Ростислав Ищенко: кто он
Ростислав Ищенко: кто он
© РИА Новости, Александр Натрускин / Перейти в фотобанк
Когда год назад, в октябре 2020 года, в украинских СМИ впервые появились пророчества относительно «горячей осени 2021», я поначалу решил, что допущена опечатка и речь идет об осени 2020 года. Но прошло несколько дней, публикаций появлялось все больше и больше, дальше пошли и устные свидетельства «посвященных», и стало ясно, что речь таки идет о событии, которое должно случиться через год.

Никто не может с минимально высокой точностью прогнозировать события за пределами двух-трех месяцев. На самом деле может не произойти даже практически неизбежное событие, которое уже начало становиться реальностью. Так, например, в марте 2015 года посольством США был остановлен почти завершенный государственный переворот Коломойского против Порошенко. Причем остановлен по неочевидным причинам. Думаю, что в то время американцы просто ошиблись в выборе. В 2015 году диктатор Коломойский подошел бы им больше, чем Порошенко. Он был готов на большее. Конечно, и предать тоже был готов, ну так и Порошенко не пионер-герой — обычный плохиш.

Так что когда масса украинских «лидеров общественного мнения» вдруг обрела дар провидцев и начала уверенно предсказывать проблемы Зеленского через год, у меня не осталось сомнений, что это не анализ и не озарение, это сигнал Зеленскому от украинских олигархических группировок. Ему давался год срока, чтобы решить некие проблемы. И тут же прозрачно намекалось, что если не решит, то на улицы выйдет возмущенный народ, и Украина обретет нового президента, вместо не справившегося.

К средине декабря прошлого года прогнозы «горячей осени — 21» затихли, но к августу текущего года возобновились с новой силой. Стало ясно, Зеленский надежд не оправдал — с заданием не справился.

Разумков ждет от Зеленского вето на закон об олигархах
Разумков ждет от Зеленского вето на закон об олигархах
© Дмитрий Разумков/Фейсбук
Задание, которое было перед ним поставлено, мы можем определить с высокой степенью достоверности, исходя из принципов организации украинского государства. Украина — олигархическая республика. То есть коллективная собственность олигархических семейств. При этом каждая олигархическая семья (еще со времен давно забытого Павла Лазаренко) пытается вытеснить конкурентов и превратить Украину в свою эксклюзивную собственность, но в силу размеров государства и вовлеченности в его политику серьезных внешних сил, способных помножить на ноль любую внутреннюю силу, подобное никому никогда не удавалось, хоть между 2010 и 2016 годами Янукович, Коломойский и Порошенко (именно в таком порядке) подходили близко к монолигархическому правлению. Тем не менее в силу ряда субъективных причин между 2016 и 2020 годами произошла реставрация правления полиолигархического.

Надо понимать, что чем больше в стране олигархических семей, тем дороже обходится их господство. При этом олигархическая экономика практически ничего нового не создает, она лишь перераспределяет и использует до полного износа оставленное предшественниками. В таком режиме работы рано или поздно заканчивается любой внутренний ресурс. Казавшаяся поначалу неисчерпаемой «пещера Аладдина», превращается в фанерную тумбочку из которой достают последнюю трешку. В этот момент для любой олигархической республики становится актуальным внешнее финансирование. Главной задачей власти становится налаживание постоянного гарантированного притока внешнего ресурса, достаточного для поддержания существующего строя на обозримую перспективу (за пределами пары ближайших лет олигархи, как правило, не мыслят).

Янукович почти решил эту проблему, договорившись с Россией о 15 миллиардах долларов кредита и аналогичной сумме вложений в совместные проекты. При этом он еще и собирался миллиардов 15-20 евро содрать с ЕС за подписание (пусть и с опозданием) Соглашения об ассоциации. Ясное дело, что ЕС бы денег не дал — Соглашение об ассоциации было нужно для вытеснения России с Украины, а не для совместной работы. Но даже тридцать миллиардов долларов, учитывая, что половина была связана с двусторонними проектами, предполагавшими восстановление основных украинских высокотехнологичных отраслей (авиастроение, кораблестроение, ракетостроение, атомная отрасль и т. д.), при серьезно больной, но живой экономике позволяли с оптимизмом смотреть в будущее.

