Всегда непросто

Российский лидер, поблагодарив турецкого коллега за приезд, вероятно, с легкой иронией подчеркнул, что «переговоры [между Анкарой и Москвой] идут иногда непросто, но с окончательным позитивным результатом». «Наши ведомства научились находить компромиссы, выгодные для обеих сторон», — добавил Путин.

Глава государства и сам больше сконцентрировал внимание на взаимных достижениях. «У нас накопленных турецких инвестиций в российскую экономику 1,5 миллиарда (долларов — Прим.ред), а российских в экономику Турции — 6,5 миллиарда. Крупные проекты осуществляются, идет все по плану», — описал Путин взаимную зависимость стран друг от друга и еще раз выразил удовольствие от визита высокого гостя. «Я очень рад вас видеть в России — по телефону всего не обсудишь», — дал понять президент, что разговор будет конфиденциальным.

Эрдоган взял тот же тон в ответном слове, назвав Путина «дорогим другом». Он поблагодарил Россию за помощь с пожарами в Турции — «друг познается в беде». «Мы также благодарны, что российские граждане, россияне предпочитали отдыхать в нашей стране за этот период», — выразил признательность гражданам страны турецкий лидер.

«Слава Украине»? Что Эрдоган скажет Путину
«Слава Украине»? Что Эрдоган скажет Путину
© РИА Новости, Алексей Никольский / Перейти в фотобанк
Он коснулся и тем, которые бы хотел обсудить с российским коллегой: «наши совместные шаги, которые мы предпринимаем в военно-оборонной промышленности». Президент Турции в очень обтекаемых выражениях характеризовал и события, которые предшествовали встрече в Сочи и привели его в Россию. «Есть известные лица, которые в ходе Генеральной Ассамблеи ООН особенно задавали некоторые вопросы. Мы необходимые ответы им дали, потому что есть шаги, которые мы уже осуществили, завершили, и нет обратного пути в этом плане», — информировал Эрдоган Путина.

Не очень конкретные формулировки могли описывать вполне конкретную ситуацию. После возвращения домой с Генеральной ассамблеи Организации объединенных наций турецкий лидер признал, что ему не удалось пообщаться с президентом США Джо Байденом с глазу на глаз. «В дискуссиях с мистером Байденом, которых я ожидал, не было желаемого результата», — не скрывал своего разочарования Эрдоган.

Он не скупился на резкие слова в адрес Вашингтона. «Америка должна заплатить цену за ошибки, совершенные ею в Афганистане. Байден продолжает передавать оружие членам террористических группировок на Восточном Берегу Евфрата, как это делал его предшественник Дональд Трамп», — критиковал он Соединенные Штаты.

Очевидно, Анкара несмотря на охлаждение отношений с Вашингтоном все же питала какие-то надежды на взаимопонимание. Одним из камней преткновения было исключение Турции из программы создания F-35 как наказание за покупку российских зенитно-ракетных комплексов «С-400». Например, «Высокая Порта» продлила соглашение с компанией Arnold & Porter Kaye о лоббировании своих интересов в планах по производству истребителя пятого поколения в США.

Прощание после встречи с таким ярким и насыщенным фоном было деловым и кратким. Эрдоган назвал разговор продуктивным, Путин посоветовал турецкому лидеру ревакцинироваться «Спутником V». Российский лидер оценил мероприятие как полезное и содержательное. Больше ни о чем стороны не распространялись. 

Редкий жанр

Турецкий политолог Онур Синан Гюзалтан анализирует в комментарии Украине.ру как то, что было предъявлено прессе, так и то, что могло остаться за кадром. «Судя по заявлениям на сочинской встрече, Анкара и Москва не хотят, чтобы их отношения были разрушены, и хотят принять подход, который делает акцент на общих ценностях, а не на разногласиях. Вопреки ожиданиям, разногласия по вопросам Крыма и Идлиба не были затронуты в пресс-релизах», — обращает внимание собеседник издания.

