Не так давно Петр Порошенко заявил по телевидению, что Россия рассчитывала задушить украинский народ своими санкциями, но благодаря его (Порошенко) усилиям ей это сделать не удалось. При этом он не стал упоминать, что Россия ввела ответные ограничения, когда Украина присоединилось к санкционным мерам Запада, и наложила запрет на ввоз российской продукции и экономическое сотрудничество. Сюда же можно подверстать историю о том, как, будучи премьер-министром, Арсений Яценюк закрыл своим распоряжением воздушное пространство над Украиной для российской пассажирской авиации. Когда Россия ответила симметрично, Яценюк был, кажется, совершенно искренне возмущен немотивированным запретом. Ставшая популярным мемом фраза «А нас-то за шо?» как раз описывает эту удивительную черту национального характера.

На сей раз известный автор множества парадоксальных высказываний, любитель возложить на Россию ответственность за любую провокацию Украины, как в случае с заходом украинских катеров в Керченский пролив, министр иностранных дел Павел Климкин объявил во всеуслышание, что Россия развязала против Украины «новую газовую войну». Эти его слова связаны с принятым «Газпромом» решением» не пользоваться с начала следующего года услугами украинской газотранспортной системы и заместить выпадающие транзитные мощности первой ниткой газопровода «Турецкий поток». Даже если иметь в виду милую привычку украинских чиновников все ставить с ног на голову, утверждение Климкина все равно выделяется на общем фоне своей предельной абсурдностью. Первый зампред комитета Госдумы РФ по энергетике Игорь Ананских был крайне изумлен обвинениями со стороны главы внешнеполитического ведомства Украины. «Новая газовая война», по его словам, это что-то непонятное. «У нас и старой не было», — сказал Ананских. Правда, припомнил, что газ из трубы незаконно забирали — «тырили», по выражению президента России Владимира Путина.

На самом деле «Газпром» очень хотел сохранить украинский маршрут транспортировки газа, чтобы выполнить все обязательства по поставке законтрактованного топлива. Дело в том, что европейцы могут не успеть к началу 2020 года достроить перемычку между Болгарией и Сербией для газа, поставляемого по первой нитке «Турецкого потока», и тогда в Сербии и Венгрии люди могут среди зимы попасть в очень затруднительное положение. Да и российский газовый гигант окажется в уязвимой ситуации. Ему могут выставить претензии за срыв поставок. Так что, если бы была хоть малейшая возможность перезаключить контракт с «Нафтогазом», «Газпром» сделал бы это, пусть даже и не на слишком выгодных для себя условиях. Репутация надежного поставщика — это один из самых значимых активов для энергетических компаний.

Но «Нафтогаз» сделал все возможное и даже невозможное, чтобы сорвать подписание нового контракта. Выражение «борьба не на жизнь, а на смерть» очень точно описывает логику его поведения. Именно смерть украинской ГТС переговорщики от Украины, похоже, и ставили своей единственной целью. Они выдвигают бредовые и заведомо невыполнимые требования. Настаивать на условии «качай или плати» создает для российской компании дополнительные неприемлемые риски. Увеличение ставки транзита в два раза, притом что стоимость прокачки газа от Ямала до Германии по «Северному потоку-2» будет гораздо ниже, чем по украинскому маршруту, который существенно короче, невозможно в принципе. В этом случае транспортировка топлива теряет всякий коммерческий смысл. Кроме того, украинская сторона настаивает на том, чтобы Россия инвестировала огромные средства в модернизацию и ремонт ее ГТС. Для этого нет вообще ни малейших оснований. Ну и, наконец, иски в европейских судах к «Газпрому» на 12 миллиардов долларов тоже становятся непреодолимым препятствием на пути к подписанию нового соглашения.

То есть войну с Россией ведет как раз Украина. И добивается значительного успеха. Как бы «Газпром» ни хотел сохранить, пусть даже и для небольшого объема газа, украинский маршрут, «Нафтогаз» не дает ему это сделать. Я уже писал о том, что в прекращении поставок через Украину заинтересован Вашингтон, вознамерившийся отвоевать себе часть европейского газового рынка, и очень похоже на то, что руководство украинской транспортной компании выполняет поступивший из американской столицы заказ.

В любом случае назвать Москву зачинщиком новой газовой войны — это примерно то же самое, что обвинять Кутузова в нападении на Наполеона. Впрочем, украинской элите не привыкать. Как остроумно заметил один российский журналист, отнимите у украинских националистов Москву, и их жизнь потеряет всякий смысл, поскольку обвинять во всех собственных невзгодах тогда будет некого.