Медведчук: Разговорами о единстве церкви власть прикрывает политический раскол
Медведчук: Разговорами о единстве церкви власть прикрывает политический раскол
© пресс-служба президента Украины
Скоро исполнится столетие с тех пор, как в Незалежной была провозглашена церковная независимость от Москвы. Характерно, что и тогда этим занимались не религиозные деятели, а светские власти — в данном случае Директория Украинской народной республики, принявшая 1 января 1919 года «Закон об автокефалии Украинской православной церкви и её высшего правительства». Позже Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) действовала в межвоенной Польше, где власти страны добились от Вселенского патриархата автокефалии для государственной православной церкви, а затем на оккупированных нацистами территориях. Но это отдельная тема.

Современная УАПЦ, существующая на Украине и объединяющая (как минимум на бумаге) в наши дни около 1200 приходов, преимущественно на Западной Украине, возникла в 1989 году, и инициатором ее создания выступил настоятель небольшого храма Святых апостолов Петра и Павла во Львове протоиерей Василий Ярема.

«К сожалению, сейчас Церковь и политика очень тесно переплетены, — рассказал Ярема (ставший к тому моменту патриархом УАПЦ) в интервью, опубликованном 3 ноября 1993 года газете «Независимость». — Когда началась перестройка, провозгласили гласность, мне стало интересно, что теперь будет с Церковью. 11 февраля 1989 года я написал письмо (митрополиту Киевскому и всея Украины. — прим. авт.) Филарету, где говорил, что он, как экзарх Украины, должен позаботиться о реабилитации Автокефальной церкви и греко-католиков. Затем написал еще одно письмо 27 февраля. Но Филарет мне не ответил. Тогда я отправил письмо с уведомлением о вручении. Вскоре после этого Филарет заявил: «Никаких автокефалов и греко-католиков у нас нет, и нечего о них говорить». И тут же (епископ Львовский и Тернопольский. — прим. авт.) Никодим собрал во Львове духовный суд, который должен был меня снять. Тогда я, не дожидаясь осуждения, объявил свою церковь Петра и Павла независимой от Филарета».

Авторитет провинциального протоиерея для образования широкой фронды в рядах украинских приходов Русской православной церкви был явно недостаточным, и автокефалисты занялись поиском единомышленников среди епископата. Им удалось привлечь на свою сторону вышедшего 13 сентября 1989 года за штат вследствие тяжелой болезни почек епископа Житомирского и Овручского Иоанна (Боднарчука). 16 октября 1989 года Боднарчук объявил о присоединении к автокефалистам, а 22 октября 1989 года провозгласил во львовском храме Святых апостолов Петра и Павла создание Украинской автокефальной апостольской церкви греко-украинского обряда, а себя объявил ее первоиерархом, официально уведомив 1 ноября 1989 года РПЦ о выходе из ее рядов.

Провозгласившая независимость от Москвы Церковь вскоре получила на Западной Украине поддержку местных органов власти, особенно после того, как в марте 1990 года на выборах в районные, городские и областные советы депутатов массово прошли националисты, вплоть до самых радикальных (именно тогда, например, депутатом Львовского областного совета стал сооснователь в 1991 году Социал-национальной партии Украины, а ныне председатель Верховной Рады Андрей Парубий).

В медвежьих объятиях власти: Как на Украине создавали Автокефальную церковь

«В 1990 год Западная Украина вступила в огне пробудившегося национального чувства как в политическом, так и в церковном отношении. Сотни приходов ежемесячно меняли конфессиональную принадлежность, раскалывались, боролись за контроль над храмами, — пишет либеральный религиовед Николай Митрохин в статье «Русская православная церковь в 1990 году», опубликованной в 2007 году в журнале «Неприкосновенный запас». — Местные власти, под окнами резиденций которых проходили митинги с участием десятков, а то и сотен тысяч человек, уже зимой 1989/90 года почувствовали «тенденцию» и начали активно помогать и УГКЦ, и УАПЦ оформлять свои новые приобретения… Советская власть и влияние Москвы на территории Западной Украины фактически закончились. Это, естественно, значительно ускорило процесс «отпадения» от РПЦ все новых приходов и целых благочиний, а также организационное оформление «раскольников» и распространение их влияния на почти всю остальную территорию Украины… Соглашения РПЦ с центральными и республиканскими властями, равно как и с Ватиканом, не имели силы в Галиции и Волыни. Новая власть (укомплектованная с 1990 года в этом регионе националистами. — прим. авт.)… видела в Московской патриархии пособника оккупационных властей, а не "духовный центр"».

Как рассказывал в том же интервью «Независимости» Ярема: «Постепенно нас собралось около 800 парафий (приходов. — прим. авт.), и мы начали искать епископа. Обратились и в США, и в Царьград. Из США нам пришел ответ: Мстислав берет нас под свою опеку».

