Голос глубинного народа Украины

Министр культуры Украины Александр Ткаченко, а за ним заместитель главного редактора оппозиционного издания «Страна.ua» Светлана Крюкова тут же заявили, что «никогда мы не будем братьями», потому что, когда в Киеве строили соборы, на месте Москвы квакали лягушки. Президент Украины Владимир Зеленский сначала отшутился и думал, что же такого оригинального ответить до 28 июля. Придумал — тоже «никогда мы не будем братьями», разве что «двоюродными племянниками и очень дальними родственниками», и вообще, не примазывайтесь к нашей Киевской Руси, она приватизирована.

Павел Волков. Кто он
Павел Волков. Кто он
© Павел Волков/Facebook

А как так интересно получилось, что очень дальние родственники живут в сопредельных государствах и говорят на одном языке? Ладно бы еще сказал, что украинцы — очень дальние родственники каким-нибудь лужицким сербам. Да и то не очень.

В общем, позиция истеблишмента примерно понятна, и в связи с этим особо интересно, что думает по данному вопросу народ. Тот самый, который единый или не единый. И от которого, как известно по определению, очень далека интеллигенция.

Но тут проблема. У народа, как известно, доступ к информационному ретранслятору по сравнению с президентами, министрами и главредами с их замами некоторым образом затруднен. Помочь ему дать свой ответ на статью Путина решило украинское социологическое агентство «Рейтинг».

Вопрос для исследования поставлен достаточно четко и ясно: «Недавно президент России Путин заявил, что "русские и украинцы — один народ, принадлежащий одному историческому и духовному пространству". Согласны ли вы с этим?»

Правильно, что людям объяснили про историческое и духовное, так как понимание «народа» у многих очень разное. Но подвох, как всегда, подкрадывается незаметно и даже без злого умысла. Дело в том, что в украинском языке слово «русский» звучит как «россиянин». То есть в самом языке не заложена разница между гражданином России любой национальности — россиянином и представителем русской нации — русским. Из-за этого реакция людей на вопрос в исследовании непредсказуема. Кто-то поймет его правильно — о русских и украинцах, а кто-то — о россиянах, среди которых есть и русские, и евреи, и татары, и чеченцы, и калмыки, и буряты, и многие-многие другие.

Дать ответ на второй вариант вопроса в общем виде вообще невозможно. А в частности — нет, не единый народ. Почему, собственно, украинец и татарин, еще и живущие в разных государствах, должны быть единым народом? Историческое и духовное пространство у них, конечно, местами пересекалось, ну так оно местами пересекалось с теми же поляками или литовцами, что с того? Языки точно разные. А вот русские, которые живут не только в России, но и на Украине и говорят на одном с вами языке, — другое дело. Из этого и надо исходить, разбирая результаты исследования «Рейтинга», в котором вне всяких сомнений принимали участие не только украинцы, но и русские Украины.

Письмо учёному соседу: как Зеленский ответил Путину и стал героем Чехова
Письмо учёному соседу: как Зеленский ответил Путину и стал героем Чехова
© РИА Новости, Михаил Климентьев / пресс-служба президента Украины

«Путинцы» за «Свободу» и «Евросолидарность»

Итак, на востоке Украины 65% населения сказало, что русские и украинцы — один народ. На юге такого же мнения придерживаются 56% граждан, тоже большинство. В центре и на западе, где русскоязычных граждан сильно меньше, а русских — так и подавно, тем не менее существенная часть населения также согласна с тезисом Путина — 36% и 22% соответственно. Учитывая нынешние настроения в обществе и тотальный язык ненависти в СМИ, это прямо-таки очень много, удивительно много.

Интересно, что возрастной фактор вообще не сыграл никакой роли. 39-44% всевозможных возрастов поддержали тезис Путина. Причем наивысшая степень поддержки как среди категории 60+, так и среди молодежи 18-29 лет. Наиболее уперт в «небратстве» (да и то лишь чуть больше половины опрошенных) средний возраст — т.н. жертвы краха рационального мышления 90-х.

А вот среди конфессий «небратья» разделились более принципиально. Ассоциирующие себя с Украинской православной церковью (имеется в виду Московский патриархат) оказались братьями аж на 66%. Много, конечно, но ведь целых 30% прихожан церкви, где на проповеди рассказывают о мире и единстве, церкви, предстоятель которой находится в Москве, имеют иное мнение. Тем более непонятна их позиция, если христианство — универсальная религия и христианский народ в принципе един, без разделения на эллинов и иудеев.

Марат Баширов: Путин четко разделил украинские элиты и народ и обращается только к последнему
Марат Баширов: Путин четко разделил украинские элиты и народ и обращается только к последнему
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Впрочем, на самом деле эти люди могут и не быть прихожанами УПЦ, а просто традиционно называть себя верующими этой конфессии. Или быть т.н. «захожанами». 52% высказавшихся за единство — некие «просто верующие в Бога». В какого именно, непонятно, но разделение почти пополам говорит о том, что этот бог на национальные чувства не особенно влияет.

Атеисты разделились в пропорции 43% на 52%. Объяснить этот феномен без дополнительных данных невозможно. Единственное, какую логику в этих цифрах можно усмотреть, так это то, что вера в непонятного бога и атеизм не сильно затрагивают вопросы духовного единства народов.

