Пантеон пионеров-героев

Они были легендами, рожденными знаменитыми советскими литераторами в воспитательных и нравоучительных целях. Их образы были священны, им посвящали целые уголки и даже комнаты, их именами называли дома пионеров, детские библиотеки, музеи и даже улицы. В настоящее время они уходят туда, откуда пришли, — в область легенд. Тем не менее за каждым этим образом стоят реальные люди и совсем не легендарные обстоятельства. Когда в 1954 году на XII съезде ВЛКСМ была создана «Книга почёта Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина», которая считалась подшефной комсомолу, под № 1 в неё был внесен Павлик Морозов.

Свой среди своих: Как советские партизаны ждали боя курантов
Свой среди своих: Как советские партизаны ждали боя курантов
© РИА Новости, Леонид Коробов | Перейти в фотобанк
До войны некоторые факты литераторам пришлось подтягивать к официальной доктрине. Павел Морозов пионером скорее всего не был и быть не мог. А Григорий Акопян — полностью вымышленный персонаж. Впрочем, не более вымышленный, чем многие миллионы героев легенд, мифов и священных книг, в доподлинности которых многие не сомневаются. Главной целью создания довоенных образов юных большевиков было воспитание новых поколений в духе патриотизма государству рабочих и крестьян. И во время войны это воспитание дало свои плоды. Дети рвались на фронт, и многие туда попали. Сомневаться в реальности пионеров-героев времен Великой Отечественной невозможно.

История «детей полков» — отдельная тема. В армию детей все же не брали, и те, кто туда попал, совершил отдельный подвиг. Но в связи с тяжелыми поражениями, которые терпела в 1941 году Красная армия, и стремительностью продвижения врага на восток миллионы членов Всесоюзной пионерской организации оказались лицом к лицу с врагом. И случаев, когда советский ребенок помогал бы немцам, почему-то не зафиксировано. Не было для писателей, журналистов и военкоров ничего более воодушевляющего фронт и тыл, чем рассказы о подвигах детей. В январе 1942 года на страницах газеты «Правда» был опубликован очерк Петра Лидова «Таня». Так страна узнала о подвиге Зои Космодемьянской. В 1944-м Валентин Катаев пишет повесть «Сын полка», за которую получает Сталинскую премию. В 1946-м выходит в свет первая редакция романа Фадеева «Молодая гвардия». После него биографии героев войны стали проверять компетентные органы, ибо книга сначала изобиловала неточностями и слухами. В 1954-м список пионеров-героев был канонизирован. Но Зины Портновой в нем не было.

Открытие

Владимир Хазанский работал журналистом в Витебске, в белорусскоязычном издании «Чырвоныя змена». Как и любой начинающий советский писатель, он трудился корреспондентом и много ездил в поисках историй. В 1955 году на конференции, посвященной годовщине великой Победы, Хазанский и услышал воспоминание о юной ленинградке, которая мечтала быть балериной, но стала партизанкой-подпольщицей и приняла мученическую смерть за Родину. Рассказал ее бывший комиссар одного из партизанских отрядов Борис Маркиянов. Для корреспондента «Червонки» это было настоящее открытие. Невероятны были подвиги Зины, но за ней открылось существование целой детской подпольной организации «Юные мстители».

Проговорив с партизаном после официальной встречи всю ночь, потрясённый до глубины души услышанным Хазанский помчался в редакцию «Красной смены». Впечатления и информацию журналист воплотил в статью «Это было под Витебском», которая стала в СССР настоящей сенсацией. Но сначала информацию Хазанского все же проверили надзорные органы. Выяснилось, что указанный в статье партизанский отряд действительно был, фамилии совпали. Нашлись свидетели, участники и даже организатор и руководитель «Юных мстителей», витебчанка Ефросиния Савельевна Зенькова. Но главное — у Зины Портновой в том самом отряде была родная сестра — Галина Мартыновна, которая пережила войну и после злоключений и детского дома вернулась в Ленинград к родителям.

Признание

После партийной и прокурорской проверки сомнений не осталось. Журналисту белорусского областного издания удалось открыть никому до тех пор неизвестную юную героиню. Она с сестрой в июне 1941 года поехала отдыхать на Витебщину, оказалась на оккупированной территории, вступила в подпольную организацию Зеньковой «Юные мстители» и совершала, как заправский разведчик, настоящие диверсии. Одна из них: подросток отравил пищу в школе переподготовки Вермахта, в результате чего умерло более ста курсантов и офицеров. Ее выдал предатель, но она сумела бежать, застрелив следователя. Ее поймали, жестоко пытали и повесили. При этом Зина Портнова никого не выдала.

