долл. Согласно данным ГФС, экспорт товаров из Украины в страны ЕС за январь-август вырос 2018 года на 18% до 13 млрд долл., импорт — на 10 % до 15,5 млрд долл. Отрицательное сальдо за 8 месяцев составляет 2,4 млрд долл. Со странами СНГ (за тот же период) экспорт вырос на 4% — 4,6 млрд долл., импорт на 21% до 8,3 млрд долл.», — сказал Александр Рябоконь в эксклюзивном комментарии изданию Украина.ру.

Как отметил аналитик, на фоне некоего оживления и роста торговли проявляется «давняя болезнь» украинской экономики — рост дефицита торгового баланса (в 2018 году перешагнул цифру в 5 млрд долл). «Если ранее, лет 5-10 назад, дефицит покрывался преимущественно за счет инвестиций и трансфертов из-за рубежа, то сейчас с этим весьма туговато», — отметил Александр Рябоконь.

Что касается роли ЗСТ с ЕС, то, по мнению эксперта, большой пользы украинской экономике она не принесла, особенно если смотреть на цифры валютных поступлений и структуру экспорта.

«Просто потому, что за последнее время существенно увеличилась сырьевая доля в структуре украинского экспорта, руд и полуфабрикатов металлургической отрасли, а также изделий из давальческого сырья, которые, естественно, высокой добавленной стоимостью похвастаться не могут. По большому счету, ЕС так и не открыл свой рынок украинским товарам, кроме небольших ежегодно выделяемых квот для беспошлинного импорта. Преимущественно экспортируют те отрасли, кто и до этого торговал. Тем более он не мог и не собирался компенсировать объемы падения торговли с РФ и странами СНГ. Зато некоторые страны ЕС смогли использовать себе во благо высвободившуюся на Украине рабочую силу», — констатировал Алксандр Рябоконь.

Удар по доходам граждан

За последние пять лет, которые прошли после победы «революции достоинства», самым сильным экономическими потрясениями для украинцев стали резкий рост цен и повышение тарифов на коммунальные услуги. Потребительские цены выросли практически в два раза — 94,3%. Главным драйвером их роста стала девальвация гривны: до Майдана доллар был по 8 грн, а сейчас перевалил за 27 гривен. Цены практически на все продукты питания, за исключением овощей борщевого набора, сравнялись с ценами стран Восточной Европы. Тарифы на газ для населения за пять лет поднялись в 11 раз, отопление стало обходиться в 5,5 раза дороже, электроэнергия — в 4 раза.

При этом доходы среднестатистических украинцев упали: если в ноябре 2013 года средняя зарплата на Украине составляла 3268 грн ($408,5), то в& сентябре 2018 года — 9042 грн ($326). По данным Пенсионного фонда, средняя пенсия на Украине в 2013 году составляла 1500 грн, примерно $183, в июле 2018-го — 2446 грн ($66 по текущему курсу).

В связи с ростом тарифов без пропорционального увеличения доходов количество семей, которые не могут самостоятельно оплатить жилищно-коммунальные услуги, то есть бедных, увеличилось в 5,8 раз. Общее количество таких лиц в 2017 году достигло 24 млн 640 тыс. человек, или 58,7% от всего населения Украины. Для сравнения, в 2014 году бедных насчитывалось 4 млн 200 тыс. человек, или 9,2%. Почти половина (49,5%) населения Украины оказалась не в состоянии самостоятельно себя обеспечивать, оплачивая собственные счета.

Пять лет после Евромайдана. Экономические итоги

Куда идешь, Украина?

По прогнозу исполнительного директора Международного фонда Блейзера Олега Устенко, по результатам 2018 года украинская экономика достигнет 90% уровня 2013 года.
«То есть не удалось отвоевать те позиции, с которых мы падали, и это притом что мы не рассчитываем ВВП в долларовом эквиваленте. В долларовом эквиваленте все будет выглядеть гораздо трагичнее за счет того, что произошла серьезная девальвация гривны — за этот период времени национальная валюта потеряла две трети своей стоимости. А кумулятивный уровень инфляции составил 2,5 раза, то есть 2,5 тысячи гривен в конце 2018 года равны 1000 гривен конца 2013-го по своей покупательной способности, если базироваться на статистике Госкомстата. Конечно, украинская экономика растет, начиная с 2016 года, но этот рост настолько слаб, что, во-первых, не дает возможности выйти на уровень 2013 года», — сказал Олег Устенко в комментарии изданию Украина.ру.

