Сергей Марков: кто он
Сергей Марков: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Президент США Джо Байден, комментируя возможную встречу с Владимиром Путиным на фоне новых санкций, заявил буквально следующее: «Я дал понять президенту Путину, что мы могли бы зайти дальше с санкциями, но я решил этого не делать, я решил действовать пропорционально. США не намерены запускать цикл эскалации и конфликта с Россией».

- Сергей Александрович, вы понимаете, что конкретно сейчас Байден хочет от России?

— Со стороны его слова звучат как полное безумие (мы хотим проводить деэскалацию, но мы вводим санкции), но это вполне рациональная и внятная политика.

Дело в том, что ситуация в Донбассе дошла до грани большой войны, когда российская армия могла вступить на территорию Украины. Если бы она это сделала, с большой вероятностью был бы ликвидирован проамериканский режим, а половина украинской армии перешла бы на сторону России, и могла бы возникнуть большая война в Европе.

Это очень напугало европейских политиков, которые настоятельно попросили Байдена пойти по пути деэскалации. И он пошел. Он не стал вводить американские боевые корабли в Черное море, и у нас есть все основания полагать, что он дал приказ ВСУ (которые в значительной степени больше подчинены Байдену, чем Зеленскому) начать отвод техники и войск от территории Донбасса.

Что касается санкций, то Байден не хотел их вводить, но он был вынужден это сделать. Он был вынужден реагировать на действия России, которая в ультимативной форме потребовала не вводить санкции (на следующее утро после разговора Байдена и Путина Ушаков вызвал посла США и публично заявил, что мы будем жестко реагировать, если США введут санкции). Кремль ввел это заявление в публичное пространство.

Если бы Байден не ввел новые санкции, он оказался бы посмешищем для всего мира. Был бы взрыв возмущения со стороны русофобских союзников США, и весь мир счел бы, что Байден слушается приказа Путина не вводить санкции. Москва поставила Байдена в ситуацию, когда он вынужден был ввести санкции.

Но сам Байден был настроен на деэскалацию, и он объяснил свое решение тем, что мы-то санкции вводим, но на самом деле мы готовы идти по пути деэскалации. Он же не мог прямо сказать, что я не могу выглядеть дурачком, которым командует Путин.

Александр Рар: Конфликт США с Россией — это борьба монополярного мира с мультиполярным
Александр Рар: Конфликт США с Россией — это борьба монополярного мира с мультиполярным
© РИА Новости, Михаил Климентьев
Другой вопрос, почему Москва спровоцировала США на эти санкции. Ведь было видно, что они явно были неподготовлены (Малькевича и Громова дважды упомянули), потому что их не собирались вводить.

- Почему же Москва спровоцировала США на эти поспешные и неподготовленные санкции?

— Это произошло, потому что Москва не хочет сейчас проведения саммита. Ей не нужен быстрый саммит, когда поговорили, сделали вид, что эскалации нет, и ничего не изменилось. Москва хочет, чтобы саммит был хорошо подготовлен, как в свое время готовили советско-американские саммиты, когда сначала много месяцев действуют рабочие группы. Чтобы встреча состоялась ближе к нашим выборам в Госдуму.

Москва хочет использовать подготовку к саммиту для решения другой проблемы, которая не решается уже много лет, — разблокировать взаимодействие различных уровней власти, в частности на уровне министерств.

Идет такая шахматная геополитическая игра.

- Если Европа и США опасаются большой войны, может ли Россия вынудить Вашингтон пойти на уступки по Украине, хотя бы символические?

— Я думаю, нет. Единственное, что может сейчас Москва, — так это добиться, чтобы была деэскалация, которая сейчас фактически началась. Это возможно, а остальное вряд ли сейчас удастся. Более того, сейчас со стороны Вашингтона ведутся разговоры о создании полноценных американских баз на территории Украины.

- А можно ли в принципе решить украинский кризис без военной составляющей?

— Нет. Логика здесь очень простая. Надо отвечать на подобное подобным. Если на вас нападают аргументами в информационной войне, вы можете информационно отвечать. Если против вас применяют ракеты, вы можете ответить только ракетами.

На Украине к власти приведен террористический режим, который держится только на военной силе. Он вызывает ненависть у большинства населения, он полностью в крови из-за военных преступлений, преступлений против человечности и массовых репрессий, которые были в 2014 году. Все соучастники этих преступлений только посредством террора удерживаются от власти, и отстранить их можно только военной силой.

- У нас было интервью с одним из основателей ДНР Андреем Пургиным, который предложил республикам приостановить свое участие в ТКГ, так как группа, по идее, должна выполнять решения, принятые на уровне «нормандского формата», а никаких решений принято не было, и Москва игнорирует переговоры с украинской стороной…

— Это несерьезно. Все переговорные форматы должны быть сохранены. Они могут пригодиться, даже если они выглядят бесплодно. Да, украинская сторона отказывается ездить в Минск, но это все в рамках той самой политики эскалации. Если им дадут приказ вернуться, они вернутся. Не надо выходить.

Мы должны держаться за Минские соглашения, потому что это инструмент, при помощи которого мы можем создать условия для демонтажа этого репрессивного киевского режима. Он может начаться по политическим причинам, но потом к этому может подключиться и военная составляющая.

Если Минские соглашения будут выполнены в полной мере, начнется расследование преступлений, совершенных киевским режимом. И вот тут могут всплыть такие ужасные подробности, что начнется распад режима.

-  Готов ли Запад применить в отношении России жесткие меры типа запрета на покупки облигаций федерального займа или отключения от системы SWIFT, насколько к этому готова наша экономическая и политическая система?

— Готов, но не сейчас. Я думаю, что они провернут это ближе к выборам в Госдуму. В какой-то момент обязательно настанет «идеальный шторм санкций». Будут арестовываться некоторые российские посольства, будут заходить в комнаты резидентуры ГРУ и СВР, будут арестовываться счета российских госкомпаний на миллиарды долларов. Это будет почти обязательно. Экономика к этому более-менее готова, у нее нет критической зависимости. Политическая система тоже в основном готова.