Герои на убой. О тех, кого режим Порошенко послал под пули российских пограничников
Герои на убой. О тех, кого режим Порошенко послал под пули российских пограничников
© Пресс-служба пограничного управления ФСБ РФ по Республике Крым | Перейти в фотобанк
Соответствующее заявление 17 декабря сделал руководитель группы адвокатов Николай Полозов, передает РИА Новости.

Он напомнил, что восемь моряков уже признали себя военнопленными, остальные также вскоре признают себя в этом статусе.

«Только сохраняя общую позицию, у моряков есть все шансы… Следствие будет пытаться их рассорить… Команда адвокатов постарается удержать моряков от этих действий», — сказал адвокат.

По его словам, 34 московских и крымских адвоката участвуют в данном деле и реализуют единую стратегию по защите украинских военных.

Эта команда адвокатов работает уже неделю, и за это время защитники посетили 11 задержанных моряков, добавил юрист.

«Восемь из них в ходе следственных действий заявили под протокол о том, что они считают себя военнопленными и являются таковыми. Это отражает общую стратегическую позицию. О том, что они — военнопленные, говорят в Украине, говорят в мире, об этом говорят сами моряки, и только российские власти считают их уголовными преступниками», — отметил руководитель группы адвокатов.

По его словам, нет причин сомневаться в том, что оставшиеся моряки сделают аналогичные заявления.

Ранее адвокат моряка ВМС Украины Юрия Будзылы Айдер Азаматов в интервью изданию Украина.ру подчеркнул, что никакого давления на него и его коллег со стороны российских спецслужб не оказывается и они выполняют свою работу согласно законодательству.

25 ноября три корабля Военно-морских сил Украины, нарушив государственную границу России, вошли во временно закрытую акваторию территориального моря РФ и двинулись из Черного моря к Керченскому проливу. Они опасно маневрировали, не подчинялись законным требованиям российских властей, за что были задержаны. При этом трое моряков были ранены — им оказали медицинскую помощь.

После инцидента в отношении 24 украинских моряков возбудили уголовное дело о незаконном пересечении госграницы, их арестовали до 25 января 2019 года. 29 ноября они были этапированы в Москву, в следственный изолятор «Лефортово». Троих раненых моряков поместили в медблок СИЗО «Матросская тишина».

На допросе ФСБ капитан третьего ранга Владимир Лесовой, участвовавший в инциденте, признался, что запросы по установке УКВ-станции игнорировал сознательно и понимал, что действия группировки кораблей Военно-морских сил Украины в Керченском проливе носят провокационный характер.

Изображая жертву. Порошенко обращается к мировому сообществу
Изображая жертву. Порошенко обращается к мировому сообществу
© пресс-служба президента Украины/Михайло Палінчак | Перейти в фотобанк
Тем не менее в Киеве задержанных моряков называют военнопленными. В ФСБ же заявляли, что они не могут считаться таковыми, поскольку обвиняются в уголовном преступлении, а Россия и Украина не находятся в состоянии войны или военного конфликта.

В частности, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) оставил без ответа просьбу Киева признать украинских моряков военнопленными.

При этом главный редактор одесского издания «Таймер» Юрий Ткачев заявил, что, даже если Украина и имеет право на признание арестованных моряков военнопленными, своим лицемерием и двойными стандартами она отняла у себя возможность осуждать Россию. 

«И по букве, и по духу Конвенции, некоторые основания у неё на это есть… Но, с другой стороны, и Украина, выкатывающая такие требования, категорически отказывается признавать военнопленными, скажем, захваченных на Донбассе военнослужащих ДНР и ЛНР: их судят как террористов. И даже пресловутых российских ГРУшников (Александра. — Ред.) Александрова и (Евгения. — Ред.) Ерофеева военнопленными не признавали, а судили в общем порядке. На этом фоне требования Украины признать моряков военнопленными выглядят не более чем лицемерием. Так что — да, возможно, об этом можно было бы говорить и осуждать действия России. Если бы сама Украина не выбила из рук сторонников этой позиции все мыслимые аргументы», — подчеркнул он.