Экстренная встреча министров энергетики стран Евросоюза 26 октября закончилась ничем. Стороны не смогли договориться относительно того, каким именно образом ЕС должна помогать входящим в союз государствам.

«У нас нет согласованной позиции относительно того, следует ли принимать меры на уровне ЕС и применять их во всех государствах-членах», — приводит Reuters слова министра инфраструктуры Словении Ернея Вртовеца по итогам встречи.

Просто о сложном. Почему в Европе не хватает газа, и почему виновата в этом Россия?
Просто о сложном. Почему в Европе не хватает газа, и почему виновата в этом Россия?
© REUTERS, Gleb Garanich
Испания и Греция при поддержке Франции и Чехии предлагали фундаментально реформировать европейский энергорынок. По их мнению, нынешний кризис показал, что без этого не обойтись.

Например, из-за действующего на всем пространстве ЕС единого механизма формирования стоимости электричества в той же Испании придется потратить из-за высоких цен на газ дополнительно почти 3 млрд евро за каждый 1 евро повышения тарифа на электричество.

Речь идет об астрономических суммах. Например, в январе в Испании электроэнергия стоила порядка 90 евро за МВт/час, в сентябре — около 223 евро за МВт/час, а в данный момент находится на уровне 300 евро за МВт/час.

Повышение стоимости электричества с начала года из-за роста рыночных цен на газ составило более 200 евро. Если подсчеты испанских властей верны, то им придется тратить дополнительно 600 млрд евро в год на электричество.

Испанцы резонно отмечали, что эти деньги могли бы быть потрачены на энергетический переход и восстановление экономики. Они предлагали разрешить государствам самостоятельно регулировать тарифы, чтобы избежать таких гигантских расходов.

«В исключительных обстоятельствах государствам-членам следует разрешить адаптировать ценообразование на электроэнергию к их конкретным ситуациям», — говорилось в предложении Мадрида. 

Однако оно было отвергнуто группой стран во главе с Германией, куда также вошли Австрия, Нидерланды, Дания, Ирландия, Финляндия, Латвия, Эстония и Люксембург.

Они выпустили совместное обращение, в котором заявили, что в нынешнем кризисе виновны факторы спроса и предложения, а не структура европейского энергорынка, поэтому менять ее не следует.

Что это означает для Европы

Цены на газ для  Германии, получающей газ от «Газпрома» по долгосрочным контрактам, привязанным к стоимости нефти, втрое ниже, чем в большинстве стран ЕС. А следовательно, и экономика Германии, завязанная, как и вся мировая, на энергетику, находится в настоящий момент в крайне выгодном положении по сравнению с остальными государствами ЕС, которые потребовали привязать формулу стоимости газа в своих контрактах к биржевым котировкам.

Кроме того, немецкая экономика — сильнейшая среди стран ЕС, ей проще всего будет пережить период высоких цен на энергоносители. Преодолев кризис с наименьшими потерями, Германия упрочит свое лидерство в ЕС.

Остальным же странам придется намного хуже, что чревато социальными потрясениями и усилением позиций евроскептиков в целом ряде государств. Не исключено, что примеру Британии, покинувшей ЕС в феврале 2020 года, последуют и другие.

Первый кандидат на вылет — Польша, отношения которой с Евросоюзом и так находятся в критическом состоянии из-за разногласий о том, что выше: национальное право или общеевропейские законы.

Из-за этого поляки уже потеряли 36 млрд евро субсидий ЕС. В ситуации с преодолением энергокризиса экономически более слабые страны Евросоюза, к которым относится и Польша, фактически остались наедине со своими проблемами.

Это только подольет масла в огонь и усилит центробежные тенденции в Европейском союзе.

При этом у каждого из этих государств остается возможность заключать прямые договора на поставку газа из России с «Газпромом».  Что, например, уже сделала Венгрия.

Если бы все страны ЕС договорились о некой единой энергетической позиции и предложили «Газпрому» единую, с их точки зрения, наиболее комфортную цену на газ для всех стран-участниц ЕС, это, конечно, на какое-то время облегчило бы ситуацию на энергетическом рынке Европы, но затем полностью разрушило бы и сам рынок, что привело бы к еще более катастрофическим последствиям, чем ныне. Поэтому министры энергетики и вынуждены были отказаться от первоначальной идеи консолидации своих отношений с «Газпромом». В этой ситуации прямые отношения с «Газпромом» каждого из государств — меньшее зло из возможных.

Что это значит для Украины

Глава европейской дипломатии, представитель Испании Жозеп Боррель в преддверии встречи министров энергетики призывал страны ЕС «еще больше сплотиться» для того, чтобы эффективнее противодействовать России в сфере энергетики.

Сплочения не произошло, и это означает усиление позиций «Газпрома». Что характерно, именно Германия не допустила формирования «единого антироссийского энергетического фронта».

Общие интересы Берлина и Москвы в энергетике вселяют оптимизм в участников проекта относительно сертификации газопровода «Северный поток — 2».

Вряд ли этому смогут серьезно помешать даже антироссийски настроенные «зеленые», которые вскоре должны войти в немецкое правительство после своего успеха на выборах в Бундестаг.

С другой стороны, это наносит серьезный удар по позициям Украины. Ее надеждам на то, что достроенный «Северный поток — 2» не сможет пройти сертификацию, не суждено сбыться. Этот проект слишком серьезен для Германии и России, и с ним связаны обширные экономические планы обоих государств. И не только их, известно ведь, что в инвестициях в «СП-2» участвовали и Франция, и Австрия и другие страны.

Желание главы «Оператора ГТС Украины» продлить договор о транзите российского газа с увеличением минимальных годовых объемов прокачки с нынешних 40 млрд кубометров до 45 млрд не исполнится.

Стоимость доставки газа через Украину намного выше новых обходных маршрутов, так что все больше стран будут отказываться от услуг украинской ГТС.

Венгрия станет позитивным примером для Словакии и Чехии, которые также смогут получать российский газ через Австрию после запуска «Северного потока — 2».

Украинское газовое уравнение. Доживет ли страна до весны?
Украинское газовое уравнение. Доживет ли страна до весны?
Украина рискует оказаться в положении Молдавии, которой на днях одалживала газ у Киева для поддержания давления в своих распределительных сетях.

Кишинев годами игнорировал проблемные вопросы в отношениях с «Газпромом», прежде всего, возврат долга в размере 700 млн долл. за ранее полученный газ. И теперь вынужден его одалживать и искать обходные пути получения (например, значительно более дорогой сжиженный американский из Польши). А это в той же Молдавии уже воспринимается как политическая коррупция. И может привести к существенной политической турбулентности.

Киев пока чувствует себя спокойно, так как может отбирать российский газ из своей ГТС на собственные нужды и потом уже оформлять его как покупку у одного из европейских заказчиков «Газпрома», как так называемый «виртуальный реверс».

Однако Венгрия, благодаря которой Киев получал 95% импортного газа в 2021 году, уже нанесла удар по этой схеме «виртуального реверса», отказавшись получать газ с территории Украины.

После окончания нынешнего транзитного контракта в 2024 году может оказаться, что через Украину будут прокачивать не более 10 млрд кубометров газа. Именно такие объемы транзита по украинской ГТС прогнозировал глава «Газпрома» Алексей Миллер после запуска «Северного потока — 2».