Что известно о трагедии, какие выводы нужно из нее извлечь руководству страны написали в своих соцсетях эксперты.

Журналист Юрий Бутусов написал о первых версиях случившегося: «Итак, факты: 25 сентября на авиабазе Чугуев проводились плановые учебные полеты курсантов 2-3 курса университета Воздушных сил на специальном учебном самолете Ан-26Ш. Кораблем командовал летчик 1-го класса Богдан Кишеня. Его налет составлял около 800 часов, в том числе на Ан-26 и в том числе на данном аэродроме. Задание: прием на борт групп курсантов, отработка начальных навыков пилотирования в сумерках и темноте. То есть командир осуществляет взлет, затем курсанты по очереди получают управление на очень короткое время, затем командир осуществляет посадку. Условия полетов: идеальные. На посадочной полосе было освещение. Ветра нет. Температура нормальная. После каждой посадки самолет осматривался техниками. Майор Кишеня успешно совершил пять вылетов с курсантами. В 20.35 Ан-26 взлетел с шестой группой. В 20.38 экипаж обнаружил неисправность технического прибора: упало давление ИКМ — измерителя крутящего момента левого двигателя самолета. Командир корабля сделал доклад руководителю полетов о неисправности двигателя, и получил команду прекратить выполнение задания. Ни руководитель полетов, ни сам Богдан Кишеня не рассматривали ситуацию как катастрофическую. Выход из строя прибора либо даже выход из строя левого двигателя не могли привести к неконтролируемому падению самолета. Аэродром находился рядом.
В 20.40 экипаж запросил заход на посадку.
В 20.43 самолет прошел радиомаяк дальнего привода аэродрома и начал снижение.
В 20.45 самолет включил фары на снижении, однако резко отвернул влево от взлетной полосы и на расстоянии около 1800 метров от полосы Ан-26 врезался в лесопосадку.
Разбился самолет Ан-26Ш, выпущенный 21 октября 1977 года. 30 июля 1996-го самолет прошел ремонт. Общий налет с момента эксплуатации — 5985 часов, совершил 3450 посадок. Предельный ресурс эксплуатации самолета определен в 20 000 летных часов и 14 000 посадок. 2 сентября 2020 года госпредприятие "Антонов" концерна "Укроборонпром" подписало акт о продлении ресурса эксплуатации самолета. Срок службы был продлен до июня 2022 года. Черные ящики найдены, они могут быть расшифрованы в самое ближайшее время, поскольку это устройство аналогично тем, которые уже не раз изучали украинские эксперты.
Исходя из известной на данный момент информации, Государственное бюро расследование открыло дело по четырем статьям:
1. Катастрофа вследствие технической неисправности агрегатов летательного аппарата. Будет изучаться состояние самолета и его узлов, прежде всего датчика ИКМ, причины, почему датчик вышел из строя, и причины, почему это не было выявлено до вылета. Безусловно, началом трагедии является выход из строя датчика ИКМ, точка отсчета известна. Вопрос в том, а был ли выход из строя датчика единственной причиной, приведшей к катастрофе и заставившей самолет врезаться в землю?
2. Катастрофа вследствие ненадлежащего исполнения своих служебных обязанностей экипажем. Будут изучаться действия экипажа при выполнении посадки. Была ли у экипажа подготовка для посадки на одном двигателе ночью? Не было ли ошибки после выхода из строя двигателя?
3. Ненадлежащее исполнение служебных обязанностей лицами, которые были ответственными за управление полетами. Будет изучаться организация полетов. Как готовили экипаж к вылетам, насколько обоснованно было планирование, насколько грамотными были действия руководителя полетов, какие распоряжения он должен был выдать после получения информации о неисправности датчика?
4. Ненадлежащее техническое обслуживание самолета и подготовки его к полету. Насколько грамотными были действия технического персонала, готовившего самолет к полетам? Кто контролировал исправность датчиков, в том числе датчиков ИКМ, не было ли других проблем, которые могли привести к выходу из строя других систем самолета и к его неконтролируемому падению?»

