В воскресенье, 9 августа, в Белоруссии состоялись выборы главы государства. По данным ЦИК, действующий президент Александр Лукашенко набрал 80,08% голосов избирателей. За его основного конкурента Светлану Тихановскую проголосовали 10,09% белорусов. 

Белорусская оппозиция не согласна с объявленными итогами выборов, устраивает массовые акции протеста, вступая в столкновение с ОМОНом и забрасывая силовиков «коктейлями Молотова». Милиция для разгона протестующих применяет слезоточивый газ и водометы. Один из протестующих погиб, по версии МВД, пытаясь бросить в силовиков взрывное устройство. Собеседник издания Украина.ру Кость Бондаренко знаком с ситуацией не понаслышке — находится в Минске и наблюдает происходящее воотчию.

- Константин Петрович, можно ли говорить, что протестное движение в Белоруссии идет на спад, а властям удается контролировать ситуацию?

— Большим преувеличением было бы считать, что протестное движение в Белоруссии было действительно серьезным. Это были стихийные, слабо организованные акции. Чувствовалось, что Лукашенко учел опыт Януковича, опыт Украины и соответственно он сделал всё, чтобы не дать возможности организовать нечто действительно серьезное.

Народ вышел на протестные акции, но руководить и управлять ими было некому, это была неуправляемая масса людей. План Б — всеобщая забастовка — провалился, лидеры, на которых возлагались надежды, выехали, и сейчас акции идут на спад, но это не значит, что они не могут возобновиться в ближайшем будущем. Особенно, если в Белоруссии сбудутся прогнозы относительно ухудшения социально-экономической ситуации. Тогда эти акции могут получить второе дыхание.

- В таком случае может ли протестное движение перейти к подпольной работе?

— Вполне возможно, поскольку основа этих акций молодые люди 17-20 лет, они склонны как раз к максимализму и радикализму.

- Почему, на ваш взгляд, Telegram-канал «Нехта» оказывает такое сильное влияние на участников протестов?

— Я бы не сказал, что это «Нехта» так влияет на людей. Просто существует некий информационный вакуум, который заполняется далеко не самым качественным материалом. Я сам смотрю этот Telegram-канал, в нем очень много фейков, разного рода истеричных материалов. Тем более что люди, которые модерируют этот канал, сидят за пределами Белоруссии и знают понаслышке о том, что происходит.

- Может ли кто-то из оппозиции заменить Светлану Тихановскую, которая объявила о своем уходе из политики?

— Речь идет разве что о том, чтобы в таком случае поменять лидеров оппозиции. Пока что я таких людей не вижу.

- Насколько можно доверять заявлениям белорусских властей о том, что протестами управляют из-за рубежа?

— Я не сомневаюсь, что протесты были организованы из-за рубежа. И мы видим, что информационный ресурс находится за рубежом.

- По вашим прогнозам, как будет вести себя условный Запад, США и Европа? Может ли возникнуть вероятность венесуэльского сценария?

— Западная Европа чудесно понимает важность Белоруссии, поскольку Белоруссия стала коридором между Европой и Евразией. Поэтому экономическая целесообразность будет диктовать совершенно другой подход.

Анатомия белорусских протестов. Три взгляда на попытку цветной революции
Анатомия белорусских протестов. Три взгляда на попытку цветной революции
© REUTERS, Jedrzej Nowicki/Agencja Gazeta/via REUTERS
Европа прекрасно понимает, что, потеряв маленькую Белоруссию, белорусский коридор, она просто-напросто полностью попадает в экономическую и политическую зависимость от Соединенных Штатов. Европу это явно не устраивает.

- Может ли давление Запада оказаться настолько сильным, что Лукашенко пойдет на компромисс с оппозицией?

— Думаю, что это нереально. Александр Лукашенко меньше всего напоминает людей, которые идут на компромиссы. Повторюсь, он учел негативный опыт своего бывшего коллеги Януковича.

Одна из главных ошибок Януковича была в том, что он пошел на переговоры. Вместо того чтобы, как ему советовали осенью 2013 года, отключить интернет, отключить электроэнергию и коммуникации в районе майдана, он шел на то, чтобы затянуть процесс, пойти на переговоры, и в результате где оказался Янукович? Лукашенко ни за что не пойдет ни на какой компромисс.

- По какому сценарию теперь будут развиваться российско-белорусские отношения, особенно после антироссийских заявлений Лукашенко в предвыборный период?

— Все останется в том же русле. Если бы у России был свой кандидат на место Лукашенко, свой антиЛукашенко, тогда Россия могла бы каким-то образом играть на то, чтобы отправить Лукашенко в отставку.

А так он может не нравиться, может быть в некоторой степени противным, неудобным и так далее, но другого нет.

- Изменится ли подход Белоруссии к интеграции в Союзное государство?

— Не изменится, и Лукашенко понимает, что для него важно быть в дружеских отношениях с Россией, но не быть частью России. Концепция «нет никакой Белоруссии, есть шесть областей России» неприемлема для Лукашенко.