СБУ игнорирует его ходатайства, а СМИ распространяют клеветническую информацию о «враге нации».

Опасно говорить

19 марта пресс-служба СБУ, как всегда, не обращая внимания на принцип презумпции невиновности, сообщила о предъявленном подозрении «пророссийскому пропагандисту», который «публично ставил под сомнение субъектность Украины и призывал к официальному прекращению ее существования». 

В качестве же, по всей видимости, доказательства, СБУ приложила к сообщению удостоверение участника программы переселения соотечественников в РФ, которое официально выдается в российских консульствах на Украине. 

Михаил Шпир прокомментировал открытое против него СБУ уголовное дело за «любовь к Путину»
Михаил Шпир прокомментировал открытое против него СБУ уголовное дело за «любовь к Путину»
© кадр из видео Украина.ру

«Пропагандистом» оказался киевский предприниматель и блогер родом из Ивано-Франковска Михаил Шпир. В предъявленных Шпиру ст. 110 УК (посягательство на территориальную целостность) и ст. 161 УК (нарушение равноправия по признакам расы, национальности и религии) нет ни слова про сомнения в субъектности Украины и посягательство на ее существование, что не помешало пресс-службе СБУ написать указанный выше заголовок с целью создания в обществе заведомо негативного отношения к подозреваемому, легитимировать в общественном сознании будущий арест. 

Это стандартный, но незаконный метод. Таким образом, в тот же день почти все украинские СМИ некритично перепечатали информацию пресс-службы СБУ, называя не имеющего приговора суда человека преступником, агентом иностранных спецслужб, предателем Украины и т.д.

Михаил Шпир занимался пиар-бизнесом, его агентство «Системы» оказывало услуги по брендингу, продвижению, дизайну, рекламе. 

«Никаких деловых отношений в плане политики в РФ у меня ни с кем не было, в прессе я тоже не работал. Я просто выражал свое мнение в соцсетях как гражданин», — рассказал нам Михаил.

Однако выражать собственное мнение на Украине после победы Майдана стало опасно, особенно, если это мнение расходится с официальной точкой зрения.  Один из самых трагических примеров тому — безнаказанное убийство оппозиционного журналиста Олеся Бузины

Случаев же физического насилия со стороны банд ультраправых и политически-мотивированных арестов за мнения и взгляды просто не счесть.

Боевики в масках

Впервые с преследованиями Шпир столкнулся в 2017 году, после того как критически высказался насчет дискриминационной по отношению к меньшинствам языковой политики и закрытия российских интернет-сервисов на Украине. 

Шпир рассказал о русофобских настроениях на Украине — видео
Шпир рассказал о русофобских настроениях на Украине — видео

Тогда начались первые скоординированные угрозы националистов — «беги из города», «тебе конец» и т.д. Одновременно с поступающими угрозами на ультраправых, разжигающих ненависть пабликах экстремистской партии «Нацкорпус» «Опусти вату» и др. появились личные данные Михаила, адрес его проживания. 

«Ну а у меня такой характер, что я не замолк и стал дерзко им отвечать, — говорит Шпир, — вроде попробуйте мне только что-то сделать и в таком духе. Но тогда все происходило только в интернете, домой ко мне никто не приехал, и это в какой-то степени сыграло злую роль, потому что я расслабился и был уверен, что на интернет-угрозах все и закончится. 

Я продолжил высказывать свое мнение в сети по поводу АТО, небесной сотни, которую нам стали навязывать как нечто сакральное. В общем, называл черное черным, а белое белым»

В начале мая 2020 г. в очередном интернет-обсуждении Михаил выразил поддержку одному киевскому ресторану, который, несмотря на тотальную националистическую пропаганду, сохранил русский язык в своем меню: 

«Пост был в общем-то безобидный, но он почему-то взбудоражил интернет, разлетелся по националистическим пабликам, и меня начали травить. А я, будучи ошибочно уверен, что наци никогда не приходят, что это только интернет-хомячки, написал им адрес кафе в самом центре Киева, около костела, куда собирался идти завтракать. Они взяли и пришли». 

Пока Михаил завтракал в компании своей девушки, группа боевиков в масках, около 10 человек, собралась у входа на летнюю террасу ресторана. Они стояли там около часа, ждали, пока Шпир выйдет, но он не торопился. 