Писатель и блогер Игорь Лесев написал о своих глобальных выводах, которые от сделал вследствие катастрофы: «О воровском государстве. Чугуев. Ан-26. Вы уже всё знаете. Уже сейчас свечки на аватарках и слезные речи политиков всех мастей — от районного уровня и до самого Первого. Первый, к слову, уже сегодня будет в Харьковской области. Ну как же без него? Страна должна знать (накануне выборов) как Зе печется об армии и авиации. Дальше пышные похороны, заверения в вечной памяти и… и, собственно, все. Элитка разбегается по своим кормушкам. Но давайте прямо — падение АН-26 — это закономерность. Нет, он мог не разбиться именно вчера. Он мог разбиться позавчера. Или завтра. Но когда любой технике 40+ лет — она обречена в какой-то момент навихнуться. А что создало/приобрело украинское государство за все эти годы для своих ВВС? Ни-че-го. У Украины НЕТ военно-воздушных сил. Украина обладает исключительно советскими летательными аппаратами — истребительными, бомбардировочными, транспортными, учебными, вот вся линейка — это made in USSR. Да, у нас проводят какую-то модернизацию авиапарка. Проводить, кстати, начали еще со времен Януковича. МиГ-29 долопатили до уровня МиГ-29 МУ-1, учебный чехословацкий Л-39 довели до Л-39М1, Су-25 до Су-25М1 и так далее. Ставят новую авионику, и вооружение. Это абсолютно нормальная мировая практика, потому что этим занимаются во всем мире. Каждый выпущенный самолет в течении его жизни дохимичивают по нескольку раз. Но ремонтировать раз приобретенное 40 лет назад без закупки/производства новых образцов техники — это тупик. Да, есть совершенные системы, которые и спустя 50 лет конструкторская мысль радикально переплюнуть не смогла. Как у американцев Б-52 «Стратофортресс» или у русских Ту-160, которые пару лет назад начали опять выпускать по новой. Но опять же, ни одна авиационная держава мира не ремонтирует 40 лет подряд одни и те же самолеты, не приобретая/создавая абсолютно новые. Такое могут себе позволить Молдавия или Бурунди, вот только они не называют себя авиационными державами.
Другой вопрос — а дорого ли быть авиационной державой? Чертовски дорого. Час полета на МиГ-29 — это 3,5 тонны авиатоплива. А чтобы курсант стал летчиком ему надо налетать хотя бы 500 часов. Подготовка одного летчика — это состояние. И в Украине военных пилотов меньше, чем особо редких экземпляров животных в «Красной книге». Одновременно 40 боевых самолетов в воздух Украина сегодня точно не поднимет. Потому что нет пилотов. И это мы говорим только о базовой эксплуатации. А сколько стоит купить новые самолет, скажем, истребитель? От 30 миллионов долларов и дальше как душа пожелает. Т.е., один истребитель вроде шведского «Грипена» обойдется за 800 лямов гривасиков. Итак, военная авиация — это фантастически дорого. Но тогда другой вопрос — так ли уж она нужна? Но это вопрос из справочника Капитана-Очевидности. Все современные вооруженные конфликты выигрывались теми, кто контролирует воздушное пространство. Все. Исключений — 0. Югославия, Ирак, Августовская война с Грузией, свержение Каддафи в Ливии, присоединение Крыма и сохранение режима Асада в Сирии — везде ключевое значение имела авиация. И, напротив, война в Донбассе с вынужденным отказом Украины от применения авиации после лета 14-го, перевело окончательно конфликт в позиционный без каких-либо перспектив решения его военным путем. Любая страна с признаками субъектности развивает боевую авиацию. И вот Украина. Да, с субъектностью мы давно не заморачиваемся, как не заморачиваются с вопросами чести и достоинства девушки на окружной. Мы же воспитывались на фильме «Красотка» и у нас выросла целая плеяда верующих в американца с внешностью Ричарда Гира.
Но все же в такие черные дни возникают вопросы со сгоревшими курсантиками. Почему для них не нашлось денег на новый самолет, а на зарплату Коболеву, который получает по миллиону в день, деньги находятся? Почему больше миллиарда мы находим денег — наших с вами денег — на зарплаты членам набсоветов? Почему на «суспильне телебачення», которое никто в этой стране не смотрит, включая тех бездарей, что там работают, мы тратит в год полтора ярда? Почему мы продолжаем молча смотреть, как из бюджета на откровенные распил «Стены Яценюка» продолжают капать деньги? Почему из фонда на ковид выпилили 30 ярдов гривен на дороги с непонятными подрядчиками и очень понятными откатами? Почему находятся деньги на двукратное повышение зарплат членам тарифного регулятора НКРЕКП, превышающие 700 лямов? Почему тратится по 5 ярдов в год на НАБУ, которые ничего не могут расследовать и довести до суда?
Вот эти все «почему» — это цена жизни погибших курсантов. Они уже стали камикадзе, решив стать военными летчиками в воровском государстве. В воровском государстве военной авиации быть не может, потому что это противоречит сущности воровского государства. Авиация — это очень дорого. Одновременно строить ВВС и ТАК воровать невозможно. Воровское государство может нам только рассказывать о «воюющей стране». Но в по-настоящему воюющей стране не может быть лощенных морд Коболева или Смилянского. Что дальше? Вы и сами знаете, что будет дальше. Мамки погибших будут плакать до самых своих последних дней. А обладатели пафосных свечек-аватарок воздвигнут Эверест пафоса и уже с понедельника разбредутся по своим сладким схемам. Надо еще столько успеть украсть. И никто из власти не скажет, когда в стране начнут покупать/производить новые самолеты».

