Ключевые идеи обращения, по нашему мнению, такие:

— «Украина даёт сдачи. Сдачи всем, кто долгие годы наносил по ней удары, пользуясь её слабостью, отсутствием законности, порядка и самого главного — справедливости. Справедливости, которая долгие годы для обычных людей была даже не дефицитом».

— «Прежде всего мы пресекли попытки расколоть Украину пропагандой и дезинформацией. 2 февраля 2021 года была заблокирована деятельность лиц, которые считали нормой вести бизнес на временно оккупированных территориях Украины и финансировать дезинформационные батальоны, которые атаковали украинцев залпами лжи и манипуляций».

— «Справедливую и законную реакцию со стороны Украины должны получить и те, кто считал, что не у государства, а в частных руках может оказаться контрольный пакет акций стратегических оборонных предприятий Украины, в частности "Мотор Сич", а также могут присваиваться земли и недра, которые принадлежат народу Украины».

Совет, не оправдавший надежд. От Украины ожидали совсем другого
Совет, не оправдавший надежд. От Украины ожидали совсем другого
© president.gov.ua

— «Что касается санкций США в отношении бывших владельцев "Приватбанка". Мы поддерживаем это решение и работаем над тем, чтобы вернуть в Украину средства. Чтобы вернуть в Украину справедливость. Ее главный принцип заключается в том, что мы четко видим разницу между понятиями "большой бизнес" и "олигархический класс"».

— «А вот фамилии здесь не имеют никакой разницы: Медведчук, Коломойский, Порошенко, Ахметов, Пинчук, Фирташ или любой другой». 

— «Тем, кто на что-то рассчитывал, могу сказать: забудьте о том, что Украина забудет о Крыме. В то же время, когда мы говорим о деоккупации, логично также разобраться: кто и как создал условия для оккупации? И речь не только о 2014 годе, но и о принятии так называемых Харьковских соглашений».

Это уже официальное объявление войны олигархам. Причём всем, включая тех, которые поддерживают нынешнюю власть. Закрытие каналов Медведчука тут выглядит как предупреждение: так будет с каждым, кто посмеет критиковать действия президента.

Ставится также вопрос относительно возвращения государству приватизированной собственности.

Тут, правда, есть некоторые тонкости. Например, секретарь СНБО Алексей Данилов внезапно заявил, что ни о какой национализации предприятия «Мотор Сич» речь не шла, но только о возвращении его государству законным путём.

Между тем разница более чем существенная.

Национализация возможна из каких-то государственных соображений, как это было с «Приватбанком» (при всей сомнительности процедуры).

А вот возвращение в госсобственность возможно только по решению суда и на основании закона.

Это если не вспоминать о том, что компания «Мотор Сич» была приватизирована очень своеобразно: фактически она находилась в собственности трудового коллектива (рабочие обменивали сертификаты на акции) и Богуслаев получил предприятие с его согласия. Если начать копать, то можно обнулить не только сертификаты, но и государственное жильё, бесплатно полученное украинцами (кстати, при Ющенко такая возможность обсуждалась).

* * *

С технологической точки зрения это очень удачный стратегический ход. Пожалуй — самый удачный за два года правления Зеленского. Мы даже сомневаемся, что автором тут является Андрей Ермак. Даже если он участвовал в процессе, основная идея подсказана из-за океана, где считают нужным помножить на ноль крупный украинский бизнес.

С одной стороны, такой ход безусловно популярен — справедливое наказание «жирных котов» пользовалось спросом всегда. На этом много лет успешно играли коммунисты с социалистами, потом — Юлия Тимошенко. В программе Зеленского антиолигархический посыл прямо не фигурировал, но подразумевался.

С другой стороны, такая стратегия позволяет легко отражать любые критические атаки.

Например, весомость фильма Bellingcat относительно «вагнергейта» в значительной степени обнулена. Причём дело даже не в том, что отвлечено внимание, а в том, что любую критику президента можно представить как месть со стороны олигархов. Благо, из «вагнергейта» торчат уши Петра Порошенко…

Надо, впрочем, отметить, что «делом Харьковских соглашений» Порошенко из-под удара выводится — если Крым был сдан ещё в 2010 году, то какие претензии могут быть к власти, которая пришла только в 2014 году? Не говоря о том, что президентом Порошенко стал через два месяца после крымского референдума.

Ошибка Коломойского. После войны хижинам — война дворцам
Ошибка Коломойского. После войны хижинам — война дворцам
© REUTERS, Valentyn Ogirenko/File Photo

* * *

У этой стратегии есть два существенных недостатка.

1. Неясно, поверят ли люди Зеленскому. Тут мало закрыть каналы Медведчука. Тут надо всех приводить к общему знаменателю.

В первую очередь речь идёт о коммунальных тарифах. В январе на услуги ЖКХ было начислено 30,8 млрд грн. Это на 30% больше, чем год назад, в январе 2020 года. Только за поставку и распределение газа население задолжало 34,4 млрд грн. За отопление и горячую воду — ещё 26,6 млрд грн. А ведь тема коммунальных тарифов крайне болезненно ударила и по рейтингу Порошенко в 2019-м, и по рейтингу Зеленского в 2021-м.

Хороший ход с «Донецкгазом», на который свалили отключение Донецкой области «Нефтегазом Украины». Но надо ведь и тарифы снижать. Причём — существенно.

А что скажет по этому поводу Ринат Леонидович? Впрочем, если он что-то скажет, то на этот случай есть «дело Харьковских соглашений» — всегда можно напомнить 111-ю статью (в УК — «государственная измена»).

Но ведь есть ещё карантинные ограничения, локдаун, вакцинация, пенсионная реформа, платная медицина, сокращение социальных расходов и субсидий, коррупция, война на востоке…   

2. Майдан начался в ответ на несравнимо меньшие шалости Януковича. Но Зеленский, видимо, нового Майдана не очень-то боится, и, в принципе, у него есть для этого основания.

Во-первых, к Зеленскому олигархи серьёзно не относятся и полагают, что можно за маленький процент остаться в категории «большого бизнеса».

Кроме того, они, судя по всему, и правда верят, что «частная собственность священна и неприкосновенна», а потому их не могут просто так взять и ограбить в интересах Запада (на самом деле могут, и именно это сейчас и делается).

Во-вторых, среди олигархов нет единства — люди из окружения Ахметова, например, радуются проблемам Медведчука. То, что той же палкой, которой ударили лидера ОПЗЖ, можно и их огреть, видимо, находится за пределами их понимания.

В-третьих, Зеленский пользуется поддержкой Вашингтона, а значит, печенек на направленном против него Майдане не будет, зато будет разрешение на применение силы. Тут ключевой будет позиция Авакова, СБУ и армии, но полиция, например, пока что действует достаточно эффективно.

Правда, «дело Харьковских соглашений» многих заставит задуматься — ведь и через десять лет могут припомнить действия, которые в принципе ненаказуемы (на страже интересов депутатов стоит ст. 80 Конституции, по которой депутаты «не несут юридической ответственности за результаты голосования»).

У украинцев нет хлеба? Власть даст зрелищ!
У украинцев нет хлеба? Власть даст зрелищ!
© пресс-служба президента Украины

* * *

За спиной Зеленского — не мечты о «справедливости», а транснациональный капитал, задачей которого является уничтожение крупного украинского бизнеса и захват его активов.

Условно независимая Украина нужна только украинским олигархам. Им так её грабить удобнее. Убрать олигархов — значит разрушить остатки экономики (она функционирует в рамках олигархических схем) и лишиться даже призрачного суверенитета.

Впрочем, не похоже, чтобы это хоть кого-то беспокоило.