— Всеволод, как оценивать звонок Меркель Лукашенко? Как победу Минска в погранично-мигрантской войне или такая оценка несерьезна?

— Переговоры Меркель и Лукашенко, которые длились около 50 минут, были восприняты белорусской стороной с нескрываемым торжеством. Ведь прямые переговоры с западными лидерами — это именно то, чего столько времени добивались белорусские власти. Однако говорить о том, что Запад снимает политическую блокаду с Белоруссии, как минимум преждевременно.

Томаш Мацейчук о том, как Польша готовится к военному конфликту с Москвой и Минском
Томаш Мацейчук о том, как Польша готовится к военному конфликту с Москвой и Минском
© из личного архива Томаша Мацейчука

Во-первых, Ангела Меркель находится в положении «хромой утки», т. е. уходящего политика, который может себе позволить «грязную работу» в виде переговоров с нерукопожатным на Западе белорусским лидером. Сама тема переговоров слишком узкая и не затрагивающая вопросов признания белорусского руководства странами Запада.

Во-вторых, сам тон западных политиков в отношении официального Минска остается крайне недружелюбным. Тем не менее определенную дипломатическую победу в свой актив белорусские власти все-таки могут записать, ведь прецедент переговоров Лукашенко с западным лидером так или иначе создан, и официальный Минск не преминет этим воспользоваться, добиваясь от Запада новых уступок.

— Насколько будут серьезными очередные санкции Запада в отношении Белоруссии? Каких сфер они могут коснуться?

— Несмотря на то, что переговоры с Меркель были восприняты в Минске как несомненный успех, Запад продолжает свой курс на ужесточение санкций в отношении Белоруссии. В ближайшее время будет обнародован пятый санкционный пакет.

Среди прочего белорусский национальный перевозчик Белавиа может лишиться более половины парка своих самолетов, которые находятся в лизинге. Поэтому если белорусские власти рассчитывали использовать миграционный кризис как инструмент давления на Запад, результат пока, скорее, противоположный — санкции усиливаются.

— Может ли конфликт на белорусско-польской границе перерасти в военный?

— Я не думаю, что дело может дойти до реальной войны. Само количество мигрантов на белорусской границе в масштабах Европы весьма невелико. Другое дело, что для ЕС здесь дело принципа: если пропустить мигрантов из Белоруссии, то белорусский коридор, скорее всего, станет постоянным.

Кроме того, ЕС очень не хочет идти на уступки «диктатору» Лукашенко, символически это будет воспринято как поражение. Поэтому тлеть этот миграционный кризис может неопределенно долго, создавая проблемы прежде всего для самой Белоруссии, ведь мигранты остаются на ее территории.

Томаш Мацейчук: поляки борются с новым Рейхом — Брюсселем и немецкими леволибералами
Томаш Мацейчук: поляки борются с новым Рейхом — Брюсселем и немецкими леволибералами
© из личного архива Томаша Мацейчука

Что касается воинственных заявлений поляков, то это их традиционная риторика. Польша использует миграционный кризис в своих целях, пытаясь нарастить свой вес в рамках ЕС и снизить давление на себя со стороны европейских структур.

Появление британских военных в Польше также неслучайно. Варшава традиционно использовала Вашингтон и Лондон в качестве противовеса Берлину и Брюсселю. Так что это обычная польская игра.