20 августа в центре Чернигова происходило публичное линчевание человека. Местный нацист из полка «Азов» вместе с побратимами из других правых организаций привязали к столбу местного бездомного и повесили ему на грудь табличку: «Я — опущенный ватник. Плюньте в меня». А затем начали публичную видеотрансляцию этого истязания на фейсбуке, периодически совершая плевки в лицо своей жертве.

По словам автора ролика, черниговский бездомный якобы отбыл срок за сексуальные преступления против малолетних, а на днях осквернил мемориал жертвам Небесной сотни, бросая в него бутылки. Эти обвинения могут быть лживыми — поскольку азовец тут же пожаловался, что местный суд накануне отпустил человека на свободу. Но ультраправые решили совершить над ним собственное судилище. Просто потому, что в умирающем городе не оказалось других подходящих объектов для погромной травли —  например, цыган, на которых нападают их идейные собратья в других городах страны.

«Люди, посмотрите на эти кадры, и поймите, что будет с теми, кто хочет «Русский мир» в Чернигове» — глумливо комментировал издевательства организатор линчевания из «Азова».

Все это происходило в центре города, посреди белого дня, на фоне разбитых и заросших черниговских тротуаров. Некоторые прохожие возмущались происходящим, но нацисты язвительно называли их гуманистами, предлагая купить бездомному билет до России. И намекали, что скотча много — можно примотать к столбам всех недовольных.

Прибывшая на место событий полиция дружески поздоровалась с нацистами за руку. «Это купленные патрульные, наши. Все в порядке», — весело прокомментировал появление стражей порядка один из участников Суда Линча. Полицейские всем своим видом показывали, как веселит их эта чудовищная средневековая ситуация — и даже не спешили развязать бездомного.

«Правоохранители предполагают, что мужчина привязал себя к столбу по собственной инициативе», — передали издевательское мнение полиции журналисты, которые попытались освободить привязанного человека, но услышали в ответ угрозы в свой собственный адрес. Бездомного не развязали даже после прибытия «скорой», потому что нацисты сказали перепуганным врачам, что ничего особенного не произошло. И лишь позже несчастного все-таки увезли в больницу — после побоев и долгой пытки на жарком солнце. Причем, нацисты всеми силами пытались этому помешать.

Важно понимать: это средневековое действо, которое «азовец» сам открыто сравнил в видеотрансляции с «шариатским судом» запрещенного в России ИГИЛ, не является личным эксцессом обезумевших от безнаказанности фашистов. Оно полностью соответствует текущим программным установкам украинского националистического политикума, которые систематически транслируются его лидерами на всю Украину.

4 июля, выступая в эфире львовского телеканала ZIK, народный депутат Верховной Рады Андрей Билецкий рассказал о том, как нужно поступать с миллионами украинцев, которые не хотят принимать догмы и мифы государственной идеологии украинского национализма.

«Я считаю, что людям нужно дать выбор. Хочешь быть ватником — будь им или в эмиграции без гражданства, или в тюрьме. Не будем блефовать: это никакая не свобода слова, это — вражеский элемент внутри государства. Всё. На этом точка», — заявил фактический руководитель полицейского полка «Азов» и зонтичных полувоенных структур, вроде «Национального корпуса» и «Национальных дружин».

Суд Линча: в центре Чернигова плевали в привязанного к столбу «ватника»

Эти угрозы касаются не политических оппозиционеров, которых и без того давно загнали под шконку украинской политики. По существу, Билецкий говорит о судьбе половины населения Украины — о всех людях, которые, несмотря ни на что, упорно голосуют в опросах за мирное решение конфликта на востоке страны, критически относятся к канонизации Шухевича и Бандеры, выступают против вступления в НАТО, недовольны грабительскими антисоциальными реформами, уничтожением памятников, принудительным переименованием своих городов, или хотят, чтобы их дети могли получать образование на родном языке. Которые поют неправильные песни, смотрят не те фильмы — или просто не нравятся ультраправым, как этот несчастный, больной и совершенно аполитичный бездомный.

Вождь украинских ультраправых совершенно недвусмысленно отказывает им в праве высказывать свое мнение, требуя от нелояльных граждан покинуть родину или отправиться за решетку, с одновременной утратой гражданских прав — а его черниговские подчиненные тоже обещали отправить свою жертву в Россию. Хотя, согласно нормам действующей Конституции Украины, ни один украинец не может быть лишен гражданства своей страны.

Все это зарождалось уже на майдане — когда его участники занимались публичными истязаниями ни в чем не повинных людей. Их ставили на колени с позорящими табличками на груди и проводили сквозь озлобленную толпу, заставляя терпеть оскорбления, пинки и плевки. Украинская трагедия начиналась именно с безнаказанных  упражнений в hate speech, когда тысячи людей с хорошими лицами писали оскорбительные статьи в адрес донецкой, одесской и киевской «ваты», обычно понимая под этим словом всех, что критически относился к украинскому национализму.

«Вате слова не давали!» — заявили эти люди сразу по итогам Евромайдана. В апреле 2014 года передовые художники выставляли в Киеве запертых в клетках «ватников» и «колорадов». А разжигающие ненависть мультики, созданные писательницей Иреной Карпой, активно поспособствовали росту взаимной вражды, представляя противников майдана уродливыми, безмозглыми существами, диалог с которыми можно вести только посредством пуль и снарядов. Наконец, после кошмара Одессы, стал обычным призыв «жечь вату!» — то есть открытое подстрекательство к преследованию и уничтожению своих идейных противников.

Сейчас, четыре года спустя, они совершенно открыто расправляются со своими противниками, используя для этого средневековые методы насилия, вроде линчевания и этнического погрома. И если украинское общество не найдется в себе силы остановить этот беспредел, расплата за это будет по-настоящему страшной. Чтобы понять это, достаточно прочитать комментаторы к видеостриму «азовца», где его соратники требуют утопить или сжечь бездомного.

И всем ясно, что сейчас эти угрозы не выглядят чем-то невозможным и нереальным.