Рядовые прихожане на Украине сейчас могут профинансировать лишь малую толику затрат своего прихода. А на автокефальную церковь сразу возложат и дополнительные функции: образовательные, патриотически-воспитательные, социальные. Но для этого автокефальная церковь должна получить часть существующей экономической системы во «временное пользование».

Сейчас на Украине действуют три православные церкви. Лишь одна из них — церковь Московского патриархата (УПЦ МП), входящая в структуру РПЦ, — признается другими православными церквями. Церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) и автокефальная церковь (УАПЦ) мировым православием не признаются.

В апреле этого года непризнанные церкви направили Константинопольскому патриарху Варфоломею прошения о предоставлении им автокефалии. Эти прошения поддержали президент и парламент Украины.

Против украинской автокефалии резко выступили в Москве. РПЦ считает Украину своей каноничной территорией, а УПЦ — единственной церковью, которая может легитимно действовать в стране.

Грех лжи. Обзор зарубежной прессы по теме автокефалии на Украине
Грех лжи. Обзор зарубежной прессы по теме автокефалии на Украине
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

К реализации плана увода украинских епархий Московского патриархата в подчинение патриарху Константинопольскому творцы «еврореволюции» приступили сразу же после победы Майдана. Уже 22 февраля Киевский патриархат поставил перед канонической церковью вопрос о немедленном слиянии. Чтобы аргумент был весомее, под Киево-Печерскую лавру пришла пара вооружённых сотен «Самообороны майдана». Слияние с самозванцами задумывалось именно под «омофором» подконтрольного США Константинопольского патриархата.

Константинопольская церковь

Константинопольская церковь имеет сложную и разветвленную структуру. Часть ее находится на ее канонической территории — в Турции, часть —  в Греции, однако значительно большая часть рассеяна за пределами этих стран. В Турции на данный момент остается около 3 тысяч православных — главным образом греков старшего поколения.

Юрисдикция Константинопольского патриархата распространяется на ряд епархий в странах Западной Европы, Северной и Южной Америки, в Австралии и Новой Зеландии, а также на Святую Гору Афон; к юрисдикции Константинополя относится и Финляндская автономная православная церковь. Американская архиепископия составляет самую важную часть Константинопольской церкви, являясь, если так можно сказать, ее экономическим и политическим оплотом. Также она самая большая по численности часть патриархата. Хотя украинские общины в Америке и Европе не имеют своих собственных епархий, они имеют своих архиереев, которые подчиняются вышестоящим церковным властям Константинопольского патриархата. Так, например, в Америке и Канаде это Американская архиепископия.

По данным 2005 года, Константинопольская православная церковь насчитывала около 3 млн последователей, при этом в Турции, на канонической территории, — всего несколько тысяч. Основная масса прихожан сосредоточена в Америке: в США — 1750 тыс., в Канаде — 230 тыс., в Аргентине — 25 тыс., в Чили — 15 тыс., в Уругвае — 10 тыс., также в некоторых других латиноамериканских странах. Значительное число верующих в Европе: в Германии — 350 тыс., в Великобритании — 200 тыс., во Франции — 64 тыс., в Бельгии — 38 тыс., в Швеции — 17,5 тыс., в Австрии — 12 тыс. В Австралии — 320 тыс. По национальности это в основном греки, есть также русские, украинцы, сербы, болгары, албанцы, эстонцы, арабы.

Автокефалия православия на Украине: Будет совсем не то, что хочет Порошенко
Автокефалия православия на Украине: Будет совсем не то, что хочет Порошенко
© AFP, OZAN KOSE

Лакомый кусок

Предоставление томоса Киеву для Константинопольского патриарха это, с одной стороны, глобальная репутация, мировые святыни, весомая история, базовые основы и активное интегративное участие в глобальном гуманитарном пространстве. С другой — самый большой «обобщенный» приход, а значит, и большие деньги.