Украинские олигархи тогда отказали Януковичу в поддержке потому, что мыслили убого и линейно. Они решили, что раз уж Россия дает тридцать миллиардов, то гораздо более богатый Запад (который к тому же в их понимании способен «нарисовать» из воздуха любое количество долларов) даст раз в десять больше. Ради этого и произошел путч. Не случайно Турчинов уже в марте 2014 года сообщил Западу, что Украина нуждается в немедленной «помощи» минимум в сорок миллиардов долларов (то есть попросил сразу выдать наличными целый государственный бюджет Украины того времени).

Если бы эту просьбу удовлетворили, следующей не пришлось бы долго ждать. Запад, однако, пообещал поначалу 17 миллиардов на три года. Через полтора года программу кредитования остановил, выделив меньше половины обещанного. Запустил новую программу на 15 миллиардов. Тоже дал меньше половины, а затем и вовсе постепенно стал перекрывать внешнее финансирование.

С вас примерно миллиарда три-четыре: Бондаренко объяснил, зачем Зеленскому закон об олигархах
С вас примерно миллиарда три-четыре: Бондаренко объяснил, зачем Зеленскому закон об олигархах
© РИА Новости, Нина Зотина
Причину олигархат нашел быстро. Вы могли прочитать об этом в украинских СМИ. По их мнению, Порошенко поставил не на ту силу внутри США, и его таким образом наказывают. Решение вызрело легко: надо поменять Порошенко, и все будет хорошо. Олигархический консенсус против Петра Алексеевича сложился задолго до того, как на политическом небосклоне стала восходить звезда Зеленского. Если бы он так и остался на сцене 95-го квартала, Порошенко все равно ушли бы, только фамилия у шестого президента Украины была бы иная. Но задача перед ним стояла бы та же, что и перед Зеленским — срочное обеспечение возобновления внешнего финансирования.

Зеленский тем и устраивал олигархат, что, не будучи ни профессиональным политиком, ни олигархом, не мог иметь профессиональной политической команды, а значит, должен был находиться под коллективным контролем договаривающихся между собой олигархических группировок.

В течение первого года его правления, примерно так все и складывалось. Окружение Зеленского и его партию более-менее плотно контролировал триумвират в лице Коломойского/Ахметова/Пинчука. Но исчерпание внутреннего ресурса обостряло конкуренцию не только триумвиров с другими олигархическими группами, но и между собой. Соответственно, у Зеленского и его окружения, в данной ситуации появилось поле для собственной игры. Вначале был потеснен Пинчук, затем с помощью Ахметова подвинули Коломойского. Затем Коломойский восстановил свои позиции, но за счет Ахметова. В конечном итоге и Пинчук также сохранил часть влияния, но все три олигарха, каждый понемногу, потеряли в пользу не столько даже самого Зеленского, сколько его окружения.

Обращаю внимание, что в результате «перераспределения» влияния претендентов на общенациональный ресурс стало не трое, а четверо, то есть доля каждого уменьшилась. А ведь уже и так не хватало.

Вот тут-то Зеленскому и стали прозрачно намекать, что пряники, получаемые за президентство, надо отрабатывать. Следует найти внешнее финансирование для поддержания олигархического режима. Над отдать должное украинским олигархам, кое-чему они научились. Они уже готовы были бы и на компромисс с Россией, лишь бы получить поддержку. Проблема заключалась в том, что условия компромисса не устраивали Россию. Украинские олигархи хотели получить гарантии того, что Москва удовлетворится политической лояльностью (произойдет разрыв с Америкой, постепенно будет ослаблена до состояния времен Януковича политика украинизации, Донбасс надо будет вернуть Украине, а за Крым Киев согласен взять деньгами).

При этом никакого вмешательства во внутриукраинские экономические отношения, которое поставило бы под сомнение власть олигархата, Россия не должна была допускать. Ее роль сводилась к финансированию умеренной украинской лояльности (в основном, лояльности на словах) посредством увеличения объемов газового транзита через Украину, а также цены транзита и снижения цены на газ для Украины. Также Украина готова была принять российские инвестиции — в те отрасли, которые укажут украинские олигархи и на тех условиях, которые они сочтут приемлемыми.