С ПЦУ и униатами все так же логично, как и с верующими УПЦ, — 33% и 10% «братьев» соответственно. «Братьев»-униатов немного, поскольку приверженцы данной конфессии проживают в основном на Западной Украине, а тот факт, что таковые среди них все-таки есть, указывает просто на традиционность. Люди могут вполне толерантно относиться к России и русским, но, будучи жителями условной Галичины, традиционно состоят в грекокатолической общине. Такое не исключено. Другое дело — свежесозданная государственно-патриотическая ПЦУ, членство в которой — это, по сути, политический выбор. Что это за 33%? Может быть, те, которые считают, что «раз мы украинцы, то и в церковь должны ходить украинскую», но русские — братский народ. Загадка, в общем.

Среди тех, кто не определился в своих электоральных симпатиях, а также среди вообще отказывающихся голосовать на выборах разделение примерно такое, как и среди атеистов: почти пополам с небольшим перевесом «небратьев».

Абсолютное большинство сторонников ОПЗЖ, Мураева и Шария (82-86%) согласны с Путиным. Может быть, поэтому украинские СМИ называют их агентами Кремля, кто знает. Невнятная ситуация (тоже небольшой перевес «небратьев») среди электората «Радикальной партии» Ляшко и «Батькивщины» Тимошенко. Интересно, что заставляет людей, считающих русских и украинцев одним народом, голосовать за эти политсилы? 35-40% «путинцев» нашлись даже в «Слуге народа» и «Голосе», а 10-12% — в «Свободе» и «Евросолидарности» Порошенко.

«Это не затравленный хунтой народ». Суздальцев о том, как России стоит относиться к Украине
«Это не затравленный хунтой народ». Суздальцев о том, как России стоит относиться к Украине
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

Даже не пытайтесь понять, как так получилось, люди порой ведут себя очень удивительно и нелогично.

Решительно и определенно размежеваться

Трудно сказать, какими могли бы быть результаты исследования, если бы людям подробно объяснили, что такое народ, нация, государство и т.д. Трудно сказать, что было бы, если бы не обстановка ненависти и запугивания, которая могла повлиять на некоторые ответы. Понятен и фактор пропаганды. Защищая собственность, всякие президенты и главреды годами обрабатывали население в духе «никогда мы не будем братьями», что не могло не дать некоторые всходы. Но даже в таком виде почти половина страны считает русских и украинцев одним народом в смысле исторического и духовного единства.

Историческое и духовное единство — это ключевой момент. Ключевой, потому что недавние опросы касательно национальной принадлежности граждан Украины показали наличие 90,6% украинцев и всего 6,3% русских. То есть народ-то, может, и один (история, духовность), но нации явно разные.

«Один народ или два братских?». Белорусский эксперт о том, кто такие русские и украинцы
«Один народ или два братских?». Белорусский эксперт о том, кто такие русские и украинцы
© Facebook, Алексей Дзермант

Да, современные русские и современные украинцы были когда-то в Средневековье одним народом — крестьянами, а их начальство в виде дворян — другим. Дворяне — не народ, а учитывая династические браки бог знает с кем, очень часто даже и не русский.

С появлением капитализма и национально-буржуазных государств постепенно образовались нации — исторически сложившиеся на основании единства территории, экономического уклада, языка и нормативно-ценностных установок человеческие общности. Нации на территории Российской империи начали активно складываться к концу XIX века после отмены средневекового крепостного права и окончательно оформились уже в СССР, поскольку только после Октябрьской революции была наконец проведена буржуазная земельная реформа (раздать землю по едокам, т.е. создать массового собственника), которую никак не хотели проводить ни при царе, ни при буржуазном временном правительстве. Почему так — вопрос отдельный. Главное, что нации (а за ними и национальные республики) возникли не из-за козней австрийского правительства и не из-за заложенной Лениным мины, а из-за объективных общественно-экономических процессов.

Нет никакого ни теоретического, ни практического смысла говорить, что современные русские и современные украинцы — одно и то же, один народ. Во-первых, они уже давно не народ, а политические нации, а значит, по определению разные нации. Культурно, духовно — как угодно близкие, но разные. Это не проблема, это результат естественного исторического процесса. И продолжать утверждать, что русские и украинцы одно и то же, — только раздражать совсем не обязательно враждебных представителей украинской нации, провоцировать их на разговоры об «имперских амбициях» и «агрессии».

Разные капиталистические государства — разные нации. Это такой же непреложный закон, как 2×2=4. Но есть ли определенные условия, когда две двойки не дают в сумме четыре? Есть. Когда это капли воды, например. Так и с нациями. Четко определившись с разницей, можно сделать правильный шаг дальше в плане специфических условий: на Украине живут не только украинцы, но и русские — представители также сложившейся нации, которые не являются мигрантами с моральной обязанностью ассимилироваться, но коренные жители, имеющие и моральное, и юридическое право на свою самость рядом с украинцами.

Потому что, если украинцы и русские — один народ, где же тогда место русским Украины? В гетто «политического конструкта» под названием «русскоязычные украинцы»? Вот и получается все снова по классике: для того, чтобы объединиться, дОлжно сначала решительно и определенно размежеваться.