Владимир Скачко: кто он
Владимир Скачко: кто он
© https://vesti-ukr.com/
Об этом он рассказал в комментарии изданию Украина.ру

День журналиста Украины — профессиональный праздник корреспондентов и репортёров, который отмечается каждый год 6 июня. Именно в этот памятный день в Брюсселе Национальный союз журналистов Украины был принят в ряды Международной федерации журналистов — крупнейшей в мире организации профессиональных работников СМИ.

Известный киевский журналист Владимир Скачко, который был вынужден уехать из страны из-за незаконного преследования, отвечая на вопрос, как он оценивает нынешнее состояние украинской журналистики и что с ней будет потом, заявил следующее:

— На сегодняшний день независимой объективной журналистики в старом понимании этого слова как неотъемлемого института демократии и демократического общества в Украине уже нет. На мой взгляд, вся украинская журналистика — это уже пропаганда и контрпропаганда в зависимости от противоборствующих кошельков. Не более того.

Практически нет ни одного СМИ, которое стояло бы над схваткой и не обслуживало бы неоколониальную администрацию, пришедшую к власти после Майдана в феврале 2014 года, или тех, кто так или иначе пытается с ними бороться (я имею в виду те СМИ, которые можно условно назвать оппозиционными нынешней власти). Но они тоже обслуживают интересы олигархов и политических сил.

Нельзя сказать, что сегодня в Украине есть цензура, исходящая из одного центра. Существует жесткий и тотальный, не допускающий никаких утечек иного мнения, контроль над СМИ. Либо олигархический, либо политический. Это отличается от цензуры, потому что цензура исходит из одного центра и является идеологической, а контроль — это явление, не имеющее никакого отношения к идеологии. Это чисто политическое явление, превращающее СМИ в органы агитации и пропаганды, как сказал В.И. Ленин.

Я не могу выделить конкретных людей, которые еще пытаются соблюдать стандарты журналистики, но оппозиционные СМИ еще стараются следовать принципам объективности и всесторонности подачи информации. Во всяком случае они допускают публикацию двух-трех мнений, в том числе противоположных. Только они приглашают к себе людей, которые являются носителями противоборствующих взглядов. А те СМИ, которые подконтрольны колониальной майданной и постмайданной администрации, не утруждают себя даже такими псевдопризнаками свободы слова, преподнося себя в качестве защитников демократических ценностей.

В условиях интернета задавить эти отдельные СМИ и журналистов будет не так-то просто. Разве что такими уж контрпродуктивными и экстраординарными методами подавления интернета. Во всяком случае такая цель преследуется. Уже можно точно сказать, что именно такие СМИ являются целью номер один. Даже полуправда о происходящем в Украине после Майдана — самый страшный враг постмайданной власти и ее внешних кураторов. Об этом свидетельствуют первые репрессивные удары (незаконные и внесудебные) по телеканалам «пула Медведчука», нападения на журналистов, связанных с Анатолием Шарием.

Самый ярчайший пример этого — закрытие и тотальное давление на российские каналы и недопуск российских журналистов, которые могли бы работать и иначе, чем по-майданному освещать события.