Олег Неменский: кто он
Олег Неменский: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Олег, в начале февраля президент Украины Владимир Зеленский наложил санкции на телеканалы, которые связывают с председателем политсовета партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ) Виктором Медведчуком. Как заявил секретарь Совбеза страны (СНБО) Алексей Данилов, закрытые каналы были не СМИ, а «пропагандистской машиной РФ». На ваш взгляд, оформившееся сейчас в Украине противостояние «Слуги народа» с ОПЗЖ — это борьба конкретно против Медведчука, против политсилы или закрытие каналов имеет какие-то внешние причины?

— Нет, это в первую очередь именно внутриполитические причины. Зеленский и партия «Слуга народа» катастрофически теряют симпатии избирателей, рейтинг падает, и очевидно по каким-то внутренним исследованиям, что значительная часть вины за это возложена на действия оппозиционных телеканалов. Наверняка, кстати, не только медведчукских, но в первую очередь их.

И в связи с этим решено для сохранения хотя бы того уровня поддержки, который имеется сейчас, бороться в информационном поле, и повод — не формальный, скорее, моральный — для этого есть. На современном Западе закрывают и запрещают вещание российских каналов, заявляя, что это не информирование, а пропаганда. И почему бы тогда на Украине так не делать? Соответственно, просто тот же самый принцип, который применяется в Европе, в которую стремится Украина, можно в данном случае применить для внутриполитической борьбы, заявив, что раз Медведчук — кум [президента РФ Владимира] Путина (на Украине это тесная связь), то значит, и связанные с ним телеканалы являются пророссийскими, а все, что связано с Россией, является не информированием, а пропагандой, от которой надо защитить население.

- Не усугубит ли, напротив, это решение ситуацию с рейтингами власти?

— В целом, конечно, это именно попытка построить информационно закрытое, может, в чем-то тоталитарное общество при все более слабеющем государстве. И эта попытка обречена на провал. Я действительно сомневаюсь, что ее эффект в плане сохранения уровня поддержки нынешней власти будет значительным или хотя бы позитивным, потому что возмущения в народе по поводу закрытия телеканалов так же сильно бьют по рейтингу власти, и уж точно очень сильно растет, или, по крайней мере, должен расти, антирейтинг и Зеленского, и правительства, и «Слуги народа».

Я также подозреваю, что и некоторая часть его сторонников все же очень недовольна такой политикой. Большая часть его сторонников смотрела эти телеканалы и опечалена тем, что теперь их закрыли, так что, скорее всего, тут ошибочное действие, которое будет дорого стоить в плане поддержки нынешней власти.

Фактор Медведчука в украинской политике
Фактор Медведчука в украинской политике
© Facebook, ОППОЗИЦИОННАЯ ПЛАТФОРМА - ЗА ЖИЗНЬ
- Звучит как логичная реакция. Неужели ее не предвидели в Офисе Зеленского?

— Я думаю, тут мы имеем дело не с холодным расчетом, а с истерикой, поскольку рейтинг падает слишком быстро, а в условиях современной Украины это очень опасно, так как открывает возможности для дестабилизации политической ситуации и попыток тех или иных оппозиционных групп по крайней мере продумать вариант смены власти, в том числе и силовой.

- А могут последовать какие-то преференции или, напротив, осуждение со стороны Запада в связи со всей этой ситуацией? С одной стороны, закрытие каналов противоречит принципам демократии, но ряд политологов, в частности украинских, считают, что это было заказом Вашингтона с целью давления на Медведчука, которого они считают российским агентом в Украине.

— Вашингтон в целом озабочен борьбой вообще с украинским олигархатом, и тут Медведчук рассматривается просто как один из, но да, с ним тоже надо бороться, тем более что он еще и связан с Россией. Но мы видим, что они и антироссийских олигархов тоже рассматривают с тем же негативом. Любой олигарх является ограничителем внешнего влияния, а Западу нужно выстроить систему внешнего управления Украиной, которая все еще строится и во многом работает недостаточно. В целом эту систему можно признать неэффективной. Для Запада это проблема. Вся эта система украинского олигархата на Западе оценивается как вредная, но побороть ее можно, только изменив весь социально-политический строй в стране, поэтому пока они концентрируются на такой точечной борьбе с отдельными олигархами.

Конечно, Медведчук является одним из них, и по нему тоже пытаются бить. И сейчас на Западе огромные дорогостоящие программы приняты по борьбе с российским информационным влиянием, поэтому вполне возможно, что украинское государство на закрытии телеканалов еще что-нибудь заработало, потому что что-то за это заплатили, что-то отстегнули от этих программ. То есть понятно, что не столько государство, сколько имеющие власть конкретные люди.

Несомненно, что это все проходит через одобрение западных кураторов, но это никак не отменяет внутриполитического аспекта, и в данном случае, на мой взгляд, он находится на первом месте. Но Запад точно не будет критиковать такие решения, скорее похвалит.

- Может ли последовать негативная реакция в случае раскручивания этой ситуации в международном юридическом поле?

— Если формальные юридические жалобы в международные судебные инстанции будут грамотными и будут раскручиваться, то Запад может что-то осудить. Но это осуждение не будет иметь каких-то практических результатов, потому что и Запад, и Украина в отношении к России и идее борьбы с российским информационным влиянием исходят из логики военной целесообразности и никаких норм и законов не признают.

