«В 14:00 прекращается военное положение. Это мое принципиальное решение, оно основывается на анализе всех составляющих текущей ситуации безопасности в государстве», — заявил Порошенко. Таким образом, имеет смысл оценить, что же именно произошло за это время? Достиг ли президент целей, которые он ставил, или нет?

Если говорить о непосредственных последствиях введения военного положения, то они выглядят не слишком броско:

— осуществлена переброска некоторых воинских частей ближе к линии соприкосновения и государственной границе;

— сорваны выборы в нескольких объединенных территориальных общинах (по правде говоря, их можно было провести, но что-то забуксовало в парламентском механизме);

— обогатилось энное количеству жуликов, занимавшихся грабежом и вымогательством (взяток — за возможность

избеж

Политолог: Военное положение позволило ограбить и разделить украинцев
Политолог: Военное положение позволило ограбить и разделить украинцев
© Facebook, Николай Спиридонов
ать мобилизации, которая, к слову, не была объявлена).

Из физических последствий вроде бы всё…

Теперь относительно целей президента.

Сам Порошенко, понятно, утверждает, что достиг запланированного. По его мнению, существовала угроза полномасштабного российского вторжения, для отражения которого необходимо было перебросить войска к границе. Для этого нужно было два месяца, но справились за один.

Не пытайтесь понять, почему агрессор должен был ждать, пока Украина сосредоточит войска на границе. И не пытайтесь поймать президента за руку — да, надо было два месяца, но, поскольку выделили только один, управился за него.

Эксперты же полагали, что задачей Порошенко является срыв президентских выборов в условиях крайне низкого рейтинга. Однако очень быстро стало понятно, что нет — даже первоначально обозначенные сроки введения военного положения не требовали обязательного переноса срока выборов, но могли сократить избирательную кампанию, что было не особенно выгодно и самому Порошенко.

Скорее всего, цели Порошенко были не столь очевидны. Тема введения военного или чрезвычайного положения ближе к выборам напрашивалась. Совершенно логично было бы сначала попробовать — а какова будет реакция? Порошенко и попробовал.

Реакция со стороны западных союзников не впечатляла. На Западе скорее удивились и насторожились. Никакого ускоренного принятия санкций против России не случилось (хотя в США их только недавно анонсировали). Главное — поступило распоряжение провести выборы в определённые Конституцией сроки, что и было принято к исполнению.

Впрочем, был и позитивный момент — в том, что во введении военного положения виновата «российская агрессия», никто, по большому счёту, не усомнился. Порошенко может быть спокоен — ему простят очень многое, если это многое будет своевременно замаскировано под мероприятия по отражению российской агрессии.

Реакция населения была более интересной.

Наиболее активная часть избирателей возбудилась. Эмоциональные последствия керченского инцидента и введения ВП были похожи на события весны 2014 года, когда информация о появлении в Крыму «зелёных человечков» вызвала волну патриотизма.

Большая же часть избирателей просто испугалась. Да, страна воюет уже четыре года, но в довольно «ленивом» режиме и охватывает сравнительно узкую полосу на окраине государства. Полномасштабный же конфликт с Россией — совсем другое.

По законам военного положения. Украинская власть пошла против Конституции
По законам военного положения. Украинская власть пошла против Конституции
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Самое интересное для Порошенко заключалось в том, что на изменение эмоциональной атмосферы обратила внимание Юлия Тимошенко. Очевидно, её пропаганда перестала восприниматься избирателями. Это и понятно — коммунальные тарифы раздражают, а война пугает. И этим обстоятельством можно воспользоваться. Правда, эмоциональная реакция пока не преобразовалась в изменение электоральных рейтингов.

Одной из важных проблем был вопрос — решится ли президент продлить военное положение? До последних часов поступали тревожные слухи о готовности украинской армии устроить где-то военные провокации, в том числе с использованием химического оружия. Не исключено, что что-то такое действительно готовилось, но приказ не поступил.

Впрочем, принципиально вопрос был решён до 21 декабря — Рада разошлась на каникулы до 15 января. Закон о правовом статусе военного положения не предусматривает какой-то специальной процедуры продления ВП — только введение. По умолчанию это означает необходимость повторения всей процедуры, а раз депутаты разъехались по мальдивским избирательным округам, то и принять решение о повторном введении ВП невозможно. Тем более что СНБОУ собрался 26 декабря…

Возможно ли ввести ВП снова? Да, механизм отработан. Однако жесткая позиция Запада относительно сроков выборов исключает их отмену. Поэтому можно рискнуть повторно ввести ВП только после внесения изменений в закон, которые позволят проводить выборы во время действия ВП. Это, собственно, можно сделать быстро, но депутаты напуганы и совершенно необязательно поведутся на инициативы президента.

Итак, каковы же главные итоги ВП?

Во-первых, определены сроки проведения президентских выборов и что они обязательно должны состояться именно в эти сроки.

Во-вторых, президент нащупал для себя способ победы в ходе выборов (как и ожидалось, мобилизация нации против российской агрессии), но по-прежнему не ясно, как именно им воспользоваться. Без повторного введения ВП, кажется, не обойдешься, а Запад смотрит на такую возможность без восторга.