Об этом он сказал в интервью изданию Украина.ру.

— Николай Николаевич, каковы перспективы сохранения диалога России с «недружественными странами» в среднесрочной перспективе?

— «Диалог» с «недружественными странами» будет всегда, поскольку невозможно не общаться с Россией. Визит канцлера Австрии тому пример. Вопрос в результативности этого диалога и том, какие цели будут преследовать его стороны. Также вариативна и степень «недружественности» стран: одно дело говорить о диалоге с Польшей, другое, например, с Францией или Германией. 

Путин запретил банкам РФ направлять сведения о клиентах в недружественные страны
Путин запретил банкам РФ направлять сведения о клиентах в недружественные страны
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк

Перспективы содержательности и разносторонности диалога зависят как от способности России развернуть в свою пользу украинский кризис, так и решить экономические проблемы, возникшие в результате санкций. Если действия России в этом направлении будут успешны, то «недружественным странам» придется входить в диалог по разным вопросам. Если же в военной сфере и в экономике нас будут преследовать неудачи, то интереса в диалоге с Россией не возникнет.

— Насколько реалистична перспектива дальнейшего ухудшения отношений России и стран Запада?

— Дальнейшее ухудшение отношений России и стран Запада вполне реалистично. Только «страны Запада» — слишком абстрактное понятие. Отношение США к России холодное, рациональное — и оно вряд ли будет ухудшаться, поскольку стратегический выбор пути на уничтожение России уже сделан и любые «улучшения отношений» на этом пути являются лишь тактическими уловками.

Европейские страны являются более манипулируемыми со стороны США, и «ухудшение отношений» может быть в любой момент смоделировано чем-то вроде очередной провокации типа Бучи.

— Какие направления сотрудничества могут иметь перспективу развития?

— Улучшение отношений лежит в плоскости выбора европейскими странами рациональной политики и борьбы с манипуляциями со стороны США. Перспективой развития обладает такое направление сотрудничества, как решение глобальных продовольственных проблем. Но оно может реализоваться только в ситуации, если эти проблемы действительно захотят решать, а не использовать их для давления на государства, страдающие от проблем с закупками продовольствия и ресурсов для выращивания зерновых. 

«Продовольствия не получат»: экономист Колташов рассказал, что ждёт недружественные страны в этом году
«Продовольствия не получат»: экономист Колташов рассказал, что ждёт недружественные страны в этом году
© РИА Новости, Сергей Аверин / Перейти в фотобанк

— Какова вероятность изменения позиции Запада в плане поддержки украинского режима в условиях текущего конфликта? Что может повлиять на этот процесс?

— Для Запада, прежде всего для США, игра вокруг Украины не является игрой с нулевой суммой. Их устроит и подчинение Украины Россией, но с максимально разбалансированной социальной системой, с разрушенной экономикой и инфраструктурой. В представлениях западных стратегов, это ляжет непосильным бременем на Россию — и вкупе с санкциями приведет если не к краху российской экономики, то к остановке ее развития.

Но пока украинский режим будет продолжать идти по пути достижения поставленных целей — разрушение экономики и инфраструктуры — его будут реально поддерживать. Речь идет о поддержке в виде поставок вооружения и внешнеполитического и экономического давления на Россию. Внешнее давление на Россию не помогает Украине реально, но позволят поддерживать пропагандистский дискурс, что Россия скоро рухнет.

В случае же достижения каких-то мирных договоренностей между Россией и Украиной, поддержка может измениться: вспомнят про долги Украины, коррупцию, права человека и т. п. Однако такое давление будет зависеть от условий, на которых украинские власти заключат теоретически возможные мирные соглашения с Россией. Если эти условия будут исключать возможность использования Украины в качестве инструмента борьбы с Россией, то сложившийся к тому времени украинский политический режим лишится поддержки Запада.