Украинские политики и эксперты всерьез считали, что делают России крайне заманчивое предложение и когда Москва не стала его даже обсуждать, решили, что Россия просто набивает себе цену. Дело в том, что украинское политико-экспертное сообщество с удовольствием общается с украинской эмиграцией (мечтающей вернуться) и российскими караул-патриотами. И те, и другие говорят им примерно одно и то же: нет, мол у России методов «на Костю Сапрыкина» (на Украину), боится, мол, Москва натовских ракет под Харьковом, но не знает, как этому противодействовать, жалеет, мол, Россия, что Крым забрала и Донбасс поддержала, угнетают ее санкции, ищет, мол, способ закрыть проблему, сохранив лицо. Это вполне соответствует киевским взглядам на жизнь, так что данные оценки вызывают абсолютное доверие и соответствующие предложения, относительно украинской переговорной позиции на российском направлении.

Украинский олигархат и команда Зеленского решили, что надо просто гордо отвернуться и подождать, когда США окончательно зарубят «Северный поток — 2», тогда-де и Россия станет посговорчивее, а украинцы покажут, что тоже не лыком шиты и умеют добиваться своего. Помните, как долго на каждом углу Зеленский рассказывал, что он не доволен Россией и давал время «на исправление»? Он реально думал, что в Кремле ночей не спят, плачут, не знают как его уже ублажить, чтобы он сменил гнев на милость. В Киеве были уверены, что вся российская внешняя политика — блеф, и продлится он не дольше, чем до конца 2021 года, а потом «СП-2» будет окончательно зарублен и Москва придет с повинной головой.

Но оказалось, что уже к средине 2021 года Зеленскому пришлось заявлять о своем недовольстве Западом: как посмел Байден договориться о встрече с Путиным, не проконсультировавшись предварительно у Зеленского? А дальше беды косяком пошли: США ушли из Афганистана, «СП-2» достроили, газ подорожал в разы, возникла реальная угроза прекращения физического транзита через Украину уже по итогам 2022 года. Платить-то Москва будет и в 2023, и в 2024 годах, но если туба будет стоять пустая, то не только «реверсный» газ будет брать неоткуда, а придется еще и технический закупать.

В общем, уже в июле стало понятно, что ситуация развивается не так, как ожидали в Киеве, и Зеленскому начали напоминать, что срок, выделенный ему на поиск денег, завершается текущей осенью, а дальше каждый за себя.

Часть проблем Зеленский решил, раскулачив Медведчука в пользу Коломойского и Ахметова. Но дальше дело пока не пошло: и Фирташ, и Порошенко пока увернулись от «карающей длани» офиса президента. Команда Зеленского попыталась укрепить свои позиции, продавив через Раду закон об олигархах, позволяющий президенту (посредством решения СНБО) признать олигархом любого жителя страны и ввести против него любые санкции. На очереди закон о корректировке налоговой системы, который должен ударить по интересами Ахметова, Коломойского и (в несколько меньшей мере) Пинчука в сырьевом экспорте. Дальше планируется снять Разумкова с должности председателя Рады и полностью замкнуть контур власти в рамках ближнего круга Зеленского.

Де-факто, даже не понимая этого, команда Зеленского сделала заявку на превращение в новую олигархическую семью. Только их главным ресурсом является политическая власть: остальное уже поделено. Теперь только неограниченная, диктаторская власть даст гипотетическую возможность перераспределить нужным образом экономический ресурс.

Может начаться очень интересная история: Бортник спрогнозировал судьбу закона об олигархах
Может начаться очень интересная история: Бортник спрогнозировал судьбу закона об олигархах
© Facebook, Верховна Рада України
Естественно, лишний конкурент олигархам не нужен. Коломойский, Ахметов и Пинчук дали Зеленскому голоса за закон об олигархах, поскольку в очереди на раскулачивание стоят последние. Таким образом они стимулируют другие олигархические семьи, которые не жалуют Зеленского, но и аппетитов триумвирата боятся, к объединению против общей угрозы, исходящей от президента.

Можно сказать, что расстановка сил в Киеве завершилась. Свидетельством этого стала очередная «картина», проданная на «крюковском аукционе». Картины эти традиционно выкупает Корбан, обеспечивая таким образом девушке легальное финансирование, но они довольно точно отражают текущее соотношение сил в украинской политике. На последнем проданном «полотне» изображен Зеленский с командой, бегущие с Украины на американском самолете.