Увидеть Минск и умереть: Жизнь и смерть генерал-комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе
Увидеть Минск и умереть: Жизнь и смерть генерал-комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе
© commons.wikimedia.org, Bundesarchiv, B 145 Bild-F051633-0017
Эти факты были проверены. И 1 июля 1958 года указом Президиума Верховного Совета СССР юной мстительнице Зинаиде Мартыновне Портновой было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Золотую звезду за № 11112 получила и Ефросиния Савельевна Зенькова. Ну а журналист Владимир Хазанский получил творческую славу, известность и открыл себе дорогу в писательский цех. Из-под его пера впоследствии выйдет несколько книг для детей и юношества: «Спросите у берез», «Ася» и «Юные мстители». Последняя повесть была поставлена на сцене Александром Гутковичем в Театре имени Якуба Коласа. Абсолютно все герои книг Хазанского имели реальных прототипов. Зина Портнова же вошла в пантеон пионеров-героев, получив там почетное замыкающее место после Лени Голикова, Марата Казея и Вали Котика.

Легенда и реальность

Кое-что все-таки пришлось к образу подтянуть. Дело в том, что Зина на момент совершения своих подвигов и героической гибели уже не была ребенком пионерского возраста. Ей было без одного месяца 18 лет. Она вообще не должна была оказаться на театре военных действий. Ее отец, Мартын Нестерович Портнов, еще до революции приехал в Петербург из деревни Станиславово Витебской губернии и стал работать на Путиловском заводе. Мама была его землячкой из деревни Зуи, где ее отец работал обходчиком на станции Оболь. Именно в те края в июне 1941 года поехали на лето отдыхать сестры Портновы. Вернуться в Ленинград им было не суждено, так что родители видели свою дочь Зину на Витебском вокзале 12 июня в последний раз.

А жизнь Зины и Гали Портновых с этого момента круто изменилась. Все современники и участники событий того июня были разделены на живых и мертвых. Сестры приехали в Волоковыск, в бывшую Польшу, на самой границе с Рейхом. Жили в брошенной каким-то польским хозяином вилле. Всего через неделю это место со сказочной летней природой превратится в ад. Волоковыск был всего в 90 километрах от Белостока, где находился штаб 10 армии РККА генерал-майора Голубева. Сестры Портновы находились на прямой линии удара 4-й армии Вермахта генерал-фельдмаршала фон Клюге и не должны были остаться в живых. Но их спас случай. Немцы применили тактику «танковых клещей», били севернее и южнее 10-й армии. Это дало возможность властям Волоковыска организовать эвакуацию гражданских.

И снова сестры Портновы избежали неминуемой смерти. Первый эшелон, куда они не попали, начисто разбомбили под Слонимом. Второму, куда они влезли, повезло больше. На нем добрались до Витебска и даже купили билеты в Ленинград. Но отправление через четыре дня. А уже через два в город вошли немецкие танки. Девочки снова могли погибнуть — город стал полем боя (затем — котлом) между 20-м панцер-дивизионом генерала Штумпфа и 186-й стрелковой дивизией генерала Бирюкова. Гражданских тогда еще не трогали, и сестры отправились пешком на северо-запад, за 60 километров от Витебска на станцию Оболь, к родственникам. Именно там они попали уже на настоящую войну и стали ее участницами.

Живой свидетель

В августе 43-го, когда пошли слухи, что немцы будут отправлять молодежь в Германию, сестры Портновы ушли к партизанам. Партизаны были совсем рядом, за Западной Двиной. И это еще одно из чудес Великой Отечественной. Само наличие совершенно фантастической подпольной детской организации «Юные мстители» стало возможно только благодаря тому, что всего в 20 километрах от Оболи была освобожденная от врага территория СССР. Партизанский край, где действовало 16 бригад. Именно благодаря такой близости Зине Портновой и удалось кинуть крысиный яд в кастрюлю с едой в курсантской столовой и уйти. Кто из взрослых партизанских диверсантов помогал ей, мы никогда не узнаем.

Жизнь на чаше весов: Первый белорусский «бацька» и русский партизан Пётр Машеров
Жизнь на чаше весов: Первый белорусский «бацька» и русский партизан Пётр Машеров
© РИА Новости, Юрий Абрамочкин | Перейти в фотобанк
Когда Зина не пришла со своего последнего задания, сестре ничего не сказали. А потом отправили на Большую землю, в детский дом. Ей было всего десять лет, и кто знает, как бы все обернулось, если бы Галя Портнова не была по-партизански дотошной и не заставила директора написать в Ленинград по адресу Балтийская, 24. Так она вернулась обратно, на Витебский вокзал, к родителям в прошлую жизнь, но уже без сестры. О подвиге Зины никто не знал еще целых десять лет, потому что никто не придавал особого значения рассказам десятилетней девочки. Для ленинградцев они были чем-то из другого измерения. Город еще тяжело переживал собственную драму.

И только в 1955 году Галя прочитала в центральной газете очерк Владимира Хазанского «Это было под Витебском». После чего о Зине заговорила вся страна. Нашли и Галю, которая к тому моменту была уже Галиной Мартыновной Мельниковой. В 2019 году ей исполнилось 88 лет. Она до сих пор проживает в Санкт-Петербурге.