В последние часы и даже минуты 22 февраля 2014 г. — дня победы путча евро-националистов на Украине — боевики обложили Киево-Печерскую лавру. Для начала они, наивные, пытались «мирно» договориться с «московскими монахами», чтобы те добровольно освободили «захваченную ими извечную украинскую святыню». В ответ воинство Христово выстроилось в свой боевой ряд и принялось читать акафисты. В набат ударили Большая Лаврская колокольня, немногочисленные свободные ещё СМИ, и, конечно, телефоны верующих. В течение часа-двух к монахам и послушникам присоединились сотни прихожан. Утром 23 февраля их уже насчитывались на территории монастыря тысячи.

Впрочем, ещё ночью майданную «самооборону» (от чего-то «оборонявшую» Евромайдан в двух с половиной километрах от оного) увёл из-под Лавры Порошенко. «Европейской власти» совсем «не в тему» было начинать правление с бойни по конфессионному признаку (когда выяснилось, что «московские попы» — не «промосковские януковичи»). Но в руководство Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (тогда ещё номинально руководимой немощным митрополитом Владимиром) находились сторонники «еврореволюции» и отрыва УПЦ от МП (т.е. полной автокефалии УПЦ), возглавляемые секретарём Предстоятеля Олэксандром Драбынко. Он, кстати, во время осады Лавры, в ответ на призыв вразумить своих евромайданных соратников, отмахивался: «Пусть владыка Павел теперь всё это разруливает». Имелось в виду, что наместник Лавры митрополит Павел позволял себе в полном соответствии с христианским учением не приветствовать насильственную смену законной власти.

УПЦ МП - год под знаком гонений

Именно через Драбинко и его группу путичсты с 22 по 24 февраля пытались принудить Церковь объединиться в «поместную церковь» с самозваным непризнанным в Православном мире но «национально сознательным» т.н. «Киевским патриархатом». Причём, для клики Турчинова-Яценюка-Порошенко (тогда они являлись фигурами примерно равнозначными) даже важнее был принцип не какой-то там «поместности» (да еще неканонической), а «Геть від Москви» (но канонично): слияние с самозванцами под «омофором» подконтрольного США Константинопольского патриархата. Таким образом, «вечный головняк» с неканоническим «Киевским патриархатом» был бы снят, а предстоятелем будущей (как им казалось — «канонической») «Украинской митрополии Константинопольского патриархата» был бы поставлен «европейски продвинутый» и, главное, абсолютно ручной Драбынко (успевший к тому времени отхватить титул канонического митрополита). «Предстоятель Киевского патриархата Филарэт» в этом случае также оставался бы не в обиде, обретя статус «духовного отца и вдохновителя единства украинского православия».

Однако синод УПЦ МП, ощущая поддержку церковного народа, который не расходился и не разъезжался из Лавры, принял решение, в корне противоположное чаяниям властей: избрал местоблюстителем киевской кафедры сторонника единства Церкви. Даже несмотря на то, что за ходом заседания Синода лично следил прибывший в митрополию Порошенко, при котором терся Драбынко с «правильными» проектами решений Синода. По свидетельству секретаря Одесской епархии прот. Андрея Новикова Порошенко с этими «решениями» врывался на само заседание.

УПЦ МП - год под знаком гонений

Сие попрание воли властей земных и положило начало новым гонениям на Православие в том месте Земли, откуда пошло Крещение Руси. Сегодня эта волна всё больше приобретает черты войны, без малого сто лет назад объявленной Христу большевиками. Только сегодня миссию добровольных «антихристовых слуг» с готовностью приняли на себя украинские неонацисты, что как мы увидим ниже, также знаково.

Даже при том сдерживающем факторе, что сегодня «нацики» рядятся в тогу «цивилизованных общечеловеков», десятки православных храмов на Украине уже захвачены и отданы на поругание сектам, чьё единственное предназначение: увод человека с единственного спасительного пути ко Христу — вообще из Православия. На порядок (не фигурально, а в десятки раз) больше случаев попыток захвата, пока что неудавшихся.

Признаюсь, если я сам раньше воспринимал каждое такое происшествие как чрезвычайное (хотя все мы прекрасно знали, чьи слуги дорвались до власти, и соответственно, чего от них ждать), и трубил во всё что можно (в том числе и по линии ООН), то уже к осени стал воспринимать это как данность вроде неминуемого апокалипсиса (пока что — «в отдельно взятой стране») и скорого перехода Церкви на катакомбное положение (если, конечно, возрождающийся Третий Рим не вспомнит о своем предназначении Катехона — Удерживающиего).