Эксперт по медицинской криминалистике Владимир Сакрисян считает, что причиной трагедии стала халатность: «Диверсия? Ошибка пилота? Небрежность технической службы? Это впоследствии выяснит комиссия. Но есть еще некоторые вопросы, на которые мы имеем шанс получить ответы только после смены режима. Как? Каким образом 23 курсанта дефицитной специальности оказались вместе в одном самолете? Кто вообще принял решение сэкономить на транспортировке личного состава, "подсадив" их на самолет?
Какое чудовище проигнорировало 7.1 Приказа МО №595 от 05.09.2013: "Перевозка военных команд воздушным транспортом организуется для срочной их переброски на большие расстояния при невозможности выполнения таких перевозок другими видами транспорта и при необходимости в короткие сроки обеспечить доставку в определенный район личного состава, вооружения, военной техники и материально-технических средств "? Какая срочность была в доставке курсантов — не боевых пилотов — в Чугуев? Что делало невозможным выполнение перевозки другими видами транспорта?»

Общественный деятель Иван Лозовой увязал трагедию с недавними совместными учениями США: «Почему я не радовался когда американские конвертопланы "Osprey" летели в украинском небе над Киевом. Да, это позитивное событие, это хорошо, что США (и другие страны НАТО) устроили широкомасштабные совместные, американо-украинские военные учения, в частности Сил специальных операций, особенно потому что это ответ на "обучение" России вблизи украинской границы на Востоке. Но это были иностранные самолеты и я хотел бы видеть мощное сверхсовременное украинское — не иноземное — оружие и технологии. Также, США не будет воевать с Россией если и когда, например, Россия пойдет полномасштабной войной против Украины. Мы будем сами.
А вчера произошла трагедия, украинский самолет Ан-26 разбился под Харьковом, что лишь подчеркивает нашу уязвимость и тот бардак, который творится у нас, дома.
Мы должны быть приземленными, понимать, что если мы не наведем порядок у себя дома никакие США нас не спасут».

Общественный деятель Александр Скубченко также написал о государственном развале по всем отраслям: «После трагедии под Чугуевым власть намеревается проверить техсостояние всех военных самолётов. А это надо делать только после катастрофы? Сгорел отель — надо проверить противопожарную безопасность во всех отелях. Отравились в столовой — проверить все столовые. Пожар в торговом центре — надо проверить все торговые центры. Взорвался газ в многоквартирном доме — надо… а, нет, ничего не надо, многоквартирные дома пусть взрываются сколько угодно. Это не государство, ребята. Этим заниматься надо не после катастроф, а ПОСТОЯННО. Не надо надеяться на авось, и что "рынок сам всё отрегулирует". Нет! Не будет так. Нет государственного контроля — есть катастрофы».