Украинская православная церковь по состоянию на начало 2018 года насчитывала свыше 12 тыс. приходов. Данные о количестве прихожан значительно отличаются. В 2001 году один из епископов УПЦ МП утверждал, что его церковь объединяет «более 35 млн верующих».
По состоянию на 1 января 2018 года УПЦ КП насчитывает 5167 приходов. По данным Киевского патриархата, к этой церкви принадлежат более 10 млн человек среди взрослого населения Украины. По данным соцопроса, проведенного в ноябре 2016 года компанией Ukrainian Sociology Service, 39,4% граждан назвали себя прихожанами УПЦ МП, 25,3% — прихожанами УПЦ КП, а 4,6% отнесли себя к УАПЦ. В том же месяце был проведен соцопрос Центра Разумкова, согласно которому 39,5% православных в Украине идентифицируют себя с УПЦ КП, 25,4% считают себя просто православными, а 23,3% — прихожанами УПЦ МП. 4,8% опрошенных православных отнесли себя к УАПЦ.
Московский патриархат за короткое время может потерять статус крупнейшей православной церкви с точки зрения количества прихожан. Сейчас треть приходов этой церкви находится на территории Украины. Следует учесть, что количественно и качественно это лучшие общины. Константинополь же получит рынок сбыта предметов культового обихода, что значительно уменьшит доходы Украинской православной церкви, а следовательно, ограничит ее возможности.

Наложить лапу

Неизвестно, кому отойдут Киево-Печерская лавра, Свято-Успенская Почаевская и Святогорская лавры и многие храмы УПЦ МП, где хранятся православные реликвии и мощи первых киевских святых. По версии Филарета, монастыри с имуществом должны естественным образом быть частью объединенной церкви с центром в Киеве.

Учитывая, что большинство приходов УПЦ КП являются чрезвычайно бедными, Украинская православная церковь с ее богатыми приходами имеет для Филарета стратегическое значение.

Глава непризнанного в православии Киевского патриархата Филарет заявил 2 августа, что после признания единой Украинской православной церкви вся недвижимость Московского патриархата перейдет в собственность Киевского патриархата. И произойдет это, по его мнению, по той причине, что в свое время многие объекты были переданы новообразованным государством Украина «не той церкви», хотя УПЦ КП на тот момент еще не существовало.

Томос об украинской автокефалии. Справка
Томос об украинской автокефалии. Справка
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Церковь не то чтобы скрывает свои доходы, но с огромным недоверием относится ко всем попыткам начать считать заработанные ею деньги. В идеале приходы должны платить десятую часть доходов епархиям, а епархия десятину отдавать патриархии. Но у Филарета все по-другому, поскольку приходы бедные. Большинство епархий содержатся за счет главного Кафедрального храма и храмов областного центра, плюс епархиальные взносы из приходов и то, что заработают от продажи церковной утвари. Патриархия же «живет» за счет главных киевских храмов.

Киевский патриархат откровенно претендует на долю рынка УПЦ и пытается сделать все, чтобы отобрать доходы, не допуская и мысли, что ряд ритуалов и денежных потоков может пройти через конкурента.

Еще одна дыра в бюджете?

На Украине автокефальная церковь рассматривается не как живой организм приближения человека к богу, а как обычный политический инструмент по отдалению паствы и электората от Москвы. Естественно, что в этом случае никто не обращает внимания на такие мелочи, как экономические основы автокефалии.

Построение автокефальной церкви без экономического фундамента невозможно. На сегодня на Украине есть несколько православных церквей, каждая из которых финансируется в том числе разными политическими силами и бизнес-кругами. Экономически эти церкви слишком мало зависят от паствы.

В современном мире прихожане уже не могут содержать автокефальную церковь за счет своих средств, а вот церковь должна обладать экономическими активами для помощи прихожанам. Автокефальная церковь не может быть бедной, если у государства нет инструментов для создания богатой автокефальной церкви.

Развитие церковной экономики на Украине возможно при наличии у церкви части экономических активов в общей структуре экономики, системной дотации со стороны государства, создании стимулов для спонсорства со стороны большого бизнеса, формировании особых льготных условий ведения экономических операций церковными предприятиями. Только в таком случае автокефальная церковь сможет выполнять образовательные и патриотически-воспитательные диаспорные функции.

