Первое, что бросается в глаза, — традиционное стремление украинских бизнесменов от политики сохранить свои бренды при объединении. Деньги же в раскрутку вложены. Это, конечно, не самая большая проблема, но многое говорит о политической квалификации и приоритетах объединившихся.

Второе — моментально оформившийся раскол в «Оппозиционном блоке». Близкая к Петру Порошенко «группа Ахметова», контролирующая существенную часть депутатов блока, к объединению с Рабиновичем пока не стремится, мотивируя это тем, что Рабинович — это Медведчук, а Медведчука они не любят. Объединение не одобрил и Вадим Новинский, представляющий наиболее радикально антимайданную часть блока. Он и вовсе намекнул, что Бойко никого, кроме себя, не представляет и пообещал созвать политсовет и съезд блока, чтобы дезавуировать заявление об объединении.

Имитация оппозиции: Подтанцовка Порошенко вытесняет Ахметова
Имитация оппозиции: Подтанцовка Порошенко вытесняет Ахметова
© ФК Шахтер Донецк

Третье — Бойко и Рабинович были одновременно обвинены украинской прессой и политиками в том, что объединение состоялось в интересах Кремля, поскольку они, мол, представляют «самые антиукраинские партии» и руководит их действиями Виктор Медведчук, а также в том, что объединившиеся «пытаются создать единого кандидата под Порошенко».

Фактически объединение удостоилось нелестных оценок как со стороны майданных, так и со стороны антимайданных сил. Но всё же, при всем уважении к талантам Бойко, Рабиновича и работающего председателем политсовета партии «За життя» Медведчука, объединиться одновременно за и против Порошенко они не могут. Поскольку же очевидно, что кукловодом в этом слиянии очевидного с невероятным работает Медведчук, мы не ошибемся, если скажем, что данное объединение создается в поддержку Тимошенко и, следовательно, против Порошенко.

Я понимаю, что многих настораживает тот факт, что Бойко представляет группу Лёвочкина-Фирташа. Лёвочкин же известен своим крайне негативным отношением к России, тесным сотрудничеством с американским посольством и организацией майдана 2013-2014 года. По крайней мере, с его провокации Майдан начался, а сохранил ли он контроль над событиями до конца или «дубинку» украли старшие товарищи из ЕС и США, уже не так важно. Важно, что он — один из наиболее матёрых и последовательных проамериканских политиков на Украине. С другой стороны, Медведчука в украинском политикуме принято считать агентом Кремля, потому что он кум Путина. Вроде бы налицо противоречие — объединение проамериканской и пророссийской силы, чего в условиях нынешней Украины быть не может.

Дмитрий Фирташ. Справка
Дмитрий Фирташ. Справка
© РИА Новости, Андрей Иглов | Перейти в фотобанк

Но дело в том, что пророссийскость Медведчука — не более чем украинская политическая легенда. Он действительно кум Путина, но Путин же и характеризовал его как украинского националиста. И это правда. Медведчук выступает за конструктивный, прагматический национализм, при котором Украина сохраняет хорошие отношения с Россией, но реализует политику интеграции в ЕС (оставив за бортом НАТО), понимая интеграцию не обязательно как немедленное вступление, но как максимальное сближение, имея в виду вступление в отдаленной перспективе. Это политика позднего Кучмы, которую совместно реализовывали Медведчук на посту главы Администрации президента и Лёвочкин в должности первого помощника того же президента. Закончилось всё первым Майданом 2004-2005 годов и приходом к власти Ющенко, при котором оба (и Лёвочкин, и Медведчук) оказались не востребованы.

Памятуя игры Медведчука во время первого Майдана, донецкие после прихода к власти Януковича ему не доверяли и в большую политику не пускали, не мешая, впрочем, играть в эклектичный «Украинский выбор». Путчисты 2014 года Виктора Владимировича тоже не любили и начали с того, что сожгли пару его домов, оказавшихся в пределах досягаемости. Тем не менее осенью 2014 года Медведчуку удалось пробиться в официальную политику на должность спецпредставителя Украины по вопросам гуманитарного характера в трёхсторонней контактной группе. И только в 2018 году, накануне президентских выборов, он возобновил партийные игры, войдя в проект Рабиновича «За життя».

Всё это время, начиная как минимум с 2007 года, Медведчук никогда не изменял одной идее. Он искренне считал и, насколько я понимаю, и сейчас считает, что президентом Украины должна быть Юлия Владимировна Тимошенко. И всё делает для реализации этой идеи.

Именно на этом они вполне сходятся с Лёвочкиным. Тимошенко — плоть от плоти Майдана и далеко не пророссийский политик. В лучшем случае она может маневрировать между Россией и США, пытаясь получать бонусы с обеих сторон. Тимошенко, как и Лёвочкин, сделала всё для победы второго Майдана, даже в тюрьме несколько лет провела. Как и Лёвочкин, она оказалась отодвинута от власти американцами, сделавшими в 2014 году ставку на Порошенко. С тех пор она всегда оппонировала Порошенко исключительно с позиций майдана.