Сергей Марков: Марионеточный режим Украины не может выполнить Минские соглашения
Сергей Марков: Марионеточный режим Украины не может выполнить Минские соглашения
© РИА Новости, Нина Зотина
- Следовало ли бы России в таком случае действительно озаботиться этим информационным влиянием? Например, ваш коллега Сергей Марков считает, что России следовало бы создать три русскоязычных телеканала, которые бы вещали на территории Украины и отражали бы три идеологии: первый телеканал — православную, второй — социалистическую и третий должен быть ориентирован на сторонников российской государственности. Что вы думаете по этому поводу?

— Я этот вопрос активно поднимал в 2014 году, когда с Украины шла большая политэмиграция, большой интеллектуальный ресурс, люди активные, хорошо разбирающиеся в ситуации и готовые работать в первую очередь в информационном поле. Тогда, несомненно, нужно было организовать и телеканалы разные нескольких форматов, чтобы охватить максимально широкую аудиторию, и радиостанции, и интернет-проекты. Все это можно было сделать, я тогда активно выступал за это. Кстати говоря, ваше издание является чуть ли не единственным результатом всей этой кампании. К сожалению, большая часть этой политэмиграции с Украины вынуждена была уйти в другие сферы.

Мне кажется, что в принципе все эти задачи актуальны и по сей день. Российского информационного вещания на Украину нет. Те же медведчукские каналы продвигают интересы альтернативной Украины, но никак не интересы России, и в целом характеристика тех же политических проектов Медведучка как пророссийских является фальшивой. Как говорил очень точно Путин, Медведчук является украинским националистом, так что пророссийскими они заявляются только оппонентами внутри Украины в рамках внутриполитической борьбы.

А нам нужны действительно или пророссийские, или напрямую российские, которые будут, конечно, всячески запрещаться, блокироваться, но все равно возможности так или иначе для вещания на Украину есть. Главное, что эти каналы должны быть не просто российскими, а именно ориентированными на украинскую аудиторию, потому что украинцы много смотрят российского телевидения, но нужны именно специальные СМИ, которые учитывают местную ситуацию. Их очень не хватает уже позавчера.

- Вы упомянули эту внутриполитическую борьбу в Украине и то, как Медведчук позиционируется с разных точек зрения. Вот недавно глава штаба «Европейской солидарности» Александр Турчинов заявил, что в случае досрочных выборов в Раду «Евросолидарность» может войти в коалицию со «Слугой народа», а лидер партии Петр Порошенко — стать премьером. При этом еще не так давно сторонники Порошенко называли Зеленского агентом Медведчука и, соответственно, агентом Путина. Что изменилось? Почему теперь Порошенко готов создавать коалицию с «агентом Путина»?

— В ситуации взаимной политической борьбы все оппоненты на Украине называют друг друга «агентами Путина». И оппоненты Порошенко тоже считают его «агентом Путина» и нередко так называют. Поэтому за обвинением в работе на Россию не стоит вообще ничего, кроме психологических, ментальных проблем, свойственных украинской политической культуре.

Правительственный квартал. Как друзья Зеленского укрепились во власти
Правительственный квартал. Как друзья Зеленского укрепились во власти
© commons.wikimedia.org, Vadim Chuprina
Собственно, сам Зеленский в 2019 году был своего рода tabula rasa — большинству людей было непонятно, чего он хочет, и они исходили из его образа в кино, из некоторых объективных критериев: человек с Восточной Украины, подчеркивает свои еврейские корни, соответственно, вряд ли может быть бандеровцем, русскоязычный… Поэтому основной его электорат проживает на Юго-Востоке и является, что называется, провосточным.

Но тут всплывают проблемы с политической культурой самих украинцев, которые не очень хорошо слушали Зеленского на этапе предвыборной кампании. Он все очень четко, вовремя проговаривал, и вся его последующая политика сообразна с теми его обещаниями, которые он выдвигал во время предвыборной кампании. Он-то как раз никак не изменился после того, как стал президентом. Он что обещал, то и делает. Он обещал ввести рынок земли, провести большую приватизацию. Касательно русского языка все, что он обещал, он говорил, что даст на проверку Конституционному суду, насколько соответствует закон о госязыке Конституции Украины. Он это обещание выполнил сразу после того, как стал президентом. В июле Конституционный суд выдал решение о том, что закон конституционен — все! Больше Зеленский ничего не обещал и все обещания по русскому языку выполнил.

- Что насчет мира в Донбассе?

— Он обещал, что будет добиваться мира на Донбассе только на украинских условиях. Когда одна из воюющих сторон настаивает только на своих условиях, это значит, что она намерена победить другую сторону. Это не путь компромисса и мира, это путь войны. Мир на украинских условиях возможен только в результате войны. Зеленский открыто обещал избирателям войну. До нее дело не дошло, но по крайней мере и мира не на украинских условиях он не допустил сообразно со своими обещаниями.

И что касается Порошенко. Зеленский не говорил, что он является его оппонентом. Опять же публично во время дебатов на стадионе он четко сформулировал, что является приговором, пришел на смену, но не является оппонентом. И этот момент, что нынешняя власть не оппонирует предыдущей, начинает доходить до избирателей, которые вовремя не хотели или не умели слушать, что говорил Зеленский во время предвыборной кампании.

- И у Порошенко это тоже поняли?

— Это доходит до людей Порошенко. Они понимают, что люди, собравшиеся в «зеленую» кампанию, — не оппоненты и, соответственно, с ними можно заключать какие-то сделки и даже начинать совместные политпроекты. В будущем, я думаю, это вполне возможно.