Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Недавно в Белоруссии объявили о создании первой пророссийской политической партии «Союз». Однако ряд экспертов связывают создание подобных структур с Лукашенко и белорусскими спецслужбами

Олег Неменский: кто он
Олег Неменский: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов

 - Олег, на ваш взгляд, какие перспективы имеет эта политическая сила и сможет ли она стать проводником российских интересов в Белоруссии?

 - Эта партия создается никак не Лукашенко. Эта партия имеет прямые контакты с пророссийской общественностью, поэтому она сможет формулировать задачи по настоящему сближению двух стран. Но ее смысл заключается не столько в том, чтобы быть проводником интересов интеграции, а в том, чтобы нарушить ту политическую систему, которая была в Белоруссии все последние годы.

Она заключалась в том, что Лукашенко был самым пророссийским политиком в Белоруссии, все пророссийское поле было зачищено.

Андрей Суздальцев: Белорусские протесты уходят в подполье
Андрей Суздальцев: Белорусские протесты уходят в подполье
© Владимир Трефилов
На самом деле Лукашенко не является радикальным сторонником интеграции, он совершенно справедливо позиционирует себя как защитника суверенитета Белоруссии и проводника курса нейтралитета белорусского государства. Поэтому во всей этой системе должны быть политические силы, придерживающиеся более пророссийской ориентации, чем президент, и способные критиковать президента с точки зрения интересов пророссийского избирателя.

Именно чтобы нарушить систему, когда кроме Лукашенко на политическом поле других пророссийских сил не было, и появляется такая партия. Думаю, она могла бы претендовать на заметную роль в белорусской политике, но все зависит от развития белоруской политической системы. Если Лукашенко вернется к старому подходу, то тогда ее деятельность будет де-факто заблокирована.

Однако сейчас у официального Минска есть основания не противодействовать сильно пророссийским силам и, зарегистрировав такую партию, допустить ее к участию в политической жизни.

Я знаю, что есть много критики этой политической силы и со стороны пророссийской общественности, но надо понимать, что эта партия не является русской национальной и лозунги, которые она формулирует, не столь радикальны, как хотелось бы многим. Тем не менее ее появление может нарушить ту политическую систему в Белоруссии, которая блокировала интеграцию наших стран.

- Будет ли эта политическая сила выступать на стороне Москвы, например, в экономических спорах с Минском?

— Все будет зависеть от конкретики, потому как партия, действующая в контексте белорусской политической системы должна быть, в первую очередь, обеспокоена интересами Белоруссии, а не все же формально иного государства. Политическая сила, которая будет заявлять себя как проводник интересов соседнего государства, не будет допущена к активному участию в политической жизни. Позиция этой партии будет обусловлена конкретикой экономических проблем.

- Мы часто критикуем и, безусловно, за дело, Александра Лукашенко за то, что он сопротивляется интеграции в Союзное государство. А что Россия со своей стороны может предложить и белорусскому народу, и белорусским элитам, чтобы Минск предпринял реальные шаги по интеграции?

— Понятно, что соединение двух столь разных социально-экономических систем друг с другом в данном случае возможно только за счет сильной трансформации одной из них и понятно какой, потому как масштаб не сопоставимый.

Эльвира Мирсалимова: В Белоруссии появились управляемые, удобные власти политические структуры
Эльвира Мирсалимова: В Белоруссии появились управляемые, удобные власти политические структуры
© предоставлено Эльвирой Мирсалимовой
Это действительно сложная проблема и, несомненно, болезненный процесс.  Белорусские элиты сложились, у них есть своя структура интересов, связанная с белорусской системой. Ее трансформация в сторону более соответствующего с Россией строя должна происходить и с учетом интересов белорусских элит и интересов общества. У белорусской социально-экономической модели большая поддержка среди белорусского общества, и с этим надо считаться.

Более того, у белорусской модели есть немало существенных достоинств  по сравнению с российской моделью. При этом надо учитывать, что и российская модель тоже развивается. Когда в Белоруссии говорят о том, что не хотят допускать сближения белорусской системы с российской, то российскую описывают так, будто Россия до сих пор живет в 90-х годах, а это, мягко говоря, не так.

Белорусским экспертам хочется посоветовать, что после 90-х прошло уже 20 лет и многое изменилось. В Белоруссии это не замечают. Кстати, изменилось в сторону большей близости с белорусской моделью. Так что сближение наших систем возможно, но это очень трудное задание для экспертного и делового сообщества обеих стран.

Хотелось бы выразить надежду на дальнейшую трансформацию российской модели. Пока сохраняется некоторый перекос в пользу внешнеторговых отношений по экспорту сырья, трансформация российской модели на развитие внутреннего спроса еще только началась и далека от завершения. Когда в России основным мотором развития экономики станет рост внутреннего спроса, и внутренний рынок начнет расти и становится привлекательным, то и соединение с белорусской экономической моделью может состояться боле мягко и успешно.

- Вы упомянули ориентацию на внутренний рынок. Если я вас правильно понял, то это как раз тот пример, который Россия может взять с белорусской экономической модели?

