Меркель не собирается продвигать кого-либо в качестве своего преемника и не планирует занимать какие-либо посты в европейских структурах.

Заявление сделано после очередного оглушительного провала входящих в правящую коалицию партий на земельных выборах. Не успев зализать раны после баварского разгрома партнерской партии «Христианско-социальный союз» (ХСС), партия «Христианско-демократический союз» (ХДС) получила на земельных выборах в Гессене 27% против 38,3% на прошлых выборах, а СДПГ — 19,8% против 30,7% в 2013 году.

С точки зрения партийных интересов ХДС заявление Меркель — это грамотный ход. В партии, в связи с серией провальных земельных избирательных кампаний, явным падением авторитета Меркель, отказом общества от поддержки ее миграционной политики, а также нарастанием в Германии евроскептических настроений при абсолютном евроцентризме Меркель, нарастала оппозиция курсу федерального канцлера. После заранее прогнозировавшегося провала в Гессене эта оппозиция собиралась выступить и поставить вопрос о смене партийного лидера, после чего шансы Меркель удержаться на посту канцлера стремились бы к нулю.

Нас, кстати, это не должно было бы радовать, поскольку именно Меркель выдержала сильнейшее давление США, требовавших отказаться от «Северного потока — 2». Если бы новый канцлер, которому только предстояло бы укреплять свои политические позиции и зарабатывать авторитет, появился в Германии в конце 2018 — начале 2019 года, США несомненно попытались бы использовать вновь открывшееся окно возможностей для вывода Германии из проекта «Северный поток — 2».

Заявив о своем поэтапном уходе из политики до конца 2021 года, Меркель лишает внутрипартийную оппозицию повода для немедленного выступления. Отказавшись от продвижения своего преемника, она дает им возможность спокойно и без резких шагов привести своего человека к руководству ХДС уже в 2019 году, не разрушая существующий коалиционный баланс, который и так находится под ударом, поскольку социал-демократы заявили, что состояние правительства неприемлемо и, если в течение ближайших месяцев не будет продемонстрирован прогресс, СДПГ покинет коалицию.

Меркель пытается избежать досрочных выборов, которые ХДС однозначно проиграет, и дать партии время на перестройку рядов, выдвижение и раскрутку к выборам новых лидеров и адаптацию курса под новые требования избирателей.

С точки зрения интересов партии Меркель, как уже было сказано выше, поступает абсолютно оправданно. Можно сказать, что она оказывает своим однопартийцам последнюю услугу на посту канцлера. Но с точки зрения интересов Германии, а тем более интересов ЕС — не всё так благостно.

Меркель на ближайшие три года становится «хромой уткой». Учитывая роль канцлера в правительстве, это ослабит кабинет. Также будет ослаблена и правящая коалиция. СДПГ уже пытается отмежеваться от непопулярной политики Меркель. Единственное, что удерживает социал-демократов в коалиции — понимание, что досрочные выборы они проиграют с еще большим треском, чем ХДС. Тем не менее, при слабом уходящем канцлере и слабом правительстве, при ожидании серьезнейших изменений внутриполитического ландшафта, в коалиции начнется борьба личных амбиций, которая лишит ее устойчивости и вынудит правительство идти на постоянные уступки партнерам по коалиции в поисках компромисса.

В период острого внутриполитического и внешнеполитического кризиса Германией будет руководить слабое правительство, опирающееся на расползающуюся коалицию. Это явно не укрепит позиции Берлина ни в Европе, где Макрон претендует на перехват у Германии политической инициативы, ни в мире, сотрясаемом отчаянной борьбой теряющих вес США за сохранение статуса гегемона.

Меркель: Конец карьеры и европейский кризис

Также необходимо помнить, что Меркель является признанным лидером не только Германии, а и всего ЕС. Канцлер Германии — точка сборки всех евроцентричных сил. Заявив об уходе из политики, Ангела Меркель лишает еврооптимистов, сторонников сохранения и даже централизации ЕС, опоры на авторитетнейшего политика Европы. Тот же Макрон, хоть и не прочь занять оставляемое Меркель место лидера ЕС, пока явно не обладает необходимым авторитетом.

При этом позиции евроскептиков усиливаются. В 2019 году, на майских выборах в европарламент, они будут бороться уже не за попадание в его состав, а за получение большинства мандатов. Евроориентированная итальянская Corriere della Sera (одна из наиболее авторитетных газет в Италии. — Ред.) сравнивает ЕС с СССР периода Горбачёва, когда власти «говорили правильные вещи», а Союз «находился на последнем издыхании».

Европу как минимум ожидает смена элит, а как максимум — полное переформатирование нынешней политической конфигурации. До сих пор Меркель управляла этим процессом, не позволяя переменам стать слишком радикальными и дополнительно дестабилизировать и без того нестабильную ситуацию в ЕС. С Меркель считались и поляки, и Орбан, и новое итальянское правительство Конте-Сальвини, и австрийские правые, и вечно бунтующие из-за нехватки денег греки. Свой план поддержки мигрантов ей удалось продавить и поддерживать вопреки не только здравому смыслу и воле немецкого народа, но и вопреки общей позиции практически всего остального ЕС.

Никто не знает, кто будет новым федеральным канцлером и сможет ли он столь же незаметно, но эффективно использовать для подчинения союзников по ЕС германское финансово-экономическое доминирование. Объективно выдвигающийся на позицию лидера Евросоюза на период трехлетнего ухода Меркель Макрон не обладает необходимым для реализации жесткой евроцентричной политики авторитетом. Главное же, Франция не располагает германскими ресурсами. Тот же Сальвини, не менее амбициозный, чем Макрон, может разговаривать с ним на равных. Франция, конечно, стала после Brexit второй экономикой ЕС, но Италия не далеко отстала. Она третья, а долгами обременены обе.

Заявление Меркель о скором уходе, так же как оно стимулировало борьбу германских политиков за оставляемый ею пост национального лидера, катализирует аналогичный процесс и в ЕС. Борьба личных честолюбий политиков, яростно сражающихся за оставляемое Меркель место признанного политического лидера Европы, наложится на острые, постоянно нарастающие противоречия межу государствами, этими лидерами представленными. В такой ситуации Европе будет очень сложно удержать хотя бы формальное единство, не говоря уже о запуске процесса давно назревшего реформирования ЕС. Даже Меркель с большим трудом удавалось добиваться согласования позиций при принятии общеевропейских решений. Теперь это будет сделать еще сложнее, хотя единая позиция будет Европе гораздо нужнее.

В общем, сделав выбор в пользу партийных интересов, Меркель сделала свой растягивающийся во времени уход фактором дестабилизации — как германской политической жизни, так и всего Евросоюза. И тому и другому политическому механизму было бы легче справиться с острым, но краткосрочным кризисом, связанным со сменой политической команды, чем с вялотекущим, растянутым на годы.