Пока это мало кого из внешних игроков волновало, поскольку отражалось исключительно на украинской внутренней политике, где СНБО превратили в своего рода «тройку», выносящую приговоры кому попало и за что попало, без оглядки на законы, конституцию, наличие доказательств, да и само событие преступления. 

Но, в конце концов, и в Москве, и в Вашингтоне, и даже в европейских столицах давно уяснили, что украинские политики — это такой универсальный гендер. Независимо от того, старый это политик или молодой, девочка или мальчик, лысый или волосатый, бородатый или эпилированный от кончика носа до кончика хвоста, левый или правый и т.д., смысл и содержание его деятельности будут заключаться в том, чтобы обмануть всех (как внутри страны, так и на международной арене), получить как можно больше, взамен не дав ничего. 

Ростислав Ищенко: кто он
Ростислав Ищенко: кто он
© РИА Новости, Александр Натрускин / Перейти в фотобанк

А размножаются они почкованием — каждый хоть чуть-чуть заматеревший политик тут же даёт отростки в виде команды приживал и подхалимов, стремящихся влезть на место шефа, а затем забраться выше.

В общем, не так важно, съест ли кого-нибудь Зеленский или кто-нибудь съест Зеленского, и кто там вообще в этом Диком поле победит, — всё равно дело придётся иметь с одним и тем же содержанием, независимо от формы.

Но где-то с средины апреля, как только Байден, вместо того чтобы грозить России войной, предложил Путину встретиться, истерика украинского руководства начала плавно перемещаться из сферы внутриполитической в сферу внешнеполитическую. 

Зеленский требовал участия во всех возможных и невозможных переговорах всех со всеми, встречи с Байденом, с Меркель, военной, финансовой и экономической помощи Украине. Ничего не получая, он постепенно начал угрожать тем, что на собственный страх и риск развяжет войну с Россией, и пусть, мол, потом Запад как хочет, так и выкручивается.

На время его удалось успокоить звонком президента США и обещанием пустить его в Вашингтон в июле. Но по итогам встречи в Женеве киевские власти опять почуяли недоброе. Истерика разразилась с новой силой. 

Зеленский требует создать ему самую сильную армию в Европе, а не то… он сам её создаст. В стране пытаются легализовать ношение оружия ветеранами-нацистами, создать «территориальную оборону» (фактически феодально-нацистские дружины), а войска безостановочно перебрасываются к российской границе.

В такой ситуации в один отнюдь не прекрасный момент события могут начать развиваться самопроизвольно, тем более в Вооружённых силах Украины алкоголиков и наркоманов, верящих в свою непобедимость, хватает не только среди солдат, но и в командном звене.

Отвлекающий маневр: Коротченко объяснил, зачем Зеленский требует принять Украину в НАТО
Отвлекающий маневр: Коротченко объяснил, зачем Зеленский требует принять Украину в НАТО
© REUTERS, Gleb Garanich

Вот только есть сомнение, что Зеленский действительно собирается нападать на Россию. Вернее, Зеленский-то, может быть, и собирается. Он от страха окончательно потерял голову. В его состоянии человек может отчебучить что угодно, лишь бы покончить с состоянием постоянного, съедающего душу ужаса. 

Но у Зеленского есть вполне прагматичное окружение. Вряд ли они его запугали до невменяемости, чтобы с его помощью самоубиться, напав на Россию или даже на Донбасс. Тем более их заранее предупредили европейцы и американцы, что в случае военного конфликта хоть с Россией, хоть с Донбассом Киев может рассчитывать только на невоенную помощь (жвачки всякие, памперсы, цветные карандаши, сухое молоко). 

Если же окажется, что столкновение спровоцировано Украиной, то и этого не будет. 

Несмотря на то что украинские политики — особый вид фауны, терять всё (возможно, даже жизнь) ради жвачки и мешка сухого молока они вряд ли додумаются. Тем более даже этого могут не дать.

На кого же можно напасть так, чтобы и война с Россией была, и Запад помогал, и чтобы опасность минимизировать?

Сообщения о переброске украинских войск не прекращаются уже два месяца. При этом вопреки обыкновению ДНР/ЛНР ничего не говорят о наращивании группировки в их районе (в марте-апреле они сообщали об этом постоянно). Из Крыма тоже про военную активность Украины в районе Перекопа уже с месяц как перестали сообщать. Зато в северо-восточных регионах Украины подозрительное шевеление ВСУ, включая переброску новых сил, продолжается.

Думаю, что мало кому придёт в голову, что в нынешних условиях Зеленский собирается напасть на Белгород, Курск или Брянск. Атака российской территории (даже Крыма) — самоубийство, и Запад её никогда не поддержит даже на уровне политических заявлений. 

