Комментируя легализацию игорного бизнеса, который был разрешен в Украине стараниями президента Зеленского и его парламентской фракции, мы писали, что за этим наверняка последуют попытки легализовать проституцию — в рамках все той же программы «успешных» либертарианских реформ. Это фактически неизбежно — потому что казино всегда обслуживаются внушительными контингентами секс-работниц, что является неотъемлемой составной частью современной игорной индустрии.

Так было в культовом для игорного мира Лас-Вегасе, в знаменитых казино Монте-Карло и на дореволюционной Кубе, которая считалась борделем для американских туристов, приезжавших на остров ради игры в принадлежащих мафии казино. И так будет в Украине — на что указывают достаточно определенные заявления представителей власти, которые явно прощупывают сейчас настроения украинского общества.

На днях об этом высказалась Галина Третьякова — глава парламентского комитета по вопросам социальной политики и защиты прав ветеранов. Это та самая одиозная депутатка из фракции «Слуги народа», которая совсем недавно попала в громкий скандал — после пространных размышлений на тему стерилизации бедных, у которых якобы рождаются неполноценные дети. Третьякова давно известна своей фанатичной приверженностью либертарианской идеологии. Именно она представила в прошлом году проект антисоциального Трудового кодекса, публично обещая «наезжать на права и дискриминировать наемного рабочего». А также заявила, что на госслужбу надо принимать исключительно граждан с «военным опытом» — очевидно, подразумевая под этим выходцев из АТО. 

«Дети низкого качества»: Третьякова обвинила критиков в травле
«Дети низкого качества»: Третьякова обвинила критиков в травле
© Facebook, Александр Сенько

Офис президента Зеленского последовательно игнорировал резонансные реплики Третьяковой, защищая ее от критики возмущенных людей. Судя по всему, депутатка призвана озвучивать то, что на самом деле находится на уме у украинского руководства. И вот сейчас она первой заговорила на тему легализации проституции. «Секс-индустрия — это одна из старейших, как говорят, профессий. Она есть, была и будет. А те, кто ее организуют, так называемые сутенеры, работают в «черной» части спектра экономики. Они получают прибыли и не платят налоги… Когда есть лицензия и когда это цивилизованно, это можно контролировать», — заявила Третьякова в интервью одному из украинских изданий. А уже на следующий день эту тему начали обсуждать на ток-шоу дружественных для власти телеканалов.

Попытки легализовать проституцию предпринимались вскоре после Евромайдана — пять лет назад, когда депутат от «Самопомощи» Андрей Немировский внес в Верховную Раду Украины проект закона «О регулировании проституции и деятельности секс-заведений». Эта инициатива выглядела вполне проходной, и поначалу ее явно поддерживало окружение тогдашнего президента. Однако у Порошенко боялись за свои рейтинги, поскольку большинство украинцев выступали против легализации секс-бизнеса — точно так же, как и против возвращения игорных домов. А потому у коалиции не нашлось достаточного количества голосов в поддержку «закона о таиландизации Украины», как тогда называли его критики в соцстетях. Однако сейчас все находится в руках фракции президента Зеленского, который способен реализовать неудавшиеся планы своего предшественника.

К чему приведет легализация проституции? Ее сторонники говорят о том, что это поможет защитить права занятых в этом бизнесе девушек — хотя проституция в Украине и без того уголовно не наказуема. Однако единственным результатом принятия такого закона станет масштабное расширение рынка секс-услуг, в который с неизбежностью втянут еще больше молодых и бедных украинок, страдающих от безработицы и отсутствия жизненных перспектив. Вдобавок он поспособствует дальнейшему росту тесно связанных с проституцией наркоторговли и криминала. При этом сексуальная эксплуатация женщин будет официально признана нормальным явлением — что-то вроде работы в офисе, преподавательской аудитории и в цеху. Хотя на самом деле речь идет о легальном насилии над женщиной, которое ни в коем случае не является «обычной работой» и всегда приводит к физическим и психологическим травмам.

«Любая либерализация законодательства по проституции будет использована владельцами этого бизнеса для его расширения и в ущерб интересу эксплуатируемых девушек. Проституция и наркомания являются социальными проблемами, и не стоит создавать почву для расширения и развития этих явлений, в результате чего будет страдать весь социальный организм общества. Только признание того, что проституция является проблемой общества, а не «свободным выбором профессии», может быть ориентиром в решении этого сложнейшего вопроса», — пишет об этом блогер Илья Деревянко.

Легализацию секс-бизнеса активно лоббируют представители давно функционирующей теневой индустрии, в которую вложены сотни миллионов евро, — потому что они заинтересованы в развитии своего дела и явно имеют хорошие связи с представителями украинской власти. При этом речь идет не только об украинских предпринимателях — ведь современная проституция имеет международный характер, ориентируясь на тренды внешнего спроса. Так что на Банковой явно ориентируются в этом вопросе на позицию своих заинтересованных иностранных друзей. 

Кузьмин: «Игорный бизнес легализовали, на очереди проституция и торговля оружием»
Кузьмин: «Игорный бизнес легализовали, на очереди проституция и торговля оружием»
© Иван Пономарев

Как результат, Украина действительно превратится в подобие черноморского Таиланда — диковатую экзотическую страну, куда будут приезжать ради рулетки, дешевого алкоголя и секс-услуг. Причем не секрет, что в таких государствах в этот бизнес всегда вовлекают несовершеннолетних — потому что приезжие богачи всегда смогут откупиться в случае проблем от местной коррумпированной полиции. Именно такая незавидная роль отведена стране победившего достоинства в международной системе разделения труда, а либертарианские инициативы от команды Владимира Зеленского всего лишь последовательно проводят эту политику в жизнь, не обращая внимания на мнение своих граждан.

Ведь 73% избирателей, которые голосовали за нынешнего украинского президента, надеялись на улучшение социального положения, прекращение националистической истерии и наступление долгожданного мира — а вовсе не на легализацию игорных домов и борделей.