Алексей Дзермант: На массовых акциях в это воскресенье могли быть теракты
Алексей Дзермант: На массовых акциях в это воскресенье могли быть теракты
© Facebook, Алексей Дзермант
Он рассказал об этом в интервью изданию Украина.ру

- Андрей Иванович, сегодня, 25 октября истекает срок, который официальный лидер белорусских протестов Светлана Тихановская определила власти для политических шагов навстречу оппозиции. Как успех/неуспех этого ультиматума повлияет на протестную активность?

— Возникла некоторая неопределенность. Мы должны понимать, что протесты, которые идут в Минске и областных центрах (прежде всего Брест), проходят сами по себе. У них нет ресурсов, внешней поддержки, но они дерутся с властями. Они группируются, у них выстроились определенные структуры, в том числе и территориальные (в Минске такие структуры есть почти во всех спальных районах), и потихонечку власть переходит к ним.

У них есть система, которая занимается оповещением, разведкой и сбором информации, довольно продуманная и регламентированная. Например, кто-то по ночам расклеивает листовки и пишет граффити. Там есть полевые командиры. Возникла огромная сетевая структура, которая организовывает все эти выходы. Как раз последние выходы в октябре по воскресеньям в большей степени координировались людьми на местах.

У них даже был конфликт с «Нехтой», потому что когда «Нехта» начинает куда-то влазить, сразу начинают людей хватать, бить и арестовывать. Две недели назад такой выход только по Минску координировали 42 координатора. Вы можете себе представить, какая была работа. Протесты структурируются. Они становятся малочисленнее, но более радикальными. Там появляются люди профессионального формата.

Заявление замминистра внутренних дел, что силы правопорядка (если их можно так назвать) будут использовать огнестрельное оружие, означает, что фактически власти расписались в том, что они не в силах эти протесты по-другому остановить. Тихановская и ее штаб понимают, что радикализация пойдет объективно, и пытаются провоцировать власть, в результате чего идет ответная реакция. Возникает замкнутый круг. Раскол углубляется.

Так вот Тихановская и ее штаб решили, что сейчас наиболее благодатный момент, для того чтобы использовать эти протесты в рамках своего ультиматума. Но штаб Тихановской в Литве и протесты в Минске живут отдельной жизнью. Коммуникации между ними почти нет. К тому же, все эти протесты в августе шли не за Тихановскую и не Марию Колесникову, а против Лукашенко. А то, что федеральные каналы уже третий месяц пиарят Тихановскую — так они выполняют поручения белорусского КГБ, отвлекая на нее внимание. Никакой Тихановской там нет.

Но ультиматум, который она объявила, попал в точку, и началось некое оживление. Нельзя сказать, что будет массовая забастовка или перекрытие всех улиц. Но не исключено, что сам ультиматум подстегнет к некоей активизации. Марш, который начался сегодня, пока проходит без эксцессов. Видимо, фактор России срабатывает. Москва категорически против насилия над людьми. Поэтому сказать, что ультиматум стал вехой — не скажешь.

- Какие последствия будут ждать Тихановскую, если ультиматум не сработает?

— Тихановская рискует. Если эта затея не удастся, и это поймут активисты этих структур, то она потеряет свой последний авторитет. В Минске ждать уже никто не будет. В Белоруссии появятся новые лидеры. Да, за ними начнется охота, это опасная игра, могут даже убить, но эти новые лидеры сделают Тихановскую ненужной. В Вильнюсе это прекрасно понимают, и поэтому пытаются апеллировать к тому, что ультиматум удался.

Угнетает то, что белорусские власти все это воспринимают как личную угрозу Лукашенко, и никаких действий кроме насилия к протестующим они не планируют. 22 числа Лукашенко собирал совещание у себя во дворце, где четко говорил о том, чтобы хватать, бить, стрелять. Ни о каких контактах речи нет.

Да, Лукашенко говорит о диалоге в рамках конституционной реформы. Но, во-первых, он об этой реформе так и не объявил. Во-вторых, диалог идет только с людьми, которые сидели в избирательных комиссиях. Люди из протеста к этому диалогу не допущены. Поэтому оппоненты режима не признают ни этот диалог, ни эту реформу. Раскол только углубляется.

Эльвира Мирсалимова: В Белоруссии появились управляемые, удобные власти политические структуры
Эльвира Мирсалимова: В Белоруссии появились управляемые, удобные власти политические структуры
© предоставлено Эльвирой Мирсалимовой
Давайте подведем итог. Какой-то стимул для протестов этот ультиматум, конечно, дал. Некая активизация сегодня-завтра ожидается. Этой активизации поможет сам Лукашенко, если его ОМОН начнет людей разгонять. Это тяжело отразится и на экономике, и на республике в целом. Забастовки будут, но они не готовы к такой работе. И самое главное, что штаб Тихановской ничего для этого не сделал, кроме нескольких заявлений и попыток пообщаться через «Скайп» с лидерами общественных мнений в самой Белоруссии.

- А может быть ситуация, при которой протесты постепенно сойдут на нет и Лукашенко останется у власти?

— Есть удивительная вещь под названием «белорусское чудо». Мы прогнозировали, что после 9 августа будут протесты, но мы получили полноценную белорусскую революцию, которая продолжается целых три месяца. Поэтому гарантировать, что все потихонечку затухнет, невозможно.

