Лисичанск — город в Донбассе, в 2014 году отбитый у ополчения украинскими силовиками. В 2015 году неизвестные выкрасили стоящий в городе на постаменте танк Т-34 и написали на нем «На Путина». На этом все «победы» Украины в этом городе закончились. Сейчас Лисичанск периодически появляется в СМИ лишь как место ожесточенного противостояния местных шахтеров и государства.

С 29 октября шахтеры, часть из которых бастует непосредственно в шахте, и их семьи перекрывали в городе дороги. Вследствие объявленной ранее голодовки у некоторых из шахтеров начались необратимые изменения в организме. Причиной такого выступления горняков стала задолженность по зарплате, которую не выплачивали несколько месяцев.

Волынец: Бастующие под землей шахтеры могут умереть
Волынец: Бастующие под землей шахтеры могут умереть
© Facebook, Павел Лисянский

О том, что происходит в Лисичанске, изданию Украина.ру рассказал член правления Института экономико-социальных проблем «Республика» и Украинского Хельсинкского Союза Владимир Чемерис.

- Держат ли на пульсе этого дела руку украинские правозащитники?

— Конечно, мы эту ситуацию отслеживаем. Я говорил о ней с представителями мониторинговой миссии ООН по правам человека на Украине, ведь это нарушение социальных прав украинских граждан. В первую очередь это нарушение права на оплату труда. На шахтах, например на Кураховской — это «Селидовуголь» — заплатили только 60% зарплаты за август. Когда на протест вышли женщины-сотрудницы лаборатории, им в конце концов выплатили зарплату. Но это была точечная победа. На самом деле большие проблемы с выплатой зарплаты есть не только в Луганской, но и в Волынской и Львовской областях.

Кроме того, мы можем говорить о нарушении права на протест. Например, криворожские металлурги Arcelor Mittal объявили протест, они прошли всю сложную процедуру, предусмотренную для этого в законодательстве — в законе «О трудовых конфликтах». Состоялось собрание трудового коллектива, но администрация подала в суд, так как в соответствие с законом, принятым в 1988 году, собрание трудового коллектива может проходить только при разрешении администрации. Конечно, такого разрешения не должно быть — это конфликт интересов, и администрация такое разрешение не даст, что признала и Международная организация труда. В общем, сейчас хотят ограничить право украинских рабочих на протест.

Еще одно нарушение социальных прав — нарушение права на безопасный труд. В шахте им. Капустина предприятия «Лисичанскуголь» произошел обвал. Мы знаем о многих случаях гибели шахтеров. Ситуация очень сложная. У нас целый ряд нарушений прав украинцев. Но самое главное, что рабочие должны подняться от своих частных требований (в конце концов можно добиться выплаты зарплаты) к требованиям изменения социально-экономической системы. Рабочее движение на Украине появилось не от хорошей жизни, а потому, что людям нечем кормить своих детей. Думаю, что это движение станет лейтмотивом всей социально-экономической жизни на Украине в ближайшие годы.

Требуют зарплату. Шахтеры «Лисичанскугля» продолжают подземную забастовку
Требуют зарплату. Шахтеры  «Лисичанскугля» продолжают подземную забастовку
© Facebook, Михайло Волинець

- Если говорить о шахтерах, то создается впечатление, что бастуют именно на государственных шахтах, а не на частных, принадлежащих олигархам. Или это не так? С чем это может быть связано?

— Есть протесты и на частных шахтах, конечно. В первую очередь это может быть связано с тем, что в бюджете не было заложено соответствующее количество денег на зарплаты шахтерам. Горняки митинговали в Киеве и смогли добиться изменений в бюджет, но финансирования по-прежнему недостаточно. Нет денег на выплату зарплат, и в этом главная проблема. Бюджет не предусматривает выплат зарплат горнякам.

- Как будет развиваться ситуация? Деньги все-таки выплатят или предпочтут в конечном итоге закрыть проблемные шахты?

— Конечно, правительство работает над тем, чтобы закрывать государственные шахты. Спроса на их приватизацию нет. Очевидно, закрытие шахт лоббируется международными кредиторами. Они не заинтересованы в том, чтобы у нас существовали шахты. Конечно, они могут быть убыточными, но так или иначе уголь, который добывается там, используется на Украине и обходится дешевле, чем тот, который покупают у Донбасса через Россию, или тот, что покупают у Южной Африки или в американском штате Пенсильвания.

Думаю, что работа правительства направлена на закрытие государственных шахт. Это укладывается в общую позицию международного капитала: Украина должна быть сырьевым придатком — источником дешевой рабочей силы, а также рынком сбыта наших международных партнеров.

Конечно, закрытие шахт самих по себе вызовет большой общественный всплеск. Приближаются выборы, и лишний протест никому не нужен. Но так или иначе после выборов это произойдет. И не имеет значения, кто из кандидатов победит. Все они и практически все партии, имеющие шансы на прохождение в парламент, представляют интересы большого капитала, а не рабочих, крестьян и других трудящихся.

- Как эти протесты освещались в СМИ, и освещались ли они там вообще? Вступились ли за права шахтеров те украинские активисты, кто обычно борется за демократию в других странах, выступает за права ЛГБТИ и других меньшинств?

— Практически по всем средствам массовой информации идет молчание. О происходящем сообщают только интернет-ресурсы, которые ориентированы на социальное движение и местных жителей. В мейнстримных СМИ информации практически нет. Не интересуют социальные права и тех, кто занимается правами меньшинств. Но это вопрос временный. Если рабочее движение поднимется на определенный уровень, это станет невозможным замалчивать.

- Почему же украинские журналисты не обращают на происходящее внимание?

— Очевидно, они ориентируются на более скандальные темы, более интересные, чем эта тема. У нас социальные темы отодвинуты на второй план. Среди наших патриотов и тех, кто называет себя антикоррупционерами и либералами, эти темы объявляются чуть ли не инициированными Кремлем. Поэтому (к ним. — Ред.) такое отношение.

Экс-директор шахты о подземной забастовке: После пятого-седьмого дня наступают необратимые последствия
Экс-директор шахты о подземной забастовке: После пятого-седьмого дня наступают необратимые последствия
© РИА Новости, Валерий Мельников | Перейти в фотобанк

- Какие дальнейшие действия будут у правозащитников?

— Об этой проблеме и дальше нужно говорить и выносить ее обсуждение на разные уровни: и в ООН, и в Международную организацию труда. В самой Украине мы будем поддерживать рабочее движение. Главное, чтобы оно перешло от требований по зарплате к требованиям смены социально-экономической системы.

Я думаю, что мы вообще стоим на пороге социального Майдана. Ведь социальные вопросы были едва ли не главными поводами и причинами для всех предыдущих Майданов. Но их так и не решили, их место заняли другие вопросы, а сами социальные проблемы не были решены. Поэтому рано или поздно социальный Майдан произойдет.