УПЦ МП - год под знаком гонений

Поэтому не буду останавливаться на перечислении всех удавшихся и неудавшихся захватов храмов, гонений на их настоятелей и прихожан. Многие их них отмечены в «Белой книге» нарушений прав человека и принципа верховенства права на Украине, перечне РИСИ, фактах, собранных управлением делами УПЦ за октябрь 2014 г., и затем вплоть до февраля 2015 г. Упомяну лишь о последнем случае: дошло до осквернении Престола! 4 апреля — в Лазареву субботу — вооружённые люди в масках с удостоверениями СБУ (то есть это была не «народная самодеятельность», которой иногда прикрываются местные начальники-гууляйтеры), ворвались Преображенский храм с. Гусинцы Бориспольского р-на «в поисках оружия, приобретенного Московским Патриархатом и хранящегося в храме для поддержания российской агрессии». Несметные склады вооружений искали почему-то внутри самого Престола. Хотя для чего «столпам режима» надругаться над предметом, предназначенным для совершения Христом своего величайшего Таинства — вопрос более чем неуместный.

Кто-то, правда, скажет — ну, в отличие от 30-х годов, храмы, хотя бы не взрывают — зачем рубить с плеча, если можно создать псевдохристианство. Тем более что опыт учреждения унии (недокатоличества в православном облачении) уже имелся. Достаточно заразить вирусом нацизма всё государство, чтобы оно само отказалось от Тела Христова, для «Которого нет ни эллина, ни иудея, в пользу «национальної церкви».

И здесь ведь также опыт большевистский имелся. А те, в свою очередь, воспользовались наработками главного атамана украинцев Симона Петлюры в 1918-1929 гг. Удивительно (ли?), но по части церковной политики УССР 1920-х оказалась преемницей Директории (1918-1919), воплотив в жизнь петлюровский закон, который предусматривал создание «Украинской Автокефальной Православной Церкви». Как заметил историк Дмитрий Табачник, «впервые в ХХ веке в Европе государство так неприкрыто вмешалось в конфессиональные вопросы, и впервые так открыто были нарушены права миллионов верующих» (действия Директории повторил в 1930-годы Гитлер, по распоряжению которого была создана «Евангелическая церковь германской нации»).

УПЦ МП - год под знаком гонений

Уже летом 1919 г. Отдел религиозных культов ВУЦИК (Всеукраинский центральный исполнительный комитет УССР под управлением Г.Петровского) предписал автокефалистам «немедленно занять» Софийский собор, при помощи милиции отобрав его у Русской Православной Церкви. Здесь и был проведён «учредительный собор» Украинской Автокефальной Православной Церкви. Однако — как ни старалась «герои кожанки и маузера» из украинского ЧК (при всех своих методах «убеждения») — ни один епископ на него не явился. Поэтому впервые в истории епископ был рукоположен не священноначалием, а национально-свидомыми гражданами (за что автокефалы и были прозваны в народе «самосвятами»). Разумеется, поместные православные церкви «УАПЦ» не признали.

Поскольку, несмотря на всевозможную поддержку большевиков, «самосвятская церковь» так и осталась маргинальной структурой, в 1930 г. пришлось ей объявить о самороспуске. Более того, почти все вожаки автокефального движения на страницах советской прессы заявили об отказе от Бога.

Мертворожденное творение Петлюры-Петровского (сегодня «несвідомі українці» так «УАПЦ» и называют: «катафальна Церква») было реанимировано при рейхкомиссариате Украина в 1941-1943 гг. Имперское министерство по делам занятых восточных территорий во главе с Альфредом Розенбергом считало основой религиозной политики на востоке образование автокефальной церкви на территории каждого рейхскомиссариата. Причём предусматривалось создать всем этническим группам отдельную «национальную» церковь (в Православии «строительство национальных церквей» определяется как ересь «этнофилетизма»). Данный план был утвержден на совещании в ставке Гитлера 8 мая 1942 г. Более того, «национальная церковь» была названа «инструментом управления» оккупированными народами. И всё же, согласно докладной записке руководителя отдела церковной политики рейхминистерства Розенфельдера от 20 апреля 1943 г. именно «ослабление Православной Церкви московского направления являлось исходным пунктом и руководящей идеей министерства». Изучавший документы историк Табачник свидетельствует, что министерством было оказано покровительство всем автокефальным устремлениям и направлениям внутри Православной Церкви.