Не затухнет. Протесты уже в немалой степени перешли в формат подпольной работы. Это такой пожар на болоте, когда в глубину идет огонь. Не удивлюсь, если эксцессы будут сегодня к вечеру. Сегодня ожидается около 200 тысяч человек, потому что заканчивается уличный сезон.

Что может произойти неизвестно. Один выстрел и одна стычка может спровоцировать огромную протестную волну, с которой Лукашенко уже не справится. Это всегда большой риск.

- Получается, что сейчас вообще нет выхода из этого кризиса, и даже нет возможности посадить стороны за стол переговоров?

— Нет. Лукашенко не планирует никакого выхода. Он не планирует ничего другого, кроме как всех пересажать. И этого не скрывает. Нужно внимательно посмотреть на сегодняшний марш, потому что от него зависит завтрашняя ситуация.

- Как вы оцениваете телефонный разговор Лукашенко с Помпео? Кто кому какие сигналы послал?

— Лукашенко никогда не был врагом Запада. Он всегда был полезен Западу, проводил антироссийскую политику, оскорблял наше руководство, страну, народ, да еще получил за это деньги. Это происходило десятилетиями. Он не поддержал нас ни в ситуации с Абхазией/Южной Осетией, ни в Сирии, поставлял оружие в Азербайджан, территориальную целостность РФ тоже не признает (имеется в виду возвращение Крыма в состав России). Он всегда был выгоден Западу в том смысле, что мы сами оплачивали оружие против себя.

Помпео имеет собственный диалог с Лукашенко, и он не прерывался. В феврале он приезжал, много чего сказал в адрес России. И когда ситуация накалилась, посольство США в Минске призвало американских граждан запастись едой, водой и лекарствами минимум на три дня. И когда в эфире федерального телеканала прозвучало, что Лукашенко должен свои обещания выполнять, если хочет получить поддержку и деньги, тут же американцы появились.

Они пытаются дать возможность Лукашенко снова поиграть с Россией, в очередной раз обмануть ее, взять ее деньги. Этот жест Помпео был очень хорошо воспринят в Минске, его звонок ждали. До этого отпустили под домашний арест американского гражданина политтехнолога Шклярова. Они готовились к этому разговору, и, видимо, начали какой-то торг.

Но мы должны понимать, что Лукашенко никогда своих обещаний не выполнял. Он обещал закрыть границу с Литвой и Польшей — не закрыл. Обещал перебросить грузопоток с прибалтийских портов — не перебросил. Он так и не отказался от многовектроности и даже не пообещал признать Крым российским.  Он не сделал ничего, но претензии в адрес России там растут, и финансовые, и все остальные.

Поэтому нахождение у власти Лукашенко выгодно США. Лукашенко поддержал санкции против нас, обнулив антисанкции и открыв контрабандный терминал. Он играет на стороне Запада за наши деньги. И этим телефонным разговором он уравновесил визит глава СВР Нарышкина. Лукашенко продолжает на внешней арене вести себя как лимитроф, балансируя между Востоком и Западом даже в нынешних условиях.

- Сейчас вроде бы создаются минимум три пророссийские партии. Вы хоть какую-то из них рассматриваете всерьез?

— Эти партии создаются КГБ. Мы все про них знаем. Там еще будет создаваться формально прозападная партия под Марию Колесникову, которая выводила людей, сердечки раздавала и всячески выпускала пар.

В Белоруссии идет персональная котрреволюция. Богдан Безпалько уверен — украинского сценария не будет
В Белоруссии идет персональная котрреволюция. Богдан Безпалько уверен — украинского сценария не будет
© РИА Новости, Нина Зотина
А вторая партия — «Союз». Там собираются известные политические жулики и фашисты (у некоторых из них есть даже фотографии в фашистской форме), которые не первый раз будут изображать преданность союзным отношениям за российский счет. Эта партия будет существовать в лимитрофно-иждивенческом формате, чем Лукашенко занимался 26 лет.

Я напоминаю, что за последние 20 лет общая сумма экономической поддержки Белоруссии вроде списаний, дотаций и преференций со стороны России составила 133 млрд долларов. Не считая 1,5 млрд, которые Лукашенко выделили 14 сентября.

Эта партия будет продвигать пролукашенковскую политику и подстегивать белорусское лобби в Москве. И эту партию, с точки зрения Белоруссии, должна финансировать Россия. И все эти фашисты будут на иждивении у нашего бюджета.

Таким образом, КГБ будет создавать две партии, которые будут имитировать партийную систему и имитировать легитимность Лукашенко.

- Удержится ли Лукашенко у власти до конца года? Если да, что он будет делать потом?

— Такие прогнозы делать очень сложно, потому что ситуация все время меняется. Но она не исправляется. Диалога нет, противостояние усиливается, раскол в обществе увеличивается. Многое будет зависеть от самого Лукашенко, который допустил много ошибок. Но самое главное, что он продолжает всех обманывать, включая Россию, которая пришла ему на помощь в очередной раз.

Даже если он переживет эту зиму, весной ему будет тяжело. Ненависть к нему никуда не исчезла. Да, люди перестают ходить на митинги, потому что они неэффективны. Но это не значит, что завтра они проснутся и полюбят Лукашенко. Они сидят дома и еще больше раздражаются Лукашенко. В этом проблема.

Что касается нашей позиции, то я не знаю, сколько нужно ресурсов, и что мы должны сделать, чтобы белорусский народ полюбил Лукашенко. Это фантастика.