— Матеуш, журналист Томаш Мацейчук в интервью изданию Украина.ру заявил, что для польского общества кризис на границе — это подарок судьбы, так как он сплачивает польское общество. Вы согласны с этим?

— На польском обществе это пока никак не отразилось. Польское общество интересуется в первую очередь совершенно другими вопросами: рост цен, социально-экономические условия… Так что я бы не сказал, что это главная, основная тема для рядовых граждан Польши.

Томаш Мацейчук о том, как Польша готовится к военному конфликту с Москвой и Минском
Томаш Мацейчук о том, как Польша готовится к военному конфликту с Москвой и Минском
© из личного архива Томаша Мацейчука

Тем более поляки прекрасно понимают: большинство эмигрантов направляются в Германию. С нашей польской точки зрения они вообще не представляют никакой угрозы, потому что практически никто из них не заинтересован в том, чтобы оставаться на территории Польши. Поэтому, на самом деле это второстепенный вопрос. Конечно, у правительства есть желание (то, о чем вам сказал Мацейчук) информационно прикрыть все другие вопросы.

А значит, во-первых, тот вопрос, о котором я тебе уже сказал — социально-экономический. Во-вторых, проблемы с польской судебной системой в Евросоюзе. Есть второй вердикт второго Европейского суда, на этот раз в Страсбурге, о том, что они вообще не признают назначения значительной части польских судей. Так что вот это реальные проблемы у Польши.

Естественно, из-за того, что на границе появилось несколько тысяч мигрантов, у правительства в какой-то степени получилось отвлечь внимание общества от совершенно других проблем, которые намного важнее. Это очень выгодно с точки зрения правительства, но я бы не сказал, что им удалось сплотить всех. Однако они остановили на какое-то время падение своего рейтинга.

Те избиратели партии «Право и справедливость», которые считают главным элементом программы правящей партии вопросы безопасности, защиты границ, защиты от российской или белорусской угрозы, действительно, может быть, и сплотились. Это отражено в социологических опросах.

— Как вы считаеше, чтобы и дальше остановить падение рейтинга правящей партии, может ли нынешняя польская власть спровоцировать военные действия на границе — столкновение с белорусскими пограничниками, а потом потихоньку в этот конфликт втягивают с одной стороны членов НАТО, с другой — членов ОДКБ. Это возможно?

— Это возможно только в случае, когда такая команда поступит из Вашингтона — они самостоятельно не решатся на такой шаг. Тем более, у правящей партии есть один прекрасный пример их хорошего друга Саакашвили, который решился на такого рода шаг в 2008 году.

Я не думаю, что кто-то в ЕС на полном серьезе воспринял бы заявление о российской и белорусской угрозе, поэтому вряд ли бы конфликт с мигрантами перерос бы в вооруженный конфликт между НАТО и ОДКБ. Все в ЕС, за исключением Прибалтики и Польши, настроены на диалог. Не случайно Меркель ведет переговоры с Лукашенко по поводу миграционного кризиса. А французы и немцы ведут переговоры с российским президентом.

А с кем могут вести переговоры Польша и Прибалтика? Может быть, с Тихановской, потому что у них другой подход. Фактически они сами себя исключают из любых реалистичных форматов решения этой проблемы.

Сергей Лущ: Меркель может выступить только посредником между Евросоюзом и Лукашенко
Сергей Лущ: Меркель может выступить только посредником между Евросоюзом и Лукашенко
© из личного архива Сергея Луща

— Вы говорили о Меркель, о ее переговорах с Лукашенко. В СМИ прошла информация, что якобы Лукашенко и Меркель достигли неких договоренностей. Что Германия могла пообещать Белоруссии?

— В польских СМИ считают, что Лукашенко пытается идти по пути Эрдогана. Об этом говорят определенные факты: поступают сообщения о том, что белорусы собираются уже строить лагеря для беженцев с более-менее цивилизованными условиями. 

Так что вполне возможно, что Белоруссия в обмен на то, что сможет остановить миграционный поток, получит определенные средства, или, может быть, получит определенное смягчение станционного режима. Посмотрим. Конечно, с санкционным режимом сложнее, потому что Польша, Литва, Латвия, Эстония будут, конечно, выступать против отмены любых санкций, точнее, даже за введение новых санкций.

Но тем не менее есть другие возможности финансовой помощи, несмотря на все санкции. Я думаю, именно этого Лукашенко и добивается. Этого он успешно может добиться, потому что сам факт, что с ним ведут переговоры вопреки протестам Польши и Прибалтики, уже тоже говорит о том, что на самом деле серьезные государства — члены ЕС настроены на диалог, потому что их лидеры понимают, что это единственная возможность разрешения конфликта.

— На помощь польским пограничникам, польской армии, подразделениям, которая находится на границе, прибыли британские военные. Что в польских СМИ, что польские политики об этом говорят? 

— После выхода Великобритании из ЕС и после ухудшения отношений Варшавы с Вашингтоном, с Байденом, они теперь пытаются, я имею в виду правящую партию Польши, представлять Великобританию как чуть ли не самого надежного союзника Польши. Лондон пользуется возможностью, пользуется случаем, что США сосредоточены так или иначе на проблеме Китая. Поэтому я думаю, что Лондон пытается возобновить Большую игру против России, как это было в XIX веке. 

Но британское присутствие в Польше символично. Не думаю, что оно будет постоянным. Тем не менее британские военные на польско-белорусской границе — это определенный символ того, что Лондон пытается вернуться в игру против России.