УПЦ МП - год под знаком гонений

Таких псевдоправославных направлений на Украине на сегодня пока что шесть. И все они — промежуточные результаты естественного, как для любой секты, бесконечного дробления «УАПЦ». Самый известный из них (ибо ближе всех к власти) т.н. «Киевский патриархат». Однако «национальными» считаются все. И только — вдумайтесь! — каноническая Православная Церковь является единственной на Украине «традиционной конфессией», лишённой льгот при уплате коммунальных налогов. «Если учесть тот фактор, что киевские власти сняли льготы на арендную плату для УПЦ, я даже не могу вам сказать, как будем жить, — говорит наместник Киево-Печерской Лавры митрополит Павел. — Причем коммунальные платежи должны заплатить наперед. А еще у нас новая беда: банки, в которых лежало немного денег на оплату коммуналки, — разрушились. Мы остались без средств, и когда их вернут и сколько — неизвестно». Чем это не большевистский подход 1920-х годов с обласканными ими автокефалами, нововеховцами, обновленцами, григорианцами, при гонимой канонической Церкви?

Большевики выбрасывали из ковчегов мощи святых — а украинские нацисты сегодня объявляют их персонами нон-грата. Так украинский минкульт запретил выставку, посвящённую преподобному Сергию Радонежскому. «Подобные мероприятия не согласуются с государственной политикой формирования единого гуманитарного пространства Украины», — поясняют инициаторы отмены. И в этом они, безусловно, правы. Святой, чья слава ещё при его жизни достигла самого Константинополя, ведь благословил Московского князя Дмитрия Донского на Куликовскую битву. Да ещё дал иноков Пересвета и Ослябю, своим подвигом вдохновивших русские войска. А Куликово, по Льву Гумилёву, стало зарождением России. Понятно, что прославление русских святых препятствует «формированию единому гуманитарному пространству Украины» — русофобскому по своей природе. Украина — не просто «не Россия», как утверждал один из её президентов, а искусственно созданная «Анти-Россия». И если среди исторических личностей, возвеличивших Россию, встречаются канонизированные угодники Божии, то, как говорится, «тем хуже для Бога». Ибо для украинофила с его «Україна über alles!» Господь — далеко не высшая ценность.

А для тех, кто духовно питает и материально окормляет — вообще не ценность. Сегодня поддержка Православия объявлена нарушением конституции Украины. Да-да, согласно определению «Минюста», это приравнено к смене конституционного строя насильственным путём (до 10 лет лишения свободы), незаконному захвату государственной власти (также до 10 лет) и — з якого переляку?!! — покушению на здоровье населения (тут до пожизненного)! Не верите? Документ ЗДЕСЬ. Для не владеющих «державною мовою» я уже пояснял, каким именно образом поддержка канонического православия угрожает, к примеру, конституционному строю.

УПЦ МП - год под знаком гонений

Министр юстиции (по латыни — «справедливости»-!?) Украины Пэтрэнко в иске о запрете партии «Русский блок» утверждает, что поддержка канонического православия (а это программный пункт этой политической силы) «усматривается нарушение партией принципа равности прав всех конфессий». И суд, заметьте, так не объяснил майданному юристу, что партия — это не государственный орган. И только поэтому не может нарушать принцип равенства чьих-либо прав! Нет у партии таких полномочий и возможностей! Это всё равно, что запретить взрослым детям поддерживать своих пожилых родителей только потому, что у нас все пенсионеры равны в своих правах.

Ещё бесполезнее объяснять подобного рода юристам (или, если хотите, юристам «не от мира сего»), что поддержка Православия направлена как раз на приведение истинного состояния дел в соответствие с конституцией. Потому что данная конфессия — чуть ли не единственная на Украине, все 23 года незалежности испытывающая, мягко говоря, «ограничения по признакам религиозных убеждений».

Само рождение «незалежной» Украины в 1991 году было отмечено массовыми захватами православных храмов и избиениями (вплоть до убиений) верующих. Государство до сих пор предоставило канонической церкви (крупнейшей на Украине!) статус юридического лица — только бы не возвращать (в нарушение всех международных норм) исконное имущество и здания, возведенные Церковью на протяжении тысячелетия (с 988 года).

УПЦ МП - год под знаком гонений

Впрочем, о чём это мы? Упомянутый нами Закон Любви («несть иудей, ни еллин») прямо противоречит Основному закону Украины в понимании Минюста, утверждающего, что «противодействие украинскому национализму противоречит ст. 11 Конституции Украины»? А потому никогда не ужиться Украине с апостольской церковью. «Только не одолеет врата ада Её», — так Христос сказал.