Игра продолжается: Эксперт рассказал, как Зеленский собирается втереться в доверие к Байдену
Игра продолжается: Эксперт рассказал, как Зеленский собирается втереться в доверие к Байдену
© REUTERS, Gleb Garanich

Можно, конечно, предположить, что Зеленский собирается напасть на Донбасс, но боится российской операции по всей линии границы, вот и концентрирует войска для защиты страны.

С этой точки зрения концентрация войск на Перекопе, чтобы сдерживать потенциальное российское наступление в самом узком месте, с определённой натяжкой может быть признана оправданной (вполне соответствует уровню стратегического мышления украинских генералов). Но выдвинуть войска в голую степь, к границе и растянуть их от Чернигова до Харькова вряд ли додумался бы даже полный профан. 

Понятно, что при несопоставимых уровнях мобильности и боевой готовности с российской армией в случае военного кризиса ВСУ, расположенные подобным образом, будут моментально разрезаны на несколько частей, окружены, отрезаны от Киева, а столица и вся страна окажутся совершенно открытыми для беспрепятственного продвижения механизированных колонн.

Если уж пытаться каким-то образом сдерживать российскую армию, в условиях Украины это можно делать, только заняв крупные города (с переправами) по Днепру. Форсирование полноводной реки ещё куда ни шло, но ведение боевых действий в жилых кварталах города, население которого не эвакуировано, а враг окопался прямо в жилой застройке, чревато либо большими потерями для наступающих, либо (если просто стереть такие города с лица земли) существенными моральными и политическими издержками — слишком много окажется жертв среди мирного населения.

То есть, готовясь отражать российское вторжение, украинские генералы должны были бы перебрасывать войска не в Чернигов, Сумы, Харьков, а в Днепропетровск, Кременчуг, Запорожье, Киев. 

Зеленский пригрозил гражданам США войной, но не с Украиной
Зеленский пригрозил гражданам США войной, но не с Украиной
© REUTERS, Gleb Garanich

Но мы знаем, что Россия не собирается нападать на Украину, и в Киеве это знают. Провокация кризиса путём нападения на ДНР/ЛНР для Украины бесполезна, Запад уже сказал, что поддержки не будет. В случае нападения на собственно российскую территорию поддержки тоже не будет.

Как же спровоцировать войну так, чтобы получить эту самую вожделенную поддержку?

Остаётся один вариант — Белоруссия. У Запада с Лукашенко весьма жёсткая конфронтация. Вариант поддержки местных инсургентов при помощи внешней агрессии, похоже, действительно рассматривался. Судя по тому, как настойчиво Лукашенко призывает крепить оборону, Западом с повестки дня силовое решение белорусской проблемы не снято.

У Польши и прибалтов сегодня нет легитимных оснований для атаки Белоруссии. Но если у Лукашенко возникнет конфликт с Украиной, такие основания могут появиться в рамках «поддержки демократии» в Киеве. Спровоцировать пограничные инциденты при помощи разного рода нацистского отребья СБУ вполне способна. 

В таком случае расположение крупной группировки ВСУ в районе Чернигова и Сум вполне оправданно. Большая часть украинско-белорусской границы проходит по Полесским болотам, слабо пригодным для ведения боевых действий. 

Более-менее подходящие для проведения войсковой операции места находятся как раз на пространстве от Киева до Чернигова. Сконцентрировать у белорусской границы уже находящиеся на северо-востоке войска можно за пару дней (с учётом особенностей украинской армии за три-четыре дня).

Политолог сказал, что на самом деле нужно Украине в отношениях с Россией и Белоруссией
Политолог сказал, что на самом деле нужно Украине в отношениях с Россией и Белоруссией
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк
Сам по себе украинско-белорусский пограничный конфликт не требует обязательного вмешательства России. Резонно предположить, что Москва оперативно отреагирует только в том случае, если Белоруссия подвергнется агрессии с Запада. При этом с первых же минут конфликта Украина может верещать, что на неё напал «последний диктатор Европы» (к тому же союзник России), и требовать от Запада помощи в выполнении миссии «защиты цивилизации». 

Если всё закончится примирением под присмотром посредников, Украине удастся напомнить о себе. Киев получит возможность требовать от Запада материальной и политической поддержки как пострадавший за общее дело. 

Если в конфликт решит вмешаться Польша и это вызовет реакцию России, то есть надежда, что российская армия ограничится операциями на территории Белоруссии, после очистки каковой от сил вторжения западное посредничество вновь обеспечит мир с открытием для Киева даже больших возможностей побираться.

Риск, конечно, есть, но режим разлагается, и затормозить катастрофу сможет только война (причём внешняя в данном случае предпочтительнее внутренней).

Были бы у власти в Киеве были хотя бы относительно нормальные люди, я бы назвал подобный сценарий абсолютно невозможным, но там сейчас сидят полностью потерявшие связь с реальностью, насмерть перепуганные истерики, бредящие войной, как спасением. И они её могут начать.