«Прежде всего еще раз хотим написать наш новый адрес сайта: strana.news — мы сейчас здесь. Сайт заблокировали вчера вечером по беспределу — еще не было указа президента, а провайдерам уже поступила команда на блокировку. По данным наших источников в Офисе президента это было личное распоряжение Зеленского — максимально быстро закрыть доступ к «Стране» — сообщил на свой странице в ФБ главный редактор «Страна.юа» Игорь Гужва. По его версии издание стало неудобно властям давно, но именно сейчас работа оппозиционного влиятельного СМИ стала опасной. По словам Гужвы осенью в Украине ожидаются беспорядки, которые могут угрожать режиму. Зачистке на информационном поле подверглись также блогер Анатолий Шарий и его информресурсы. Под угрозой закрытия еще один оппозиционных телеканал «НАШ». Напомним ранее тем же решением СНБО были закрыты три канала — 112, NewsOne, ZIK.

Волна возмущения по поводу репрессий в отношении СМИ поднялась в соцсетях. Слова поддержки изданию «Страна» написали журналисты, политические эксперты и политологи.

Политтехнолог Дмитрий Раимов высказал свое уважение всей редакции издания «Страна»: «Непростые отношения власти со «Страной». Но когда стал коммуникационщиком команды — это медиа не делали нам дерьма. Всегда брали комментарий, брали комментарий всегда. Чего не делала «Украинская правда». Пишут что думают. Читаю. Не со всем конечно согласен, но я там читаю зрадоньку, критику. И как с ней можно быть согласными? Игорь Гужва, Светлана Крюкова, Юлия Корзун, Анастасия Товт,
вся команда — журналисты и свобода слова для них имеет смысл.
Мой вам респект.
Приглашайте ещё на встречи с вашими стажерами.
Многие расследования выходили лишь у них.
Бред цензуры. Особенно в эпоху телеграм и социальных сетей.
Такой же бред закрыть телеканал Евгения Мураева, каналом руководит Владимир Грановский, который буквально готовит революцию в TV. Зачищается все.
Чтобы вернуть во времена Кучмы и Януковича.
Когда есть пул журналистов и пару каналов, которые легко контролировать.
Но прошло времени. Социальные сети. YouTube. Telegram. Ребята.
Вопрос. Если российское телевидение под запретом, почему все националисты сразу пишут посты критики, как только там что-то вышло?
Вопрос второй. Владимир Александрович, а чем мы скоро будем отличаться политически от России?»

Политический обозреватель Елена Маркосян считает, что власти таким образом убирают своих политических конкурентов и влиятельных лидеров общественного мнения: «Меня частенько просят прокомментировать рейтинговую социологию, которая периодически появляется в СМИ. Сегодняшнее решение СНБОУ по семье Шария — лучшая иллюстрация всей этой социологии. Если бы рейтинг партии Шария был таким, каким его там рисуют, санкции были бы не нужны по определению. Значит, реальный рейтинг этой партии стал выше рейтинга Слуг народа и Порошенко. Других причин вводить санкции просто нет. И именно так это воспримут люди.
Теперь по логике вещей Вавочке срочно нужно создавать новые партии и по-больше, чтобы каждые три месяца закрывать по одной, защищая какую-нибудь безопасность.
Но ещё смешнее выглядит решение по Гужве. Его-то за что обидели? Или это такой себе небольшой рейдерский этюд с продажей? Блин… Не власть, а какой-то отряд Паниковских, в постоянном сомнении, что лучше — пилить гири или ловить гуску».

Бывший министра юстиции Елена Лукаш убеждена, что репрессии власти признак ее слабости и уязвимости: «Цензура от Зеленского — знак вашего качества, уважаемые журналисты. Это демонстрация страха и неуверенности. Паники и отчаяния. Подобные внесудебные расправы, цензура, нарушение принципа свободы слова, принципа законности, права на судебную защиту, принципа индивидуальной юридической ответственности — это бумеранги. И они обязательно больно ударят по распоясавшемуся самодуру. СМИ его породили — СМИ его и убьют. Держитесь и не ослабляйте хватку.
Всегда на связи».

Бывший народный депутат Елена Бондаренко согласно с Лукаш: «СНБОУ ввели санкции против «Страны» и Шариев. «Нашему» угрожают отъемом лицензии. Видимо, совсем худо дела идут у Зеленского и его юзиков».

Бизнесмен Гарик Корогодский предлагает уже объявить в стране самодержавие:
«ПО РНБО И САНКЦИЯМ. Наложили на Страна.UA
Я тоже у себя в семье и на работе РНБО.
Что хочу — запрещаю, что хочу — разрешаю.
У меня нет оппозиции и нет демократии, я открыто говорю, что демократия — убежище лохов. Так давайте и наша власть скажет — у нас царизм».

