Рекордный пиар антикоррупционеров Украины. Как Сытник и Холодницкий «прикрыли» Байдена
Рекордный пиар антикоррупционеров Украины. Как Сытник и Холодницкий «прикрыли» Байдена
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк
28 августа Конституционный суд Украины признал незаконным указ Петра Порошенко о назначении Артема Сытника директором Национального антикоррупционного бюро. Из-за этого сразу возник целый ряд вопросов — юридических и политических.

Даже представитель президента в Конституционном суде Украины Федор Вениславский заявил: «что с этим делать, до конца непонятно. Вопросов больше, чем ответов». Он добавил, что для смены директора НАБУ нужны определенные законодательные изменения.

- Алексей, всё-таки: уволили Сытника или нет, и чем вообще закончится эта история?

— Мы видим, что стороны пытаются по-разному трактовать решение Конституционного суда. Что вообще признал КС? КС признал, что на тот момент Порошенко превысил свои полномочия, назначив Сытника, что назначение главы НАБУ было не в его компетенции.

Но проблема в том, что это уже произошло, и ключевая дискуссия состоит в том, что именно отменил Конституционный суд. Он отменил сам факт указа (показав, что впредь президенты так не могут делать), а правовые отношения остались в действии, или же он отменил легитимность Сытника, который после указа Конституционного суда формально не может выполнять функции главы НАБУ?

Насколько я понимаю, НАБУ пытается уцепиться за ту часть решения, что это никак не влияет на ситуацию с Сытником, потому что он уже был назначен. Но, на мой взгляд, все это подрывает легитимность Сытника как главы НАБУ.

- Почему?

— Потому что теперь те, кто недоволен Сытником, могут обращаться в Госбюро расследований и регистрировать против него дела о самовольном захвате власти и присвоении полномочий. Это будет означать, что ему будет сложнее предпринимать какие-либо шаги на своей должности.

Я так понимаю, что это попытка не мытьем, так катанием вынудить Сытника уйти с должности и сделать своеобразный рефреш всех антикоррупционных органов, НАБУ и САП. Потому что мы знаем, что Холодницкий ушел по собственному желанию, и теперь дело за Сытником. Потому что не был проведен нормальный аудит НАБУ и многое другое.

Я устал, я ухожу. Почему уволился глава САП Холодницкий, проваливший борьбу с коррупцией в Украине
Я устал, я ухожу. Почему уволился глава САП Холодницкий, проваливший борьбу с коррупцией в Украине
© пресс-служба НАБУ

У НАБУ в обществе подмоченная репутация неэффективного органа, на который уже шестой год выделяются колоссальные суммы денег. Вроде бы вся антикоррупционная инфраструктура есть, но НАБУ не может перейти к решительным действиям.  Особенно это было видно в годы прошлой власти, когда во всем мире гремел скандал с Panama Papers, во всем мире чиновники и руководители высокого уровня уходили в отставку, а Порошенко, который был замечен в этих же материалах, а НАБУ особо ничего не расследовало, занимаясь отписками.

Я бы отметил еще одну деталь. Решение Конституционного суда по времени совпало с тем, что один из представителей Госдепа как раз пребывал в Украине. До этого он ездил и в Россию, и в Прибалтику (встречался с Тихановской). А американцы, особенно демократическая часть истеблишмента, долгое время считались покровителями НАБУ. Не является ли это решение КС сигналом части со стороны Госдепартамента, не связанного с демократами, о том, что не пора ли Сытнику и всему этому проекту говорить: «До свидания»? Я бы не исключал, что есть и такой фактор. Это не просто совпадение.

- А будут вот эти демократические круги цепляться за Сытника?

— Я думаю, что он и дальше будет цепляться за эту должность. Но тут возникает интересный вопрос, связанный с тем, что будет происходить внутри самого НАБУ. Легитимность Сытника из-за этого решения уже подмочена. Потому что он усидел на должности несмотря на то, что попал в реестр коррупционеров. Дичайшая на самом деле история. Но тогда он мотивировал это тем, что само по себе попадание в реестр ничего не значит.

История с указом вызовет больший эффект, относительно того, как Порошенко выдал этот указ. Я не исключаю, что это может обернуться дополнительным делом против Порошенко по поводу превышения полномочий.

Сытник будет цепляться за эту должность, но указ позволяет говорить о том, кто может быть исполняющим обязанности главы НАБУ, а там есть желающие, тот же Гиви Углава из старого грузинского десанта.

Я не исключаю, что власть при помощи этой ситуации с Сытником проверяет, насколько вообще демократы готовы цепляться за Сытника.

- Какова вообще дальнейшая судьба всех этих коррупционных органов? Их нельзя закрыть, потому что там американцы, или все же возможны варианты?

— В Украине вопрос борьбы с коррупцией, который заместил все остальные вопросы, уже превратился в отживший дискурс. Когда везде говорят о коррупции, уже перестаешь различать, что коррупция, а что нет. Это выхолащивается. Мне кажется, что эти антикоррупционные органы не только не смогли доказать, что такое борьба с коррупцией, но и сами размывали это понятие.

У них нет никакой политической поддержки населения. Социология показывает, что они находятся в числе лидеров по рейтингу антидоверия. Во многом это связано с тем, что когда эти органы создавались, они ставили своей целью контроль над политическим классом Украины, в том числе извне. Но те, кто попал в эти органы, реализовывали только свои меркантильные интересы.

Мне кажется, что если бы люди убедились, что борьба с коррупцией за эти пять лет приводит к увеличению их доходов или возвращению средств в бюджет, еще можно было бы о чем-то говорить. Но очень часто борьбой с коррупцией прикрывалась борьба транснациональных корпораций против местных олигархов. То есть замещение одних на других, и всё. Это даже подорвало позитивные идеи о том, что борьба с коррупцией нужна.

Хотя, на мой взгляд, еще до появления всех этих органов у Украины была достаточная законодательная база, для того чтобы можно было борьбы с коррупцией. А сейчас скорее наблюдаются разброд и шатание, когда у Генпрокуратуры отобрали функцию надзора, и теперь вообще непонятно, куда людям жаловаться, если они хотели бы получить какую-то санкцию со стороны правоохранительных органов. У Генпрокуратуры нет такой функции, у НАБУ — тоже, а ГБР конкурирует с НАБУ по сути за одни и те же полномочия.