Кроме того, будут внесены изменения в преамбулу Основного закона. В переходных положениях, по словам представителя президента в Раде Ирины Луценко, «предлагается также исключить положение, которое предусматривает использование существующих военных баз на территории Украины для временного пребывания иностранных военных формирований на условиях аренды согласно международным договорам. Имеется в виду пребывание Черноморского флота России на территории Крымского полуострова, который является украинским». Так сказано, как говорится, в первоисточнике.

Порошенко и Конституция

Вообще у Петра Порошенко широкие планы на Конституцию, которые он озвучил еще 28 июня. Планы эти включают, о чем он ни раз заявлял:
— принятие конституционных изменений в части децентрализации;
— отмену депутатской неприкосновенности;
— изменение статуса Крыма на крымско-татарскую национальную автономию;
— закрепление евроинтеграционных и евроатлантических устремлений Украины.

С точки зрения здравого смысла логично было бы сформировать пакет изменений и подать их в парламент как новую, «европейскую» редакцию Конституции. Именно так, кстати, поступил в свое время Леонид Кучма.

Порошенко, однако, предпочитает рубить хвост по кускам.

Собственно, с точки зрения того же здравого смысла, его логика понятна.

Во-первых, Кучме авторство новой редакции Конституции не очень-то помогло. Совершенно независимо от целей конституционной реформы 2004 года. О роли Кучмы сейчас вообще мало кто вспоминает, хотя именно при нем нынешняя Конституция и была принята.

Во-вторых, Порошенко и так остался в истории выдающимся евроинтегратором (реализовав наработки правительства Азарова).

В-третьих, каждый фрагмент конституционных изменений — важная тема, позволяющая привлечь внимание избирателей к их инициатору. Собственно, конституционные проекты всегда так использовались (включая те, которые изначально имели шансы на принятие).

Выбор темы

Уже внесенные изменения относительно судебной системы преследовали целью расширить власть президента Порошенко в переходной период. Насколько можно судить, эта операция в основном удалась.

К президентским выборам надо было предложить проект, который позволил бы привлечь внимание как можно большего числа избирателей и превратить обсуждение соответствующих изменений в важную тему избирательной кампании.

Тема Крыма отпадает в силу своей маргинальности — она и с самого начала была не слишком-то важна, а в силу отсутствия реальных перспектив возвращения Крыма в состав Украины — тем более. Кстати, в свете последнего обстоятельства тема вообще «токсична», но у Порошенко, по-видимому, есть какие-то внешние обязательства, из-за чего он ее постоянно муссирует.

Реформа децентрализации считается успешной (хотя есть трения с местными элитами), а сама тема — довольно популярной, но под ней есть большущая «бомба». Дело в том, что эта реформа тесно связана с урегулированием на Донбассе, а поскольку до выборов подвижек в этом направлении не предполагается, то поднимать тему децентрализации надо осторожно.

Кстати, о серьезности намерений Германии и Франции заставить Украину выполнять Минские соглашения будет говорить именно их интерес к принятию конституционных изменений в отношении децентрализации.

Отмена депутатской неприкосновенности — тема идеальная, поскольку против нее никто громко не протестует. Но именно поэтому она, видимо с политтехнологической точки зрения была сочтена непригодной для использования в рамках кампании. Тема старая, с Порошенко, исторически, никак не связанная, но главное не это (ничто не мешает представить Порошенко как человека, сумевшего разрубить давний «гордиев узел»). Порошенко выгодно вести кампанию на повышении градуса противостояния, на расколе электората. Уже сейчас разгоняется тема противостояния на выборах 2019 года Порошенко и Путина. Тема неприкосновенности в такую повестку дня не вписывается совсем.

Впрочем, по словам спикера Андрея Парубия, работа в этом направлении будет продолжена, в частности, Рада должна принять решение по двум проектам, уже прошедшим через Конституционный Суд. Но эта тема явно не будет основной в рамках избирательной кампании.

Остается тема НАТО и ЕС, которая четко противопоставляет Порошенко и «Путина», под которым имеются в виду все другие кандидаты, кроме Порошенко (забавно, что в их число, согласно соцсетей, вернее «порохоботам», работающим в них, попал и эталонный евроинтегратор Анатолий Гриценко).

Как и зачем Порошенко хочет заставить парламент Украины голосовать за ЕС и НАТО

Шансы на принятие

За пропагандистским использованием этой темы мы будем следить, внешнеполитический аспект — отдельный вопрос (не слишком интересный, поскольку очевидно, что изменения украинской Конституции очень слабо влияют на позицию ЕС и НАТО), но интересны именно законодательные перспективы нововведения.

Технологически правильно было бы провести эти изменения через референдум, так, чтобы даты референдума и выборов совпали, и голосующий за европейскую интеграцию избиратель автоматически отдавал бы голос и за Петра Порошенко. Вероятность того, что на референдуме победит другая точка зрения, ничтожен.

Однако тут есть проблема — оппоненты президента в Раде отлично это понимают и нашли бы возможность не допустить проведения референдума через парламент. Возможностей (чисто процедурных, не затрагивающих идеологической сути проекта) для этого довольно много. В недопущении референдума заинтересованы практически все политические силы, кроме тех, которые непосредственно поддерживают президента.

В АП это отлично понимают, потому в конечном тексте законопроекта отсутствуют изменения в разделах I, III и XIII, для утверждения которых нужен референдум.

А вот проект без референдума затормозить будет сложно — не только «Батькивщина», но даже и «Оппозиционный блок» не могут прямо выступать против целей европейской и евроатлантической интеграции. Другое дело, что они могут апеллировать к чисто пропагандистскому характеру президентского законопроекта и бессмысленности его принятия. Но неголосование за такой проект повлечет за собой существенные издержки.

Остаются чисто процедурные зацепки. Непонятно, правда, есть ли у оппозиции достаточно сильные специалисты, которые могли бы «запороть» или, хотя бы, затормозить проект чисто юридическим образом (возможно, это мог бы сделать Андрей Портнов).

Так что шансы набрать 300 голосов у проекта есть.

Правда, против планов Порошенко играет другое конституционное требование — второе голосование по проекту должно состояться на следующей очередной сессии Рады. Нынешняя сессия, которая откроется 4 сентября, продлится до февраля. Следующая может открыться до дня выборов 31 марта (и, скорее всего, откроется, поскольку парламентарии заинтересованы в контроле над ходом выборов), но обстановка будет уж очень горячей…

В общем, борьба вокруг предложенного президентом проекта будет нешуточной.