Владимир Зеленский лично встал за защиту политической цензуры, которая давно превратилась в норму для постмайдановской Украины. После запрета трех оппозиционных телеканалов, что напрямую противоречит базовым положениям национальной конституции, президент выступил с видеообращением, чтобы оправдаться за свои действия. Но сделал это, по своему обыкновению, неуклюже, дополнительно подчеркивая лицемерие и беззаконие власти.  

Тактика Зеленского предельна проста — он называет черное белым, делая вид, что в Украине не существует преследований оппозиционных СМИ, запрета книг и дискриминации русского языка. По мнению главы государства, эти проблемы выдумала российская пропаганда, которая постоянно тиражирует фейки, бессовестно искажая украинскую действительность. А ради борьбы с этим злом необходимо усиливать политическую цензуру, не уставая повторять, что никакой цензуры не существует.

Президент указал на примеры российских фейков. Так, он сообщил, что в Украине не запрещают книги Булгакова и Акунина, и даже продемонстрировал в эфире книжки этих писателей, которые продаются сегодня в киевских магазинах. Однако оппозиционные журналисты рассказывали о совершенно конкретных фактах запрета совершенно конкретных книг, которые были сделаны по самому смехотворному поводу. И Зеленский не говорит об этом ни слова, хотя информация о запретах находится в открытом доступе на сайте Госкомтелерадио Украины. 

Украинский Оруэлл: «Цензура стала неотъемлемой частью свободы слова»
Украинский Оруэлл: «Цензура стала неотъемлемой частью свободы слова»
© РИА Новости, Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанк

Так, книга «Мастер и Маргарита» российского издательства «Азбука-Аттикус» была официально запрещена к ввозу на основании того, что в ее предисловии упоминаются имена артистов Валентина Гафта, Юрия Кары и Николая Бурляева, которые внесены в перечень лиц, создающих угрозу национальной безопасности Украины. Однако такие запреты не регламентируются никакими украинскими законами и выглядят полнейшим абсурдом, как, впрочем, и сам факт запрета «неправильных» деятелей культуры.

Подобной практики не существует ни в одной стране мира, и она вызвала бы скандал в любом демократическом государстве. Это уникальное изобретение группы украинских цензоров, в состав которых входят одиозные персонажи с ультраправыми взглядами, включая открытого поклонника дивизии СС «Галичина» и автора скандальной антисемитской книги «Энциклопедия тайных обществ».

«Простите, из-за имени Валентина Гафта надо запрещать книгу Булгакова? А упоминание Адольфа Гитлера и Иосифа Сталина в миллионах книг вас не смущает!? А запрет на Акунина или книги про викингов? Почему вообще возникла ситуация, когда какой-то безграмотный чинуша решает, что кому читать? У меня есть объяснение. Первый зампред Гостелерадио Богдан Червак — глава ОУН. Именно он набрал и управляет этим сборищем националистов и сумасбродов, запрещающих книги. Выпускнику Дрогобычского пединститута Черваку подчиняется Национальная книжная палата, во главе которой стоит антисемит Мыкола Сенченко. Это сборище нациков, которое финансируется за налоги украинцев, нужно разогнать как можно скорее, так же, как и Институт наципамяти», — пишет у себя на «Фейсбуке» глава Украинского еврейского комитета Эдуард Долинский.

Украинские патриотические мракобесы получили право запрещать печатные издания, включая детские книги, образовательную, научную и художественную литературу, вроде романа про акунинского героя Фандорина, который якобы представляет читателям положительный образ российского сыщика. Президенту следовало бы прокомментировать эту позорную и незаконную практику, ведь четырнадцатая статья конституции Украины напрямую запрещает любую идеологическую цензуру. Однако он предпочитает игнорировать тему скандальных запретов. А это значит, что Госкомтелерадио уже вскоре осчастливит сограждан очередной порцией запрещенных к ввозу книг.

«Зеленский сказал, что никто не запрещал Булгакова и Акунина. Так никто и не говорил, что запрещали, говорили, что запретили ввоз и рассказали, кто эти цензоры: антисемиты, националисты и писатели книг о мировых заговорах. Не впечатляет такая манипуляция», — прокомментировала слова Зеленского украинская журналистка Олеся Медведева.

Больше того, президент традиционно отмалчивается по поводу нацистской и ксенофобской литературы, которая совершенно свободно продается на территории Украины, не попадая ни в какие запретные списки. Так, в украинском книжном интернет-магазине «Yakaboo» можно приобрести юдофобскую книгу Зиновия Кныша под названием «Евреи или жиды», несмотря на то что этот активист Организации украинских националистов являлся организатором еврейских погромов, работал на гитлеровских оккупантов и был причастным к уничтожению еврейского населения Западной Украины.

Такой литературы полно, она продается даже на книжных лотках Майдана. Однако это не вызывает никакой реакции от украинских политиков и чиновников.

Все остальные тезисы обращения президента также построены на оруэлловских принципах двоемыслия. Владимир Александрович заявил, что не даст России приватизировать русский язык, а никаких преследований русского в Украине не существует. Однако он тут же извинился за то, что произнес эти слова не на государственном языке. А главное, Зеленский не говорит о том, почему русскоязычные украинцы лишаются права учиться на родном языке, и почему им мешают говорить на нем в общественной сфере? Он не объясняет, почему в Украине ввели в действие дискриминационный языковой закон, который сразу же привел к преследованиям и травле, а любые разговоры на этот счет предпочитают приравнивать к антигосударственной пропаганде.

То же касается запрета оппозиционных телеканалов. В видеоблоге «Слуги народа» откровенно говорится о причинах репрессий. Президент сообщил, что закрытые СМИ критиковали власти за повышения коммунальных тарифов и грабительскую земельную приватизацию. А это значит, что политическая цензура вводится исключительно для того, чтобы нейтрализовать любые критические высказывания по адресу антисоциальной политики, которую проводит украинское руководство. И каждый телеканал, который позволит себе поднять эту тему, немедленно получит на себя ярлык «пророссийского». Хотя украинцы возмущены новыми платежками без всяких указаний Кремля, просто потому, что указанные в них суммы зачастую превышают пенсию и зарплату. 

«Цензура свирепствовала»: Евгений Киселев рассказал о пропаганде от Порошенко
«Цензура свирепствовала»: Евгений Киселев рассказал о пропаганде от Порошенко
© Facebook, Евгений Киселев

Однако это прямой путь в тупик. Игнорируя точечные запреты книг, вроде Булгакова и Акунина, пытаясь бессовестно обмануть своих граждан, власти обманывают в итоге только самих себя. Президент может сколько угодно не замечать идеологическую цензуру, одновременно закручивая гайки в медийной политике государства. Но загнанное вглубь возмущение все равно прорвется наружу тут или там — в «Телеграме», «ТикТоке» или на совсем новых, еще не раскрученных социальных площадках. Даже если их попытаются запретить, как это было с «Одноклассниками» и «ВКонтакте».

Цензурные барьеры однажды рухнут, подточенные постоянно растущим информационным потоком нашего времени. А память о них будет вечным пятном на именах ультраправых цензоров, которые процветают под защитой лицемерных политиков.