Киссинджер — не просто старый (а ему 97 лет) политолог. Это один из людей, которые определяли и во многом определяют мировую политику. Он был госсекретарём и советником по вопросам национальной безопасности при Ричарде Никсоне и Джеральде Форде. Его влияние на политику Вашингтона было столь велико, что журналисты называли руководство страны «Ниссинджеры». Автор политики разрядки, лауреат Нобелевской премии мира за Парижские соглашения, которые положили конец американской агрессии во Вьетнаме…

Однако, прочитав небольшую статью, мы пришли к выводу, что американская интеллектуальная элита (по крайней мере — в лице Киссинджера) несколько оторвалась от почвы.

О дивный новый мир. Как мы будем жить после коронавируса
О дивный новый мир. Как мы будем жить после коронавируса
© REUTERS, Toby Melville/File Photo | Перейти в фотобанк

Киссинджер, после небольшого вступления, приступает к постановке задач. Перед кем он их ставит? «США обязаны предпринять серьёзные усилия в трех областях»…

Нет, мы понимаем, что статья в американской газете адресована американской публике. Но речь-то идёт о глобальной проблеме, решать которую вроде бы надо сообща… Но нет, Киссинджер рассматривает глобальную политику как частный случай американской внутренней политики.

Это в ситуации, когда Украина, считающаяся страной, полностью управляемой из американского посольства, ухитряется оказывать влияние на ход избирательной кампании в США. И в ситуации, когда США готовы договариваться с ОПЕК и Россией относительно объёмов добываемой нефти.

Так что, точно США должны предпринимать усилия? Или, может, США должны договариваться с другими странами о том, чтобы совместно предпринимать усилия? Кажется, последние годы Киссинджером замечены не были и выводов он не сделал…

Теперь о задачах, которые ставятся перед США.

«Во-первых, укрепить мировую устойчивость к инфекционным заболеваниям».

Для США это не актуальная задача. Актуальная задача для США — выйти с минимальными, по возможности, потерями из эпидемии и сделать выводы относительно эффективности национальной медицинской системы, которая рассматривалась и продвигалась как образец для всего мира. Сейчас многие специалисты, даже с некоторым удивлением, констатируют, что именно США оказались в числе государств, которые оказались совершенно не готовы к возникшей нештатной ситуации. Причём дело тут не в президенте Дональде Трампе, а в самой системе.

Нет, конечно, потом можно будет всё переиграть, и Голливуд нарисует нам картинку о том, как американцы победили коронавирус (как сейчас они нарисовали нам картинку о том, как Гитлера победили Капитан Америка и другие бесславные ублюдки). Но это будет потом. Или не будет.

Так что доверят ли народы мира США «укреплять мировую устойчивость» — большой вопрос. Нет, США остаются самой богатой страной мира с самой развитой наукой, и её вклад будет важным, но… В Китае уже победили эпидемию не за счёт американской науки, а за счёт собственных мобилизационных способностей и эффективности медицинской системы. Сейчас эту задачу приходится решать самим США, которые выделяют в качестве «больниц» для бедняков с коронавирусом участки автостоянок под открытым небом.

«Во-вторых, «вылечить» мировую экономику».

Интересно — от чего вылечить? От развития по американским лекалам? Пожалуй, да, лечить от этого стоит. Но уж точно не США будут этим заниматься.

Карантин глазами простых людей, США, Голливуд. Миф о свободе убивать сразу нельзя
Карантин глазами простых людей, США, Голливуд. Миф о свободе убивать сразу нельзя
© AP, John Locher | Перейти в фотобанк

Другое дело, что, к сожалению, ни в США, ни за пределами США ничего лучше неолиберальной экономической модели не придумано. Иранский опыт «исламской экономики» оказался скорее неудачным. Неолиберальная экономическая модель — самая плохая, какую только можно придумать, но альтернативы пока что нет.

Впрочем, уже сейчас очевидно, что выход из нынешнего кризиса будет сопряжён со всё более глубоким вмешательством государства в экономическую жизнь и, может, просто на практике удастся нащупать какие-то более эффективные механизмы.

Да и сама мировая экономика, похоже, будет серьёзно трансформироваться из транснациональной в сумму национальных. Во всяком случае, возникло понимание того, что ватно-марлевые повязки и аппараты ИВЛ лучше производить самим, чтобы не зависеть от иностранной помощи (которую могут по дороге умыкнуть либо добрые партнёры, либо свои же вороватые сограждане).

«В-третьих, защищать принципы либерального мирового порядка. (…) Пандемия привела к анахронизму, возрождению города, окруженного стеной, в эпоху, когда процветание зависит от глобальной торговли и передвижения людей».

Замечательный вывод. Просто поразительный.

Как раз именно «глобальная торговля и передвижение людей» привели к молниеносному распространению эпидемии.

Как раз именно глобальные и межгосударственные механизмы (даже такие развитые, как ЕС) показали свою полную неспособность предпринять хоть какие-то действия в защиту людей.

И люди, естественным образом, вернулись к проверенному тысячелетиями механизму вовсе не либерального государства, которое совершенно авторитарными методами начало бороться с эпидемией.

«Либеральный мировой порядок» оказался хорош в «мирное время», не требующее сверхусилий. Он неплохо создаёт удобства — вроде отдыха на Багамах (для тех, кто может себе это позволить) или уборки клубники в Польше (для тех, кто не может себе позволить отдых на Багамах). Но вот способность обеспечить базовые потребности (включая безопасность и охрану здоровья) «либеральный мировой порядок» не может.

Глобальный марш коронавируса. О чем говорит стратегия власти в борьбе с пандемией
Глобальный марш коронавируса. О чем говорит стратегия власти в борьбе с пандемией
© rada.gov.ua | Перейти в фотобанк

Более того, важным уроком сейчас является, пожалуй, то, что он даже и не пытается — вот не было никаких конфликтов между национальными и транснациональными структурами в плане организации безопасности людей. В то время, когда национальные государства Европы отгородились друг от друга и решают проблемы борьбу с эпидемией, Еврокомиссия занята решением философского вопроса — является ли трубопровод, ведущий в одну из стран ЕС из-за границы, внутренним трубопроводом ЕС, или нет (мы тут немного упростили дискуссию вокруг «Северного потока — 2», но поставка вопроса всё равно абсурдная). Лучше бы считали число ангелов, которые поместятся на булавочной головке, — вреда меньше было бы.

Резюме: если Генри Альфред Киссинджер действительно демонстрирует стиль мышления американский интеллектуальной элиты, то у нас плохой прогноз. Похоже, что глобальному лидерству США действительно приходит конец.