— Отчасти да, хотя не совсем, потому что белорусская экономическая модель во многом ориентирована на эксплуатацию своего геополитического статуса как важнейшего источника доходов, чем и обусловлена приверженность к многовекторной политике. И это отражается и на уровне жизни в Белоруссии, который все же оставляет желать лучшего, собственно, как и в России.

Что в будущем? Почему пророссийские силы в Белоруссии разобщены и раздроблены
Что в будущем? Почему пророссийские силы в Белоруссии разобщены и раздроблены
© REUTERS, Stringer
Россия и Белоруссия в равной мере заинтересованы в развороте экономической модели с внешних отношений на внутренний рынок, когда основным драйвером развития становится собственное население, и вся политическая система начинает рассматривать народ не как социальную нагрузку, а как важнейший источник доходов и развития. Именно в ходе такого разворота может состояться полноценная интеграция двух стран.

 - Какой вид в конечном итоге должна принять эта интеграция? Возникнет ли в результате нее конфедерация, или белорусские области вольются в состав России на правах еще одного субъекта?

— Я не верю в вариант вхождения белорусских областей на правах субъекта. Все-таки белорусское общество ценит наличие своей государственности и вряд захочет ее сдать, да это и не нужно. Нам следует развивать очень тесный союз и хотя бы попытаться реализовать ту модель, которая заложена в Союзном государстве. Правда, сам договор о Союзном государстве не плохо бы существенно подредактировать, он писался в совсем других условиях в 90-е годы.

Но сама идея создания единого конфедеративного государства по-прежнему актуальна и соответствует интересам как граждан России, так и граждан Белоруссии.

- А что нужно изменить в договоре о Союзном государстве?

— Там надо изменить принципы построения общих органов власти, которые оказались совершенно нерабочими. Не случайно высшие органы Союзного государства так и не начали свою работу. То есть вся политическая надстройка, которая прописана в союзном договоре, оказалась неэффективной и непривлекательной для обеих стран.

Соответственно, там есть много параметров, которые нужно существенным образом изменить, чтобы эта система оказалась работоспособной.

 - Вечером 24 октября стало известно о звонке госсекретаря Майка Помпео Лукашенко. Означает ли это, что США признали легитимность Лукашенко де-факто? Изменится ли ситуация после американских выборов?

— Каково будет отношение Вашингтона к Лукашенко после выборов пока судить рано. Касательно признания Вашингтоном легитимности Лукашенко я бы никаких оптимистичных ожиданий не поддерживал. В американском Конгрессе рассматривается законопроект о демократии и правах человека в Белоруссии. Законопроект является двухпартийным, но основные разработчики — представители Республиканской партии, но он поддерживается и демократами.

Олег Неменский: Лукашенко будет до конца сопротивляться созданию Союзного государства
Олег Неменский: Лукашенко будет до конца сопротивляться созданию Союзного государства
© РИА Новости, Нина Зотина
Согласно этому законопроекту Америка декларирует непризнание легитимности власти Лукашенко. Это очень жесткий документ, который нет просто восстанавливает актуальность подобных законов 2004, 2006 и 2011 годов, но и существенно ужесточает американское отношение к белорусской политической системе.

В случае принятия этого законопроекта кто бы ни был президентом США, отношение к Белоруссии будет гораздо более жестким, чем в последние два года, когда Белый дом пытался нормализовать отношения.

- 25 октября истек срок ультиматума Тихановской, однако крупнейшие предприятия Белоруссии продолжают работу, несмотря на обещанную лидером оппозиции общенациональную забастовку. Можно ли говорить о том, что затея Тихановской провалилась?

— Вряд ли инициаторы этой затеи рассчитывали на успех. То, что всеобщей стачки не получится, они знали заранее, все-таки он не настолько неадекватные люди.

Звонок перед провокацией? Зачем Помпео звонил Лукашенко
Звонок перед провокацией? Зачем Помпео звонил Лукашенко
© REUTERS, YG/SAV
Но сама инициатива с этим ультиматумом, соответствующий скандал, очевидно, были рассчитаны на то, чтобы несколько оживить впавшее в уныние протестное движение, создать новый информационный повод, чтобы СМИ вновь активно заговорили о деятельности оппозиции.

Эта цель вполне достигнута. Тем не менее скромность этой цели говорит об огромных проблемах в оппозиционном движении, потому что наверняка среди простых участников оппозиционных митингов было немало тех, кто всерьез воспринял эту угрозу о всеобщей забастовке. Сейчас увидев, что ее организовать не удалось, почувствовал, до чего слабы позиции оппозиционного движения.

Так что это очень спорная инициатива, которая с одной стороны достигла ближайшей цели как активизация протестов и информационный повод для разговоров о противостоянии. В тоже время в жертву этому принесла демонстрацию слабости белорусской оппозиции.

Я не уверен, что само это решение для оппозиционного движения было разумным. Может быть, для них это серьезная политическая ошибка.