СБУ возбудила дело на оппозиционного депутата Лесика
СБУ возбудила дело на оппозиционного депутата Лесика
© Facebook, Андрей Лесик

У Михаила, конечно, возникли некоторые опасения, но быть уверенным, что пришли за ним, он не мог. Во-первых, с 2014 г. агрессивная шпана с закрытыми лицами в центре города стала на Украине будничным явлением. Во-вторых, в связи с пандемией коронавируса многие нормальные люди уже носили маски. 

В общем, где-то через час двое боевиков не выдержали и ворвались в кафе. 

«Они таскали меня за пиджак, поломали очки, облили кофе и ушли», — рассказал Шпир о том, что произошло дальше. 

Поскольку это все происходило средь бела дня под камерой и в присутствии большого числа свидетелей, было написано заявление в полицию. Но данные даже не внесли в ЕРДР, не говоря уже о реальных следственных действиях. 

Банды нацистов на Украине — неприкасаемые. А учитывая, что уголовное дело против Шпира, как он узнал позже, было заведено именно в мае 2020 г., есть ненулевые основания предполагать, что именно этот эпизод — «возмутительное» заявление на националистов в полицию — стал катализатором политически мотивированного уголовного преследования. 

Спасаясь от наци, спасся от тюрьмы

«Все лето меня прослушивали, заказывали экспертизы моих постов в интернете и готовы были меня закрывать. А я очень спокойно и хорошо провел лето, даже не думая, что надвигается такая гроза. В августе же произошло неприятное событие, которое, как бы это странно ни звучало, меня спасло», — продолжает Шпир.

Украинская русофобия становится все более радикальной. Марков поделился инструментом для борьбы с ней
Украинская русофобия становится все более радикальной. Марков поделился инструментом для борьбы с ней
© РИА Новости, Нина Зотина

24 августа, на День независимости, Михаил приехал погостить к родителям в Ивано-Франковск. Там на улицах города он снял сатирический видеоролик для Instagram о том, как в ХХI веке народ массово переодевается в навязываемые властями вышиванки — сельскую одежду 200-летней давности. 

Казалось бы, снял и снял, в его Instagram было не так много подписчиков, чтобы ролик мог кого-то всерьез взволновать. Но снова, как и в мае, контент почему-то разлетелся по интернету и опять националистические паблики выложили личные данные Михаила: адрес его регистрации в Киеве, адрес родителей в Ивано-Франковске, адрес его девушки в Киеве. 

По таблицам с адресами видно, что взяты они были, вероятнее всего, из баз МВД. 

Тут же началась невиданная травля, которая из интернета перетекла и в реальные физические действия. Праворадикалы стали регулярно появляться под домом родителей Шпира, светили фарами в окна как в американских боевиках, сигналили, тем самым делая жизнь пожилых людей невыносимой.

Чтобы попытаться обезопасить себя и близких, Михаил придумал хитроумный план. В СМИ внезапно просочилась информация, что националисты избили его во Львове. Появилось даже видео нападения. 

«На самом же деле меня никто не избивал, — объяснил Шпир, - видео драки взято откуда-то из интернета и не имеет ко мне никакого отношения. Я просто хотел, чтобы наци успокоились, увидев, что я как бы наказан, и выложил этот ролик с подписью, что меня избили в нескольких пабликах. Даже заплатил 100 долларов за его расшаривание. 

Но быть уверенным, что они успокоятся, я, конечно, не мог. И решил, что пора куда-то уезжать. Понял, что невозможно жить в стране, где тебя за любое высказывание будут угрожать убить»

Чувствуя себя загнанным зверем, который не может даже позвонить в полицию, потому что по сути эти те же люди, которые ему угрожали («Нацкорпус» является политической партией неонацистского полка «Азов», входящего в состав Национальной гвардии МВД), 6 сентября Михаил Шпир покинул Украину. 

Его отъезд был связан исключительно с опасностью для жизни и здоровью, исходящему от праворадикалов, но не с открытым в отношении него уголовным производством. Об активности СБУ он тогда не знал и знать не мог, поскольку открытое в мае дело было засекречено. Засекречен был и доступ к реестру, чтобы никто не смог при желании выяснить, открыто производство или нет. 

Просто о сложном. Как и почему на Украине появилась русофобия?
Просто о сложном. Как и почему на Украине появилась русофобия?

«Вот так удивительно получилось, что нацики спасли меня от тюрьмы, из которой я бы вряд ли вышел. Убегая от нациков, я убежал от СБУ», — пояснил Шпир. 

«Негативная оценка деятельности националистов» как угроза существованию Украины

Узнал об открытом в его отношении уголовном деле Михаил только 18 марта 2021 г., уже находясь в России. Тогда сотрудники СБУ ворвались с обысками к родителям, в его киевскую квартиру и в квартиру его девушки. Она к тому времени тоже успела уехать и эсбэушники встретились с квартирантами, которых до смерти напугали. 

