Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Всеволод, верите ли вы в искренность намерений Лукашенко дать возможность внести изменения в Конституцию, которая бы ограничила президентскую власть?

— К изменениям в Конституцию Лукашенко подталкивает сама жизнь. Нынешняя версия Конституции создавалась персонально под действующего президента, и с его уходом перераспределение властных полномочий неизбежно.

Всеволод Шимов: Западная Белоруссия в 1939 году восприняла Красную армию как освободительницу
Всеволод Шимов: Западная Белоруссия в 1939 году восприняла Красную армию как освободительницу
© vk.com, Всеволод Шимов

Для Лукашенко был бы оптимальным казахстанский сценарий, то есть управляемый трансфер власти и перераспределение полномочий под контролем уходящего президента.

Однако вполне возможно, что шанс для этого сценария уже упущен, и внутренние, и внешние игроки приложат все усилия, чтобы поломать его. Сегодня провести трансфер власти на своих условиях для Лукашенко будет гораздо сложнее, чем год или два назад. Кроме того, Лукашенко — очень властолюбивый человек, он сам признавался, что не видит себя вне президентства. Поэтому вопрос трансфера власти и ограничения полномочий для него крайне болезненный по определению.

Кроме того, он очень не любит делать что-либо под давлением: улицы, Путина, Запада — в данном случае не важно. Поэтому нельзя исключать, что он попытается спустить вопрос конституционной реформы на тормозах.

- Надо ли возвращаться к Конституции, которая действовала до 1994 года?

— Конституция 1994 года, может, и неплоха сама по себе, но в ней есть один крайне неприятный момент — русский язык не имеет статуса государственного.

Поэтому если уж и говорить о возврате к Конституции 1994 года, то с учётом поправок от 1995 года по языковому вопросу.

Однако те, кто стал продвигать идею возврата Конституции 1994 года, ничего об этом не говорили. И это вызывает подозрение, что языковую дискриминацию хотят протащить в общем пакете конституционной реформы.

А вообще я бы не стал воскрешать призраков "лихих девяностых". Нужна новая Конституция. Текст 1994 года может послужить для нее основой, но не более.

- Какой должна быть Белоруссия: парламентской, парламентско-президентской или президентско-парламентской республикой? Кто назначает премьера и формирует правительство? Коалиция партий?

— Для парламентской республики сегодня точно нет предпосылок — партийная система крайне слаба и незрела. Поэтому сильный президент в Белоруссии, скорее всего, останется. Изменения должны коснуться вертикали власти (она должна стать выборной), а также усиления контроля над правительством со стороны парламента.

Ну и такой экзотики, как издание президентом декретов, имеющих силу закона, быть не должно. Но это детали, которые будут прорабатывать специалисты.

- Что должно быть прописано по поводу Союзного государства, ОДКБ и русского языка? Надо ли менять государственный флаг и герб, например, на БЧБ и «Погоню»?

— Русский язык должен иметь статус государственного, это должно быть прописано железобетонно. Любая демократизация Конституции будет попросту обнулена, если русскоязычное большинство окажется поражено в фундаментальном праве на свободное использование родного языка. Что касается ОДКБ и Союзного государства, то это скорее вопрос политической воли, а не Конституции. В Конституции можно написать что угодно, но если нет политической воли, то эти статьи останутся мертворожденными.

Есть договор о создании Союзного государства, однако политической воли его исполнять не наблюдается. Закрепление положения о Союзном государстве в Конституции Белоруссии (а также России) должно быть итогом реального строительства этого государства, а не очередной декларацией о намерениях.

Что касается флага, то здесь вопрос сложный. То, что красно-зеленый флаг не стал легитимным символом, принимаемым большинством общества, — факт. Этот флаг — символ эпохи Лукашенко, который вместе с ним, скорее всего, и уйдет. Но и к БЧБ много вопросов. Этот флаг слишком ассоциируется с воинствующим белорусским этническим национализмом, а также историей белорусского коллаборационизма. И то, что этот флаг стал основным символом протестов, — весьма тревожный сигнал.

Политолог Шимов: Для Лукашенко не закрыта калитка на Запад
Политолог Шимов: Для Лукашенко не закрыта калитка на Запад
© vk.com, Всеволод Шимов

Думаю, что довольно большое число людей воздержалось от поддержки протестующих в том числе из-за того, что протест окрасился в цвета БЧБ. По-хорошему, Белоруссии нужна полностью новая символика, не красно-зеленая, и не бело-красно-белая.