В последние дни в российской и украинской прессе, а также в соцсетях, среди экспертов и политиков много разговоров идёт о возможной встрече президентов России и Украины Владимира Путина и Владимира Зеленского.

— Николай, как Вы считаете, состоится ли в ближайшем будущем встреча Владимира Зеленского и Владимира Путина? Если состоится, то в какой точке мира это может произойти?

— Президенты встречаются обычно тогда, когда у каждого из них есть представление, что эта встреча принесёт практическую пользу. Президенты не встречаются просто поговорить, начать диалог. Они встречаются, чтобы эти диалоги завершать. Это всё-таки игроки большого калибра, хотя бы в силу своего политического положения. Обычно президентским встречам предшествует длительный период встреч политиков более мелкого масштаба, экспертов, дипломатов, которые готовят президентам почву для продуктивной встречи. Непродуктивные встречи президентам не нужны, они сработают против их репутации и рейтингов, хотя, конечно, пропагандисты попытаются и неэффективную встречу представить эффективной, но это не будет иметь серьёзного политического эффекта.

Николай Злобин: кто он
Николай Злобин: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина

Главная часть работы президента любой страны в любой ситуации — это принимать решения. Брать на себя ответственность. Какие решения могут быть приняты в результате встречи Зеленского и Путина? Готовы ли президенты на какие-то решения? Я думаю, что нет.

Президенты не встречаются спонтанно, в конце концов, можно позвонить и поговорить по телефону, встреча — это событие, которое надо тщательно готовить. Я думаю, что рано или поздно встреча будет. У президентов двух соседних стран есть совместная повестка разговора, но тогда эта встреча будет зависеть не только от их политической воли, но и от объективной ситуации, которая складывается в отношениях между двумя странами.

На мой взгляд, сегодня в этой повестке нет вопросов, которые могут быть решены встречей двух президентов, скорее наоборот. Эта встреча может породить новый всплеск противостояния, поэтому я думаю, что на нынешнем этапе идея встречи — идея сугубо популистская. Пока ни Россия, ни Украина не созрели для того, чтобы провести встречу на высшем уровне. Кроме того, у России есть основания полагать, что на этой встрече Украина будет представлять не себя, а мнение её западных союзников, а у Украины есть представление, что на встрече Россия попытается обвести Украину вокруг пальца. Не стоит встречаться президентам двух стран, которые фундаментально не доверяют друг другу. Страны, имеется в виду.

Андрей Суздальцев: Зеленский просто хочет использовать Путина в своих интересах
Андрей Суздальцев: Зеленский просто хочет использовать Путина в своих интересах
© Владимир Трефилов

Что касается места встречи, то в первой четверти XXI века место встречи вообще не играет никакой роли. Никакого символизма в этом нет, тем более что с точки зрения российско-украинского конфликта трудно найти страну, занимающую нейтральную позицию.

— Николай, Зеленский собирается обсуждать ситуацию в Донбассе, возможно, будущее Крыма. А в Кремле говорят, что ни Донбасс, ни Крым обсуждать не собираются, но готовы говорить об улучшении российско-украинских отношений. Прокомментируйте, пожалуйста.

— Для Украины главный вопрос — это территориальная целостность страны и методы её реализации. Кремль же хочет говорить с Украиной о методах лишения Украины территориальной целостности. Обе страны хотят легитимизировать две разные Украины. Зеленский — Украину до 2014 года. Путин — Украину после 2014 года. А какая на самом деле Украина существует?

— Николай, недавно Сергей Лавров объяснил, почему Россия не признаёт Донбасс, как это сделала в 2008 году с Абхазией и Южной Осетией. Сказал, что всему виною заключённые договорённости — Минский комплекс мер. Украина очень часто говорит, что Россия заставила её подписать этот Комплекс мер, что Украина подписала документ под давлением. В такой логике выходит, что Россия заставила Украину подписать то, что впоследствии не позволяет ей признать Донбасс?

— В мировой политике любые соглашения подписываются под давлением. Это может быть давление других игроков, давление противника, давление обстоятельств, давление внутренней ситуации и так далее. То, что ты подписал что-то под давлением, не снимает ответственность с тебя за подписание документа, поэтому, мне кажется, эта аргументация Украины очень слаба.

«Какой смысл общаться с марионеткой?» Эксперты о возможности встречи Путина с Зеленским
«Какой смысл общаться с марионеткой?» Эксперты о возможности встречи Путина с Зеленским
© пресс-служба президента Украины/РИА Новости/Алексей Дружинин

Что касается отличия абхазской ситуации от донецкой, то дело не только в том, о чём сказал Сергей Викторович, но и в том, что Абхазия входила в состав СССР независимо от Грузии и, как считалось, имела право на существование независимо от Грузии после распада СССР, а логика развития донецкой ситуации вольно или невольно ведёт к необходимости включения Донецка в состав России как части Русского мира, чего, конечно, не было в ситуации с Абхазией и Южной Осетией. Это действительно два совершенно разных случая на практике.

— Николай, встреча Путина с Зеленским, если она состоится, станет своеобразным прологом к встрече Путина с Байденом (которая тоже ещё может не состояться). Как Вы считаете, в чём политический смысл этих встреч?

— Я уже говорил, что задача Запада, которую они реализуют через свои санкции, — это деглобализация России, мне кажется, России не следует помогать Западу деглобализовать саму себя, объявляя взаимные санкции, отказываясь от встреч и так далее, это только работает на руку её противникам. Я считаю, что Путину надо встречаться и с Байденом, и с Зеленским, но только после хорошей политической и экспертной подготовки встреч, чёткого понимания, что Россия хочет получить от этих встреч, и чётких формулировок того, что Россия хотела бы сказать миру на этих встречах. Её задача не допустить превращения себя в страну-изгоя. Именно в этом политический смысл этих встреч с точки зрения России.