По всем адресам забрали технику и все, что похоже на коммунистическую символику. Хотя в постановлении на обыск о символике речи не шло.  

«В первые годы советской власти христианский обряд крещения пытались заменить поднесением новорожденного к звезде, — говорит Михаил. — У моей девушки была такая именная звезда, сувенир, и они ее забрали как доказательство каких-то якобы совершенных мной преступлений против украинской государственности». 

Заметим, изъяли несмотря на то, что сама по себе красная звезда законом не запрещена, как не запрещено и хранение сувениров в частных домашних коллекциях. 

А у родителей забрали просто все — все их личные телефоны, всю технику — планшет, роутеры, систему видеонаблюдения, все деньги. Интересно, что про деньги в протоколе обыска написали, что это «резаная цветная бумага, внешне похожая на доллары США». 

В постановлении суда об обыске про деньги речи не шло, еще и про деньги в квартире родителей Шпира, где он даже не был прописан. Изъяли их очевидно незаконно, но суд решил иначе. Обоснование уникальное — поскольку предъявленная статья предусматривает конфискацию, а они считают, что эти деньги Михаила (специально взяли показания у одноклассника Шпира, который рассказал, где в доме родителей была его комната), поэтому и арест. 

Мехти Логунов, он же Вальтер, про СБУ: Это коммерческая организация
Мехти Логунов, он же Вальтер, про СБУ: Это коммерческая организация

«А вот почему они написали про резаную цветную бумагу — это еще интереснее. Я думаю для того, чтобы в какой-то момент забрать деньги себе и заменить их резаной цветной бумагой», — говорит блогер. 

Родители ходили в суд с адвокатом, предъявили документы, подтверждающие происхождение денег от продажи земельного участка. Суд их доводы проигнорировал. 

Свидетелем оказался не только одноклассник Шпира, подтвердивший, что Михаил «вел антиукраинскую деятельность, осуждал революцию достоинства и ее участников», но и некий гражданин, вообще лично подозреваемого не знавший. 

«Вы знаете Шпира?» — спросили у него.  

«Лично нет, но слежу за его деятельностью в соцсетях, где он унижает честь и достоинство украинского народа», — ответил гражданин.

В материалах дела присутствуют и данные Михаила Шпира, взятые со скандального сайта «Миротворец», созданного правыми экстремистами для террора в отношении граждан Украины демократических и антифашистских взглядов. 

Лигвистическая же экспертиза блогерских текстов Михаила сделана не независимым учреждением, а экспертным институтом СБУ, что запрещено законом. Формулировки в документе больше похожи не на ответы эксперта-лингвиста на поставленные в рамках следствия вопросы, а на обвинительный приговор с философско-экзистенциальными умозаключениями о роли личности в государстве. 

«Шпир констатирует, — пишет эксперт, — что Украина — несамостоятельная, управляемая Америкой страна, слабая в военно-технической сфере, самая опасная в Европе для жизни, пронизанная национализмом и дикой русофобией, где запрещено любое альтернативное мнение. 

Эти тезисы в совокупности дискредитируют Украину, формируют негативный имидж, подрывают ее авторитет, усиливают пораженческие настроения и одновременно у патриотически настроенных лиц, с учетом того, что государство является наибольшей ценностью любой нации, способны разжечь неприязнь, унижение национальной чести и достоинства».

«За каждым таким случаем таится своя боль»: Кимаковский рассказал, сколько политзаключенных томится в застенках СБУ
«За каждым таким случаем таится своя боль»: Кимаковский рассказал, сколько политзаключенных томится в застенках СБУ
© РИА Новости, Максим Блинов / Перейти в фотобанк

Эксперт-лингвист в рамках уголовного дела по ст. 110 (призывы к нарушению территориальной целостности» и ст. 161 (нарушение равноправия по признакам расы, национальности и религии) может сказать, есть такие призывы (в сугубо лингвистическом смысле) в текстах подозреваемого или нет. 

В выводе так и написано: «Высказывания, в которых есть призывы к изменению территориальных границ, отсутствуют, высказывания, разжигающие национальную и религиозную ненависть, отсутствуют». 