Речь о митрополите Мстиславе (Скрыпнике), получившем архиерейскую хиротонию по решению собора УАПЦ, тесно сотрудничавшей тогда с оккупационной нацистской администрацией, 14 мая 1942 года в Андреевском соборе в Киеве. В 1947 году Скрипник переехал в Северную Америку, возглавив существовавшие там приходы УАПЦ, в 1950 году путем объединения с другими эмигрантскими церковным структурами оформившиеся в Украинскую православную церковь в США, сумевшую легализоваться в юрисдикции Вселенского патриархата. Особой популярности в украинской эмигрантской среде Скрипнику придавало то, что его мать была родной сестрой Симона Петлюры.

На Всеукраинском православном церковном соборе (название апеллировало к первому собору, проведенному УАПЦ в столице Украины 14 октября 1921 года) 5 — 6 июня 1990 года в Киеве, собравшем около 700 делегатов, включая 7 епископов, Скрипник был избран патриархом. Во время собора власти Украины разрешили автокефалистам провести богослужения в соборе Святой Софии (Большой Софии) в Киеве. Там же 18 ноября 1990 года прошла интронизация Скрипника. Вновь отсылка к тому, что именно в Большой Софии проходил в 1921 году собор УАПЦ, и там же 23 октября 1921 года был возведен в первоиерархи УАПЦ избранный таковым Василий Липковский.

На Украину начали прибывать священники из Северной Америки, давно вместе с прочей эмиграцией ожидавшие такой возможности. «Вся украинская община желает нашему Владыке здоровья и сил, чтобы Всевышний помог ему завершить большие задачи, стоящие перед украинцами: достойно и творчески отметить 1000-летие крещение Руси-Украины и подготовить кадры и почву для возрождения Христовой веры на нашей порабощенной родине», — отмечалось, например, в посвященной Скрипнику статье, опубликованной в 1982 году в эмигрантском украинском журнале «Современность».

Во второй половине 1990 года УАПЦ насчитывали около 1,5 тысяч приходов, УПЦ — около 5 тысяч. В это время верующие как раз массово получали от властей ранее изъятые храмы, и на Западной Украине приоритет местными властями часто отдавался автокефалистам. Однако на этой почве возник конфликт с греко-католиками, также претендовавшими на многие из этих культовых зданий. В связи с этим ситуация у УАПЦ резко ухудшилась в ключевом для нее регионе. «Дело все в том, что большинство в демократических организациях Львова (пришедших в начале 1990-х к власти. — прим. авт.) составляют греко-католики. Очевидно, им невыгодно поддерживать УАПЦ, потому что она, в отличие от Киевского патриархата, имеет реальную поддержку в народе, и, соответственно, составляет конкуренцию (к сожалению, должен применить здесь этот светский термин) УГКЦ», — жаловался журналистам «Независимости» Ярема.

Новинский: Вселенский патриарх не пойдет на поддержку различных квази-церквей
Новинский: Вселенский патриарх не пойдет на поддержку различных квази-церквей
© Вадим Чуприна
Не в чести УАПЦ оказалась и у властей независимой Украины. «Сложилась и впрямь парадоксальная ситуация: УАПЦ государственные структуры не признают», — с горечью в том же интервью отмечал Ярема. И приводил выразительные случаи давления на УАПЦ со стороны государственных инстанций: «Знаете, ведь Зинченко (депутат Верховной Рады от «Народного Руха Украины», возглавивший в 1992 году Совет по делам религий Украины. — прим. авт.) хотел руководить патриархом Мстиславом. Я сам был свидетелем того, как разгневанный патриарх говорил ему: «Ты сначала научись со старшими разговаривать!» Так что в отношении этого совета мы не питаем никаких иллюзий. Этот совет не стремится способствовать объединению православных церквей Украины, а наоборот, своими действиями стремится подчинить другие церкви УПЦ-КП».

Леонид Кравчук решил создать собственную, подчинявшуюся лишь одному ему Церковь, — так же, как сейчас и Петр Порошенко. Недавний глава компартии Украины, мгновенно ставший в угоду политическому моменту ярым борцом за ее национальную независимость, для этих целей нашел себе достойного партнера — бывшего митрополита Киевского и всея Украины Филарета (Денисенко), в начале 1990 года прямо призывавшего власти республики к силовому подавлению западноукраинских националистов.

«При поддержке государственных структур выгодно иметь карманную церковь, Филарету удалось фактически поставить УАПЦ вне закона, — рассказывал Ярема «Независимости». — Понимаете, Филарет поначалу и не помышлял об отделении. Он сердцем и душой был предан Москве и чуть было не стал московским патриархом. Но когда этого не случилось, вдруг резко повернул в противоположную сторону. Лишенный (11 июня 1992 года. — прим. авт.) сана, остался с одним Владимирским собором (главный храм УПЦ в Киеве. — прим. авт.) и епископом без епархии Яковом Почаевским. И вдруг без ведома патриарха (Скрипника. — прим. авт.) в два дня созвал собор».