Корбан с Филатовым якобы лет пять-шесть назад поссорились с Коломойским. Но ведь с хозяевами не ссорятся. Какие-то расхождения во взглядах, в том числе и вызывающие скандалы «в благородном семействе», возникают, но надо понимать, что Корбан и Филатов, при все своей мерзости — слишком мелкие бандиты. Их собственных знаний и умений не хватает на то, чтобы стать полноценными олигархами. Они — мелкие падальщики, способные кормиться только тем, что падает со стола крупного хищника. Если падали вокруг много, они могут «уйти в оппозицию», но все равно вернутся рано или поздно к тому же Коломойскому, поскольку больше никому не нужны (у остальных свои такие мелкие шакалы есть, как, например, Колесников у Ахметова), а на помойку они не хотят, там живут не так пафосно, как они привыкли.

То есть у Корбана с Филатовым было два варианта: либо покаянно вернуться к Коломойскому, которого они предали во время борьбы последнего с Порошенко, либо замкнуться на команду Зеленского, с которым у них тоже отношения не так чтобы уж очень хорошими были. Судя по фортелям, которые выкидывала «Страна.ЮА» под неформальным руководством Крюковой, какое-то время Корбан пытался сохранить оба пути и отчаянно торговался с Зеленским. Но картина с американским самолетом путь к Зеленскому закрывает окончательно — этот амбициозный кандидат в Бонапарты такого не прощает. Значит, договорились с Коломойским (как минимум Корбан договорился). Ну а сделать окончательный выбор он мог только в том случае, если против Зеленского окончательно сформировался олигархический консенсус большинства наиболее влиятельных семей.

Кто-то из олигархической мелочи, конечно, будет играть за Банковую, но большинство «уважаемых людей» будет против. Казалось бы, такой мощью Зеленского должны раздавить в момент. Тем не менее силы равны. Дело в том, что украинская политика изначально предполагала борьбу без правил, в которой побеждает тот, кто готов к большему беспределу и к неограниченному повышению ставок.

Все украинские олигархи — беспредельщики. Но главных беспредельщика было два: Коломойский и Тимошенко. Юлия Владимировна всегда повышала ставки открыто, Игорь Валерьевич делал то же самое без лишнего шума и суеты. Тимошенко постарела и потеряла былую хватку. Все ее последние проекты остановлены именно из-за нежелания повышать ставку дальше. Либо сказался опыт тюрьмы, в которую она попала, переоценив возможность давления на Януковича, либо просто старость. Так что теперь со стороны олигархов Колмойский остался единственным, кто готов идти до конца.

Бортник объяснил, почему ни один украинский олигарх не пострадает от антиолигархического закона
Бортник объяснил, почему ни один украинский олигарх не пострадает от антиолигархического закона
Но Зеленский тоже готов действовать абсолютно беспредельно, значительно беспредельнее всех предшественников. Он тоже готов повышать ставки, он совершенно открыто амбициозен и стремится удержаться у власти. Он заболел властью. У него значительно меньше экономического ресурса, зато его политический ресурс неограничен в рамках Украины. Он представляет законную власть и выступает против ненавидимых народом олигархов. У него сильная позиция. Многое будет зависеть от позиции силовиков и ставших частью системы нацистов. Но их роль станет решающей только в том случае, если оппоненты Зеленского решатся на открытое силовое сопротивление президенту.

Каждый из противостоящих лагерей имеет хорошие шансы на победу в заявленном противостоянии. Но у олигархов задача посложнее — им надо вывести на улицы достаточное количество людей, чтобы парализовать волю низших и средних эшелонов власти к сопротивлению. Зеленскому же надо лишь удержать ситуацию в текущем формате. С другой стороны, как уже было сказано, у олигархов больше ресурса, плюс все привыкли, что они всегда побеждают.

Заявленное зрелище, если его в последний момент не отменят, обещает быть безумно интересным. Независимо от того, кто в результате выиграет, остатки украинского населения в любом случае проиграют. Впрочем, они проиграли еще в 2004 году на первом майдане, просто большинство до сих пор этого не осознало. Каждый раз надеются, что следующий владыка будет лучше, а он будет хуже, даже если нынешний останется при власти.