Так что никакого противоречия нет. Все трое: Медведчук, Лёвочкин и Тимошенко не имеют шансов на политический рост при Порошенко. Все трое достаточно гибкие и прагматичные, чтобы попытаться достичь хотя бы неформального (не закреплённого юридически) урегулирования отношений с Россией за счёт других украинских финансово-политических группировок. Лёвочкин и Тимошенко могут доказать свою нужность американцам только составив сильную оппозицию Порошенко и заявив претензию на власть. Так что ничто не мешает этим группам объединиться, наоборот, всё подталкивает к объединению.

Юрий Бойко. Справка
Юрий Бойко. Справка
© commons.wikimedia/Government.ru

Роли Медведчуком уже расписаны. Уже около пары месяцев прошло, как он сказал, что оппозиционные Майдану силы (та же легальная оппозиция в лице Бойко-Рабиновича) могут выйти во второй тур, но не могут в нем победить. Вот «Оппозиционная платформа — За життя» и станет таким объединением оппозиции, которое сможет выбить из второго тура любого невыгодного Тимошенко кандидата и сдать ей второй тур.

По Киеву давно и упорно ходят слухи о том, кому и что обещано после реализации этого плана. Называются и потенциальные кандидаты в премьеры, и потенциальные председатели Рады. Возможно, подобные обещания действительно даются. Однако выполнены они в отношении антимайданных (хотя бы формально антимайданных) политиков не будут. Как показывает украинская социология, «непатриоты» проигрывают во втором туре выборов любому из «патриотов», вплоть до Ляшко или Зеленского. Возможно, даже наверняка социологи в данном случае не совсем корректны. Но не могут же они сказать, что Антимайдан просто никто не пустит во власть (даже такой умеренный и конструктивно-патриотичный, как у Бойко-Рабиновича). Слишком много национал-радикалов с оружием бродит по стране и слишком они ненавидят умеренных националистов вроде Медведчука и умеренных патриотов вроде Бойко.

Следовательно, появление этих лиц на высоких постах в новой власти в принципе невозможно — они сделают ее слишком токсичной для радикальных националистов. При этом и договориться с Россией на приемлемых для Москвы условиях эта новая власть будет не готова. Она корнями из Майдана и опирается на идеологию Майдана, предполагающую противопоставление «европейской» Украины «азиатской» России.

Виктор Медведчук. Справка
Виктор Медведчук. Справка
© ВКонтакте/Виктор Медведчук

Это слабое место «плана Медведчука». По этой причине он может быть реализован только в части продвижения во власть Тимошенко, но не в части коренных изменений внутренней или внешней политики режима. Собственно, все планы Медведчука грешили одной и той же слабостью. И парламентскую республику не удалось продавить через Раду в 2003-2004 году, и Кучму не удалось провести на третий срок, дискредитировав в ходе первого Майдана и Ющенко, и Януковича, не сыграл и проект «Украинского выбора» — всё в силу громоздкости принятой стратегии и ее ориентации на единственно возможное (правильное) поведение всех участников политической игры.

Не учитывались интересы отдельных влиятельных политиков и крупных общественно-политических групп. Они рассматривались как оловянные солдатики, которые в худшем случае будут пассивными статистами в «большой игре», а в лучшем будут действовать в интересах кукловода. Даже интересы внешних игроков (в частности США), чье влияние на украинскую политику было никак не меньшим, чем совокупное влияние всех украинских политиков вместе взятых, также не принимались во внимание.

Результат всегда был один и тот же. Он полностью соответствовал результату реализации плана Вейротера в сражении при Аустерлице. Пока колонны маршировали к правому флангу французов в расчете на их полную пассивность, Наполеон занял оставленные перешедшей в наступление русско-австрийской армией Праценские высоты и одним ударом выиграл сражение, разорвав русско-австрийские войска надвое.

Юлия Тимошенко. Справка
Юлия Тимошенко. Справка
© ba.org.ua | Перейти в фотобанк

Любая непредвиденная активность, любого из рассматриваемых как статичная величина игроков украинской политики, разрывает ориентированные на единственно правильные действия стратегии, как Наполеон войска союзников при Аустерлице.

В данном случае, помимо Тимошенко, которая по достижении президентства не только ничем больше не обязана ситуативным союзникам, но начинает конкурировать с ними за реальную власть, фактором неожиданности может выступить и Порошенко, который уже не в состоянии выиграть выборы, но еще имеет опцию смахнуть с доски фигуры. Это не говоря уже о внешних игроках вроде России и США, которые играют в принципе на ином, недоступном пониманию украинских политиков, уровне.

Но для реализации первого этапа плана — вывода Тимошенко во второй тур с заранее проигравшей ручной антимайданной оппозицией план хорош (если, конечно, ручную оппозицию никто не перекупит).