Тем не менее пока никаких официальных заявлений по поводу попытки государственного переворота в Каракасе под руководством США из Минска не последовало.

Проблема выбора

Позиция Минска определяется двумя важными факторами. Первый — стратегический союз с Москвой. В Союзном государстве никогда не было разногласий относительно внешней политики. Минск всегда выполнял свои обязательства согласно всем существующим соглашениям. Даже во время украинского кризиса Белоруссия хоть и не признала воссоединение Крыма с РФ, однако при голосовании в ООН четко следует в русле союзника.

Запасные аэродромы Лукашенко. Батька ищет там, где не терял
Запасные аэродромы Лукашенко. Батька ищет там, где не терял
© REUTERS, | Перейти в фотобанк

Что же касается мятежа в Венесуэле, у Минска возникли серьезные сложности в формировании позиции. Дело в том, что это не просто цветная революция по тому же украинскому сценарию. Главное в ней то, что США открыто, не маскируясь, обозначили себя как зачинщика и организатора этого переворота. Что сегодня подтвердил госсекретарь Помпео, который официально признал главаря мятежников президентом и призвал законного главу государства уйти.

Здесь и есть главная сложность для Минска. Поддержать признание Мадуро — значит открыто вступить в конфронтацию с Вашингтоном. А ведь именно сейчас Белоруссия ведет переговоры с Госдепом о полноценном восстановлении дипломатических отношений, прерванных десять лет назад, когда Александр Лукашенко выслал посла США из Минска. Сегодня холодная белорусско-американская война может завершиться. Конфронтация сорвет этот процесс. А в условиях обострения противоречий Минска с Москвой это Лукашенко совсем не нужно.

Этапы большой дружбы

Две страны, Венесуэла и Белоруссия, географически очень далеки друг от друга. К тому же, Белоруссия не имеет выходов к морским портам. Поэтому, установив дипотношения в 1997-м, белорусская сторона не торопилась с их развитием. И дипломатов в Каракас прислала только в 2007 году. Первые поставки в Белоруссию Венесуэла начала лишь через год. Уго Чавес, посетив Минск, быстро нашел с Александром Лукашенко общий язык. Пишут, что произошло это на почве антиамериканских настроений. Но это не так.

Непредсказуемые сроки. Лукашенко готовит Белоруссию к «пробе на зуб»
Непредсказуемые сроки. Лукашенко готовит Белоруссию к «пробе на зуб»
© РИА Новости, Алексей Дружинин | Перейти в фотобанк

В 2010 году, после аналогичного сегодняшнему белорусско-российского обострения, когда Москва ввела экспортные пошлины на нефть, Минск быстро нашел альтернативу в Каракасе. Был заключен контракт на поставку 14 млн. тонн. По факту было поставлено меньше, но в 2010-2011 годах через Одесский порт прошло почти 1,5 млн тонн сырья по схеме «своп». Венесуэльскую нефть поставляли и через Клайпеду, и через эстонский порт Мууга.

Затраты на транспортировку были очень велики. Зато тогда Москва отменила экспортные пошлины и возобновила поставки нефти. Дипломатический характер сделки никто не скрывал.

«Поставки нефти из Венесуэлы были братской помощью нашей стране в нужный момент», — говорил в 2012 году тогдашний первый вице-премьер, а ныне посол в России Владимир Семашко.

Белорусская экспансия

Одновременно Белоруссия открыла совместное предприятие в Венесуэле. Оно занималось добычей нефти и газа, а доля Минска в нем составляла 40%. В 2008—2017 годах «Петролера БелоВенесолана» добыла более 9 млн тонн нефти и 6,8 млрд. кубометров газа. Большими проблемами была дороговизна транспортировки и сложности в расчетах. Кроме нефти, Венесуэла поставляет в Белоруссию только кофе.

Между Мадуро и Вашингтоном. Минск не может определиться, кого поддержать

Белорусский же экспорт по состоянию на 2012 год — это калийные удобрения, грузовики, дорожная строительная техника, запчасти к ним, а также сухое молоко. Чем богаты. В Венесуэле в 2010-е были построены совместные предприятия. Среди них завод «ВенеМинск» в штате Баринас, выпускающий трактора. В 2015 году там же был открыт завод по сборке белорусской дорожно-строительной техники, построенный при участии белорусских специалистов.

Почему встреча Путина и Лукашенко завершилась провалом
Почему встреча Путина и Лукашенко завершилась провалом
© РИА Новости, Алексей Дружинин | Перейти в фотобанк

Уже в 2008 году Венесуэла выделила Белоруссии полмиллиарда долларов. То было время мирового кризиса, который сильно ударил по белорусам. Поэтому это также является примером помощи Минску, о чем там никогда не забывали. Однако сколько именно Белоруссия должна Венесуэле на сегодня — закрытый вопрос. Известно лишь, что в 2015 году на полную выплату займов банкам Венесуэлы Минск потратил 115,2 млн долларов. Впрочем, есть данные и о том, что Каракас также имеет перед Белоруссией долги. Но это тоже секрет.

За кулисами

Разумеется, это не все виды сотрудничества Белоруссии с Венесуэлой. Но на схему отношений серьезное влияние оказывает личный фактор. Лукашенко привык вести дела напрямую с руководителями дружественных стран. Именно так было во времена Уго Чавеса. И это делало дипломатию закрытой и непрозрачной.

Сегодня Минск называет Каракас стратегическим партнером. Но открытые публикации показателей сотрудничества демонстрируют, что во времена Мадуро объем торговли упал. Если в 2010 году он составлял 1,5 млрд долларов, то в 2014-м этот показатель был равен 100 миллионам. А в 2016-м — всего двум. Анонимные источники и СМИ говорят о тех видах сотрудничества, которые не публикуются даже в открытых отчетах международных организаций. Речь идет о криптовалютном рынке, который на территории двух стратегических партнеров легализован. И рынке оружия, что совершенно не имеет официальных источников и подтверждений.
Но это область разговоров и предположений.

Трудный выбор

При определении своей позиции по отношению к попытке государственного переворота в Венесуэле под эгидой США Минск оказался в очень сложном положении.

Не признать Мадуро — значит предать стратегическое, братское партнерство и нарушить союзнический долг по отношению к Москве. Признать — значит открыто занять антиамериканскую позицию. Ибо сказав «А», то есть что в Венесуэле цветной Майдан и попытка переворота, нужно говорить и «Б» — это открытая агрессия США.

Такое действие особенно ничем Минску не грозит, но сорвет намечающийся диалог с Вашингтоном в самый трудный и пиковый момент, когда нужно срочно найти аргументы для России, с которой сегодня не ладится. Но главная трудность в том, что те самые США, по сути, не видят различий между режимами Мадуро и Лукашенко. А украинско-венесуэльский сценарий, осуществленный в Минске, для Вашингтона вполне приемлем.