Томос для Украины: уврачевание или новый раскол
Томос для Украины: уврачевание или новый раскол
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

На Украине, которая балансирует между экономическим крахом и полным дефолтом, нет свободных активов для эффективного развития церковной экономики, равно как и отсутствуют источники для государственных дотаций. Зато есть территориальные общины, готовые финансировать свои приходы. Но на этих ресурсах автокефальную церковь не построишь.

С другой стороны, известно, что лавры, переданные УПЦ в аренду принадлежат государству и, хотя реальных доходов государству не приносят, в то же время являются сами по себе историческими и культовыми архитектурными ансамблями, то есть бесценны. Не в том смысле, что их цена мала, а в том, что она огромна и превосходит любые масштабы. Как бесценны египетские пирамиды, римский Колизей и т.д. К тому же эти лавры бесценны в денежном выражении (то есть безумно дороги), поскольку являются одними из основных святынь русского и мирового православия. Даже с учетом последних перестроек и реконструкций. Цена веры тут не в рублях или в долларах, а в самой духовной исторической значимости объектов.

Просто так забрать (то есть лишить права аренды) у УПЦ государство в лице нынешнего режима их не может. Все-таки это культовые учреждения. А вот переоформить аренду на другое церковное учреждение, то есть Константинопольский патриархат, когда он тут появится, вполне возможно.

Что касается Фанара, то и тут все просто до цинизма. Через лавры, расположенные на Украине, Варфоломей будет получать поток средств от продажи иконок, свечей, церковных книг и благотворительных пожертвований, а также платы за проведение таинств (крещения, отпевания и проч.). Хотя кроме священнослужителей вряд ли кто-то знает более-менее точные цифры этих сборов, на самом деле речь идет о значительных финансовых потоках, измеряемых миллионами долларов. УПЦ направляла эти средства на реставрацию, восстановление и строительство новых церквей. Вряд ли этой традиции будет следовать Константинопольский патриархат, сам испытывающий из-за своей малости финансовые трудности. Здесь как раз однозначно средства будут оставаться в Турции.

Но главная цель — Россия

По мнению украинского политолога, руководителя аналитического центра «Третий сектор» Андрея Золотарева, Константинополь посредством предоставления томоса преследует свой финансовый интерес.

«Естественно, здесь есть экономический интерес. Формальный статус Константинополя был намного выше его реального влияния и возможностей, поскольку имел мало приходов, ютился в стамбульском райончике Фанара. А тут появляется возможность резко расширить зону своего влияния, получать налоги с экзархата. Константинополь при любом раскладе остается в выигрыше. Даже если томоса не будет и будет выдана «дорожная карта» к томосу, Порошенко представит это как свою грандиозную победу. И его решения могут стать спусковым крючком для трагических событий, и это надо понимать. Это угроза для единства и так достаточно хрупкого православного мира», — сказал в эксклюзивном комментарии изданию Украина.ру Андрей Золотарев.

По мнению политолога, вариант экзархата, или митрополии, является наиболее приемлемым вариантом.

Агенты раскола: Как и с какой целью Госдеп США разрушает православие
Агенты раскола: Как и с какой целью Госдеп США разрушает православие
© Public domain / Loren

«Кому предоставлять томос? Филарет — под анафемой. Я думаю, что они пойдут по пути создания экзархата Константинопольского патриархата и уже дальше вокруг него будут строить объединительный процесс. Я думаю, что на Варфоломея оказывается еще и внешнее давление. Если бы это была борьба только за деньги для Варфоломея, то это не стоило бы и выеденного яйца. А здесь — геополитика. Мы видим давление на Вселенского патриарха со стороны США. А Соединенные Штаты рассматривают создание автокефальной церкви как разрыв еще одной ниточки, связывающей Украину и Россию. Это в целом вписывается и в глобальную стратегию Вашингтона по противостоянию России, то есть через нанесение ей локальных геополитических поражений, что будет подрывать влияние и авторитет российского руководства как в мире, так и в самой Российской Федерации», — заключил Золотарев.