- Марат, почему Украина сорвала подписание "формулы Штайнмайера"? И можно ли теперь говорить о встрече в "нормандском формате"?

— В обозначенные даты, то есть в октябре, ее уже очевидно не будет, потому что позиция президента Путина абсолютно чёткая: нет смысла встречаться, чтобы просто потратить время. Нужно встретиться, чтобы зафиксировать некую дорожную карту, некое движение, которое оговаривалось раньше.

Германия и Франция уже озвучивали, что есть "формула Штайнмайера", которая зафиксирована письменно. Говорят, что нет ее фиксации в Минских соглашениях, но есть отдельный документ, который фиксирует эту логику, которую закладывал Штайнмайер.

Думаю, что причина срыва не в том, что есть какое-то нарушение логики, которое было обозначено в этих документах. Думаю, что причина абсолютно внутренняя, и она связана с тем, насколько господин Зеленский пока продолжает обустраиваться во внутриполитическом пространстве Украины.

У него не всё так просто, как мы видим. Очевидно, что ему сейчас невыгодно ускорение этого процесса. Очевидно, он сейчас хочет разрешить вопросы, связанные с газом. После этого, возможно, он найдёт внутренние ресурсы, чтобы продвигаться по вопросам Донбасса.

- Почему так?

— Просто мы сильно переоцениваем политический вес Зеленского внутри Украины. Думаю, он сам понимает, несмотря на то что у него есть доминирующая фракция в Раде, это не всё, что ему надо для того, чтобы реализовывать подписанные в Минске соглашения.

«Формула Зеленского» против «формулы Штайнмайера»
«Формула Зеленского» против «формулы Штайнмайера»
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк
Так что его логика следующая: оттянуть подписание "формулы Штайнмайера". На сегодняшний день ключевой для Зеленского — газовый вопрос. Если он сорвётся или Украину понудят двигаться по схеме анбандлинга — разделение «Нафтогаза» на транспортную и продающую компании, — то это будет способствовать продвижению Украины по Донбассу.

Я всегда говорил, что ситуация по Донбассу всегда была порождена газовым вопросом и борьбой за газовый рынок Европы.

Если Украина поймёт, что Россия не пойдёт на уступки по газовому вопросу, а Европа продавит схему разделения «Нафтогаза» на две компании, после чего газ по территории Украины можно будет прогонять просто с квотовыми контрактами, каждый раз на конкурсе получая квоту на прогон через трубу газа без жесткого контракта с объемами, то тогда у Зеленского усилится положение внутри страны. Просто обострится экономическое положение.

Он сегодня тех, кто начинает раздирать его фракцию, поставит в очень сложное положение. Тогда ему можно будет идти на политические соглашения и под этим соусом получать какие-то преференции от России. 

- И всё-таки могут ли Украина и Россия пойти на компромисс? И если да, на какой?

— Понимаете, Россия и ЛДНР не торопятся. Над ними, что называется, не капает. В Донбассе ситуация стабильная с военной и социально-политической точки зрения. Там есть какие-то проблемы, но они не критические. А вот у Украины проблемы критические. Они связаны и с запасами угля, и с газом, с тем, что Европа продолжает требовать от них продвижения по дорожной карте, которую они подписали (разделение «Нафтогаза» — это часть дорожной карты), и там еще очень много пунктов, которые надо выполнять.

Так что нельзя отрывать вопрос, связанный с ЛДНР, от общеэкономической ситуации Украины. И в первую очередь это волнует на самом деле Зеленского.