Но, естественно, эти темы будут подняты при личной беседе. Присутствие директора Национальной разведывательной организации (MIT) в составе турецкой делегации также показывает, что стороны подробно обсудят Сирию и Ливию.

И здесь есть точки соприкосновения. «Лично я думаю, что, если Россия займет четкую позицию в отношении поддерживаемых США террористических организаций, таких как РПК /PYD /YPG, и если удастся найти общее решение кризиса с беженцами, позиция Турции в отношении Идлиба может быть смягчена», — предполагает эксперт.

Эксперт: Эрдоган не знает, что делать с Сирией и нуждается в Путине
Эксперт: Эрдоган не знает, что делать с Сирией и нуждается в Путине
© РИА Новости, Алексей Никольский / Перейти в фотобанк
На Москву и Анкару влияет тот исторический выбор, который они сделали в прошлом, но самое главное — есть взаимное стремление к сотрудничеству.

Заместитель генерального директора Института национальной стратегии Александр Костин отмечает в комментарии Украине.ру, что «личные встречи лидеров с глазу на глаз — сегодня редкий жанр». «И это означает, что оба президента показывают, что готовы нести личную ответственность за то, о чем они договорятся за закрытыми дверями», — добавляет он.

Стороны перед беседой в Сочи обменялись посланиями — как словесными, так и в форме действий. «Эрдоган сказал про Крым в ООН, что в Кремле восприняли без удовольствия, но гораздо более неприемлемым для Москвы является военно-техническое сотрудничество Анкары с Киевом — активная помощь в создании ударных беспилотников государству, которое ведет гражданскую войну на границах России, никакого понимания у российского руководства встретить не может», — уточняет собеседник издания.

С другой стороны, коммуникация Москвы с курдами для Эрдогана очень болезненное явление, продолжает Костин. Да и активность российских сил в Идлибе не вызывает удовольствия — для Анкары сирийские беженцы — это реальная угроза национальной безопасности, причем это же зачастую не только женщины и дети, а боевики, которые собирались в этом районе годами.

Поэтому, делает вывод Костин, с глазу на глаз лидеры обменяются не только мнениями, но и влиянием на процессы в разных регионах — этот процесс явно не относится к сфере публичной политики.   

Крым не помеха: Эрдоган ведёт переговоры одновременно и с Путиным, и с Зеленским
Крым не помеха: Эрдоган ведёт переговоры одновременно и с Путиным, и с Зеленским
© president.gov.ua
Тюрколог, кандидат исторических наук Станислав Тарасов напоминает, что турецкая пресса заранее назвала встречу исторической. «Потому что политическая ситуация драматическая и необычная, в первую очередь для Эрдогана. Он прилетел в Сочи очень раздраженный из-за [президента США Джо] Байдена. Анкара видела себя важнейшим союзником США в регионе, ключевым звеном на южном фланге НАТО. Но Байден избегает встречи тет-а-тет, все общение в каких-то форматах, что Эрдогана откровенно злит», — отмечает он.

Востоковед напоминает, что Соединенные Штаты при новой администрации перестали поддерживать Анкару в ее политике на Ближнем Востоке. Кроме того, Турция рассчитывала заместить США в чем-то после ухода последних из Афганистана, но также не нашла понимания Соединенных Штатов.

«Американцы потерпели поражения — так воспринимаются в Анкаре события последних месяцев. А для России есть свой фон — накануне встречи Путин и Эрдогана в Кремле побывал [президент Сирии] Башар Асад, поэтому разговор по сирийскому урегулированию будет более, чем предметный», — продолжает Тарасов.

Анкара всерьез рассматривает более тесное военно-политическое сотрудничество и взаимодействие на Ближнем Востоке. С этим и связан тон турецкой прессы — беседа двух лидеров может иметь глобальные, исторические последствия.