Стоит добавить, что перед этим Филарет предпринял попытку силовым путем захватить организационный центр УПЦ, находившийся в Киево-Печерской лавре. Поздним вечером 18 июня 1992 года в нее прорвались около сотни бойцов УНСО* под руководством Дмитрия Корчинского, которые к этому времени несли охранные функции при бывшем митрополите Киевском. Очень напоминает недавние визиты в Лавру боевиков С14. Но тогда бойцов Корчинского разоружил и связал оперативно прибывший «Беркут».

В медвежьих объятиях власти: Как на Украине создавали Автокефальную церковь

Даже по словам Яремы, бунтарски ушедшего из рядов РПЦ, прошедшее 25 — 26 июня 1992 года в Киеве мероприятие по учреждению Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) имело самое отдаленное отношение к каноничности: «В принципе, это был даже не собор, а я вообще не знаю, как это можно назвать. Мне позвонили и попросили приехать в Киев. О том, что готовится собор, никто не сказал ни слова. Об уровне организации можно судить хотя бы по тому, что Львовскую епархию представлял я один, Тернопольскую — двое, а из Ивано-Франковска вообще никого не было!… Фактически на том соборе всем заправляли (депутаты Верховной Рады от «Народного Руха Украины», члены руководства этой националистической партии. — прим. авт.) Червоний, Скорик и иже с ними. А как себя вели! Скорик кричала на меня: «Сядь, замолчи!»… Руководители Украины сделали это объединение «великою державною справою». Когда по телевизору показывали торжественную службу «объединительной церкви», там и Чорновил (депутат Верховной Рады, лидер «Народного Руха Украины». — прим. авт.) и другие наши демократы стояли… Люди были дезориентированы. Кроме того, многим захотелось «зажити державним життям». Искушение было большое».

Опять-таки, очень похожее на патриотическую истерию, происходившую 19 апреля этого года в стенах Верховной Рады по поводу создания «единой автокефальной Церкви».

Лидером УПЦ КП номинально стал живший преимущественно в США 94-летний Мстислав (Скрипник), прибывший в Киев 1 июля 1992 года и получивший от властей санаторий под Киевом, а реально — Филарет. УАПЦ была объявлена распущенной, власти страны отказали принудительно «слитой» под Филарета Автокефальной церкви в официальной регистрации (хотя таковая была получена УАПЦ на Украине еще в октябре 1990 года).

«К сожалению, Президент Украины признал законность этого самого объединения и тем самым — ликвидацию нашей Церкви, — жаловался в ноябре 1993 года журналистам Ярема. — Но как же так? Была Церковь — и вдруг волевым решением одного человека ее распустили? Мы себя не распускали. Это несправедливо. Ведь образование Киевского патриархата не может быть поводом для ликвидации остальных Церквей. Сейчас нам предлагают перерегистрироваться. Но согласившись на регистрацию в качестве новой Церкви, мы фактически должны признать законность нашего роспуска. На это мы пойти не можем. Лучше уж будем на "нелегальном положении"».

После смерти 27 сентября 1993 года Скрипника (новым первоиерархом стал давний оппонент Филарета Ярема, правивший до 2000 года) УАПЦ вышла из навязанного ей альянса с Киевским патриархатом, однако при этом значительная часть ее приходов осталась в организации Филарета, с которой она была принудительно объединена ранее.

Вторично УАПЦ понадобилась властям Украины для создания «единой автокефальной православной Церкви» в 2015 году, спустя практически ровно 23 года после печально известного объединительного собора 1992 года. 9 июня 2015 года собравшиеся вместе епископы УПЦ КП и УАПЦ заявили об объединении в единую Церковь, которая должна была быть легализована через связку УАПЦ — Украинские православные церкви в США и Канаде (епископы которых присутствовали на собрании) — Вселенский патриархат. Это объединение также являлось принудительным мезальянсом, как как названием его должно было стать Украинская православная церковь Киевского патриархата, а представительство на назначенном на 14 сентября 2015 года соборе должно было быть пропорциональным числу приходов, различавшемуся у двух Церквей в четыре раза.

Михаил Добкин: Сегодня близко видел Порошенко, у него лицо мертвеца
Михаил Добкин: Сегодня близко видел Порошенко, у него лицо мертвеца
© Михаил Добкин
Пойти на такого рода решение автокефалистов вновь принудила власть — в Интернете тогда же всплыла переписка, в которой в апреле 2015 года премьер-министр Арсений Яценюк благодарил Вселенского патриарха Варфоломея «за большие надежды, данные Вами Постоянной конференции украинских православных епископов за границей Украины, провести их встречу в этом июне в Киеве». Представители этой конференции присутствовали на собрании 9 июня 2015 года в Киеве и, судя по всему, и принудили от лица Варфоломея автокефалистов к согласию на мезальянс. «Вы, Ваше святейшество, имеете не только право, но и обязанность поддержать… многообещающую инициативу, которая с максимально возможной скоростью излечила бы в рамках православной традиции разделение православных в Украине», — предвкушал в апреле Яценюк.

Это объединение вновь сорвалось, так как в УАПЦ слишком хорошо представляли себе, что такое Филарет и его Киевский патриархат. Сейчас — новая попытка.

* Организации запрещены в России Верховным судом РФ.