С поддержкой коллег выступил и журналистский цех. Так Дмитрий Филимонов написал: «Я категорически против любых практик внесудебного ограничения прав и свобод.
Есть у вас основания: откройте дело, доведите его до конца, дайте решение суда, посадите, наложите штраф или что там ещё может быть по закону?
Все примененные СНБО санкции вне закона, применены от бессилия, когда по закону применить нечего или нет профессионалов способных это сделать.
Я и сам, отчасти, испытываю неудобства в связи с тем, что нахожусь в списках "врагов народа" на сайте "Миротворец". Для меня закрыта работа в госструктурах, во многих частных компаниях в Украине, даже в Чернобыльскую зону я легально (дикарём без проблем) заехать не могу — СБУ не пускает. При этом никто и никогда мне официально не ответит, что это причина. Давно живу в режиме внутренней эмиграции, ношу кольцо Соломона, наслаждаюсь путешествиями, общением со старыми и новыми близкими людьми».

Журналист Наташа Влащенко осудила решения властей: «Проснулась после вчерашнего сложного дня
Читаю новости. Промолчать не могу
Я против закрытия сайтов и телеканалов без суда
Это моя человеческая и профессиональная позиция»

Политолог Елена Дьяченко написала о том, что Зеленский окончательно перешел на политическое поле Порошенко: «Среди зрителей Нашего и читателей Страны больше не оставалось избирателей Владимира Зеленского именно из-за выбора самого Владимира Зеленского — придя к власти, он выбрал себе электорат Петра Порошенко и ушел бороться за него. Закрывать СМИ в чужом электоральном, и, кстати, разобщенном сегменте — это сплочать чужой электорат, дарить ему общего врага и общую цель.
Политический крах действующей власти случится, уже понятно, не от рук теперешней оппозиции, в которую никто не верит, даже она сама на пике своих активностей — когда постит в Фейсбуке заявления "Требуем от власти…". Крах этой власти приближает сама власть, делая каждый день худший выбор из возможных. Построить хоть один работающий государственный институт не хватает опыта (да и не было этого в их планах, ведь когда они были Кварталом, все и так в стране само работало); а ручное управление сильно не дотягивает до уровня Леонида Кучмы, поэтому всегда приводит к увядшему трезубцу, за что ни возьмись.
Страна зашла в стадию разрушения всех нежизнеспособных конструкций. От социалки и изношенной инфракструктуры ЖКХ до общественных настроений. Зафиксированное во всех социологиях 2018 года разочарование во всех и вся, которое и привело Владимира Зеленского к власти, никуда не делось. Люди разочарованы как в мелких фейках вроде армовира и святого майдана, так и в крупных мифах — вроде шансов втиснуться в богатый ЕС при помощи прыжков и заклинаний. Больше не верится народу в способность никогда не работавшего местного или заезжего грантоеда что-либо создавать либо реформировать. Старые лица в политике идут как интершум, а проголосованные не глядя новые лица больше не вызывают надежд, только злость так как заняты в основном мародерством.
Карго-культ не срабатывает, сколько бы жрец ни продолжал ритуалы. А до проекта общего будущего пока ни у кого нет дела, ни сил, ни интереса — одни грабят, другие выживают и отправляют детей заграницу — надежды и планы большого народа уже лежат вне государства и вне этой власти.
Мне кажется, главная загадка для текущей власти — как же так, стиль управления Кварталом почему-то не масштабируется на страну. СНБО фигачит не разгибаясь, а порохоботы ругают и ватники ненавидят, все чаще делают это в унисон. Хотя отгадка ж очень простая — в Квартале не нужно было каждый день поддерживать свою легитимность, я начальник — ты дурак, или ты уволен. Поэтому они просто не догадываются, что такая ерунда как легитимность вообще существует. И это видно от действий монокоалиции до бездействия по мирному урегулированию и возвращению Донбасса. И такую же ошибку допустил Петр Порошенко, не увидев различий между постом президента и собственником бизнеса.
Причину своих провалов власть видит исключительно в СМИ, отказываясь понимать, что медиа просто транслируют народные настроения. В их понимании народ — это абстракция, тупые и забитые старики по ту сторону голубых экранов, которым просто нужно правильно все скоммуницировать. А тех, кто не так коммуницируют — закрыть, навести санкции, уволить. Но нельзя уволить народ, мягко говоря. Даже постаревший и выезжающий. Особенно народ, который тебя уже, мягко говоря, немножко ненавидит»