Более того, подчеркнул экономист, экономики соседних стран развиваются гораздо более высокими темпами.

«За третий квартал текущего года украинская экономика, согласно предварительным данным, выросла на 2,8%, но обращает на себя внимание, что происходит у стран-конкурентов на западной границе Украины. Например, экономика Румынии в том же третьем квартале выросла на 7,8% — в 2,5 раза больше, чем украинская, а экономика Польши — на 7,1%. То есть украинский экономический рост минимален и свидетельствует только о том, что расстояние между нами и нашими ближайшими соседями в экономическом плане может увеличиваться. К сожалению, без активных реформ не обойтись. Поэтому, несмотря на громкие заявления украинского политического класса, коалиционное соглашение, которое было подписано и должно было обеспечить Украине высокие темпы экономического роста в конце концов, не было выполнено. Оно постоянно обсуждалось и оспаривалось различными политическими игроками, политической воли было недостаточно. А сейчас мы видим очень четкую попытку на фоне пика политического цикла, как обычно в нашей стране, найти виноватого, не объяснить, почему все случилось, а именно найти виноватого. И традиционно для Украины пытаются сделать виноватым премьера, хотя ответственность лежит прежде всего на политических игроках, а действующий премьер в данном раскладе не является политическим игроком и даже не имеет своей политсилы», — считает Устенко.
По его мнению, ответственность прежде всего лежит на парламентариях — на всех тех, кто подписывал коалиционное соглашение, определял путь развития страны и в итоге не выполнил его.

Как подчеркнул экономист, к сожалению, ситуация для Украины резко меняется к худшему в связи с изменениями геоэкономической обстановки.
«Конкуренция за притоки инвестиций в мире резко увеличивается на фоне перетока капитала из одних в другие центры тяжести — прежде всего с развивающихся рынков в сторону Соединенных Штатов Америки, с одной стороны. С другой стороны, увеличивается потребность в капитале, потому что все развивающиеся рынки нуждаются в активной закачке капитала. Получается, что уровень конкуренции за инвестиционный ресурс резко увеличился, то есть за меньший пирог начали конкурировать больше стран и все пытаются откусить как можно больше для себя. И многие успешно откусывают, многие активно развиваются. Я уже привел пример Польши и Румынии, но это статистика третьего квартала, но если посмотреть на Монголию, то с 2010 года среднегодовые темпы роста ее экономики не ниже 10%. Вьетнам, Лаос не растут ниже, чем 6% в год. Я уже не говорю о таких лидерах роста, как Индия и Китай, которые растут реально быстро и активно. И этом на фоне — Украина: крайне низкие темпы роста из-за некачественных условий ведения бизнеса плюс увеличившийся уровень коррупции», — пояснил Устенко.

По его совам, результатом этого являются крайне низкие притоки инвестиций.

«По итогу этого года будет около 2,5 миллиарда долларов прямых иностранных инвестиций. Это в 4 раза меньше наших исторических максимумов, и чуть ли не в 2 раза ниже, чем приток инвестиций в последний неуспешный год предыдущей власти — в 2013 году мы получили 4,5 миллиарда. Конечно, Украина за четыре года продвинулась в рейтинге Doing Business, но в сравнении с другими странами она достигла немногого, потому что другие менялись быстрее и активнее. Поэтому они начали расти гораздо более высокими темпами. Шутка ли, что уровень инфляции на Украине по результатам этого года будет около 10% — это второй с конца показатель по бывшему Советскому Союзу. Хуже Украины по результату 2018 года будет выглядеть, скорее всего, Узбекистан с 15% инфляции. И 10% инфляции уже это не воспринимается населением Украины трагически, как будто это стало новой нормой», — сказал Устенко.

По мнению исполнительного директора Международного фонда Блейзера, крайне негативным для Украины остается то, что ее экономика до сих пор находится на треть ниже уровня 1991 года.

«К сожалению, в то время, когда мировая экономика с 1991 года увеличилась в 2,5 раза, Украина все еще ниже уровня 1991 года. Каждый из политиков, который был на Украине, должен спросить себя: пытался ли он помочь этой стране и что он сделал не так? И это не означает, что прогресс на Украине невозможен, но для того, чтобы он был, просто необходима политическая воля, какой-то консенсус и, в конце концов, изменение модели роста. Нужен новый экономический курс», — заключил эксперт.