Однако несмотря на это очень «патриотически» настроенный эксперт СБУ начинает субъективные философские размышления о том, что «государство является высшей ценностью для любой нации» (в Конституции Украины, на всякий случай, написано, что высшей ценностью является человек), а высказывания Шпира с проявлением «презрения к украинским националистам, сторонникам Майдана, участникам АТО» и негативной оценкой «деятельности украинских националистов, участников АТО» «носят деструктивный для Украины характер, силой слова, т.е. информационно угрожают ее существованию».

Билет на Украину — билет в СИЗО

Сказал, что националисты достойны презрения — поставил Украину на грань исчезновения, вот как оказывается. Но самое удивительно, что в начале документа эксперт считает слова Шпира о пронизанной национализмом Украине дискредитирующими страну, а в конце выдает, что страну дискредитирует негативная оценка националистов. 

Интересно, что по этому поводу скажет суд. Впрочем, скорее всего, мы об этом не узнаем, поскольку Михаил объявлен в розыск, участвовать в следственных действиях онлайн ему не дают, а прокуратура наверняка будет ходатайствовать о т.н. заочном судебном разбирательстве по ускоренной процедуре. 

Хотя, спрашивается, какой розыск, если подозреваемый покинул страну задолго до предъявления подозрения, ни от кого не скрывается и готов давать показания в онлайн-режиме из московского суда. 

Но в СБУ на такой вариант не согласны, поскольку единственный шанс на победу в таком шитом белыми нитками деле у них — помещение подозреваемого в СИЗО и, запугивая 10-летним сроком, выбивание самооговора с последующим подписанием сделки с прокурором.  

Елена Бондаренко обвинила СБУ в запугивании ее родителей
Елена Бондаренко обвинила СБУ в запугивании ее родителей
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Повестку вручили адвокатам, а подозрение объявили в ролике на Youtube-канале СБУ и напечатали его в «Урядовом курьере» — правительственной газете. Вопрос, а позволяет ли это закон, остается открытым.

В общем, не в силах разобраться, хорош национализм или все-таки плох, эксперт-лингвист таки находит в текстах Шпира «публичные призывы к созданию Франковской республики, т.е. действия, которые изменят государственные границы Украины».

Эксперт, наверное, не смотрел на карту, но в Ивано-Франковской области нет государственных границ Украины. Кроме того, любой гражданин имеет конституционное право призывать к любым территориальным изменениям Украины путем референдума. Закон о референдуме в 2018 г. отменили, что лишило нас понимания процедуры референдума, но в Конституции — высшем законе, имеющем прямое действие, референдум прописан. 

Таким образом, подобные призывы, если речь не идет о насильственных действиях, не могут быть основанием для уголовного преследования. Но это в государстве, где работает закон, а не произвол как минимум симпатизирующих правым экстремистам спецслужб. 

Но что же это за «публичные призывы»?

«Делаем Франковскую республику?» — спрашивает Шпир в сети.  

«Нет, — отвечают ему, — зачем нам республики? Нам нужна сильная и единая Украина»

«А мне кажется, что было бы неплохо создать Западную Рутению», — выражает свое мнение Михаил.

На границе Ада. Появилась финальная версия законопроекта о реформе СБУ
На границе Ада. Появилась финальная версия законопроекта о реформе СБУ
© president.gov.ua
Кроме того, что заданный Шпиром вопрос является явно сатирическим, так самое главное, что это вопрос, а не призыв. Что касается «мне кажется», так это субъективное мнение, за которое нет ответственности согласно ст. 110 УК. Эксперт-лингвист не может этого не понимать, а если понимает, то делает осознанный подлог и превышает свои служебные полномочия.

А пока «эксперты» выдают свои «заключения», запугивание со стороны праворадикалов и переживания по поводу судьбы сына привели пожилого отца Михаила Шпира в больницу. 

«Отцу стало плохо. Если бы не открытое дело, я бы на следующий день был в Ивано-Франковске, нашел бы способ доехать. Но я понимал, что это будет билет прямо в СИЗО», — говорит Михаил.

В разделе «В розыске» на сайте СБУ Михаил Шпир находится на одной странице с Виктором Януковичем. И хотя разыскиваемый никуда и исчезал, а официально пересек границу Украины задолго до объявления его в розыск (и это СБУ конечно известно), на сайте указано: место исчезновения — г. Ивано-Франковск. 

Впрочем, то же самое указано и касательно десятков людей, вывезенных на обмен в ЛДНР. Поскольку «обмен» граждан Украины на граждан Украины никаким законом не предусмотрен, для СБУ они просто «исчезли». 

Михаил исчезать не собирается, но сделает все, чтобы получить справедливое решение суда и вернуться на Украину свободным человеком.