- Константин, можно ли говорить, что принятие закона о рынке земли — это эпохальное политическое решение для Украины? 

— Эпохальное политическое решение? Да ну что вы! В любом случае у меня двойственное отношение к тому, что произошло.

С одной стороны, в отмене моратория на продажу земли и принятии закона о рынке земель сельхозназначения нет ничего странного, и то, что мы таким образом потеряем свои земли, — это нонсенс.

Ночь, которая изменила Украину. Зеленский и МВФ продавили введение рынка земли
Ночь, которая изменила Украину. Зеленский и МВФ продавили введение рынка земли
© REUTERS, AP
В той же России с 90-х годов действует аналогичный закон, и никто из арабов и китайцев не выстраивается в очередь с тем, чтобы скупать российские черноземы.

Что же касается Украины, тут в данной ситуации меня больше всего настораживает то, что само решение принималось под давлением Международного валютного фонда.

Когда даже самое правильное решение принимается под давлением извне, с использованием механизма насилия, тогда понятно, что возникает некое сопротивление этому процессу.

В Украине все произошло именно под давлением Международного валютного фонда, был откровенный шантаж: если хотите получить деньги МВФ, примите «антиколомойский закон» и закон о земле. Вот именно это и произошло вчера.

- «Оппозиционная платформа — За жизнь» и «Батькивщина» заявляют о нарушениях при принятии закона, обещают отменить его в Конституционном суде. Есть ли у них шансы добиться отмены закона? Какие нарушения видите вы?

— Я думаю, что вряд ли. В данной ситуации им нужно было сохранить лицо перед своими избирателями, чтобы сказать им — «мы делали все, что могли, но были же нарушения» — не более того.

- Как вы думаете, возможны ли протесты против рынка земли? Националисты, другие политсилы и общественные активисты уже заявляли об этом ранее? 

— Думаю, вряд ли. В условиях карантина акции протеста вряд ли возможны. Тем более что людям, которые живут на селе, сейчас не до протестов, — у них сейчас начинается посевная.   

- На ваш взгляд, можно ли говорить о конце монобольшинства «Слуги народа» в Раде? Всё, фракция Зеленского раскололась после «антиколомойского закона» и рынка земли?

— Мы преувеличиваем значение «антиколомойского закона» и закона о рынке земли. Дело в том, что это ситуативное голосование, все равно никто никуда не денется. Есть внутренние фракции, есть внутренние группы внутри этой мегафракции, это абсолютно нормально.

Не стоило надеяться, что продлится долго ситуация, при которой будет всеобщий «одобрямс» любого решения.  

- За рынок земли проголосовали также «ЕС» Порошенко и «Голос». Как вы считаете, почему они это сделали?

— Это полностью вытекает из их идеологических соображений. Ни партия Порошенко, ни «Голос» никогда не были противниками этого закона.

- Президент Зеленский несколько дней назад заявил, что не собирается, воспользовавшись коронавирусом, протаскивать через парламент удобные власти законы. Как вы считаете, срочное принятие Закона о земле относится к этой категории?

— Как раз все это не в связи с коронавирусом принималось, а в связи с тем, что это продавливал Международный валютный фонд.  

- Но ведь все же именно из-за карантина, вызванного коронавирусом, ситуация с финансами в стране резко ухудшилась, и это вынудило власть принять требования МВФ…

— С финансами традиционно все очень плохо, но борьба с коронавирусом, конечно, требует еще дополнительных средств.

- То есть вы считаете, что Зеленский не нарушил свои моральные обязательства перед избирателями, когда не выполнил свое обещание не протаскивать различные законы на фоне коронавируса?

— Понимаете, победителей не судят. Если Зеленскому удастся выровнять ситуацию в экономике, то никто и не вспомнит о его обещаниях или о том, что он говорил несколько дней назад.

А если не удастся, то ему вспомнят даже то, чего он не делал.