Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Александр, Литва заблокировала транзит ряда товаров в Калининградскую область, этот шаг осудил МИД России. Насколько жестко может ответить Россия?

— То, что происходит сейчас с Калининградом, очень похоже на то, что было с Крымом и на то, что было с Донбассом. Там ведь тоже была продовольственная блокада со стороны Украины, финансовая блокада. Россия все это назвала завуалированным геноцидом жителей Донбасса, и это стало одним из оснований для начала специальной военной операции 24 февраля. 

Александр Носович: Сейчас политика Польши на Украине больше всего грозит не России, а Белоруссии
Александр Носович: Сейчас политика Польши на Украине больше всего грозит не России, а Белоруссии
© РИА Новости, Александр Натрускин

Литва должна четко отдавать себе отчет в том, что она идет по такому же треку. Она сейчас сделала первый шаг на пути, в конце которого новая специальная военная операция, потому что блокада российского региона — безусловно, казус белли. 

Чтобы этого не произошло, ответ России сейчас в самом деле должен быть очень жестким. Думаю, Россия ответит жестко, ей нужно показать сейчас, что есть красные линии, которые Европе переходить нельзя, и Калининград — это, безусловно, та самая красная линия.

Сейчас, чтобы выйти на переговоры с Европейским Союзом по возобновлению в полном объеме транзита в Калининградскую область, Россия должна выходить из сильных позиций, потому что, как подсказывает наш тридцатилетний опыт диалога с европейцами, они никогда не идут на дипломатическое решение вопроса, если не понимают, что следующим этапом будет военное решение.

Из-за этого сорвались наши попытки договориться по гарантиям безопасности в Европе в конце прошлого года. Они не верили, что Россия, если они ее пошлют, решится на военное решение проблемы вступления Украины в НАТО. Вот они получили. Сейчас им нужно четко продемонстрировать, что если они не пойдут на дипломатическое урегулирование конфликта вокруг Калининграда, то, в конце концов, рано или поздно дойдет до военного решения.

— Как блокада может повлиять на жизнь Калининграда?

— Калининградский случай одновременно проще и сложнее, чем Крым. Сложнее в том отношении, что Крым по воде отделял от России всего лишь Керченский пролив. Когда был построен Крымский мост, ситуация была по большей части купирована.

Калининград от России отделяет… Сами посмотрите на карту Балтийского моря, сколько нам нужно, чтобы попасть в Ленинградскую область, Петербург, ближайшие для нас субъекты Российской Федерации. Это то, что ставит нас в гораздо худшую ситуацию, чем та, что была с Крымом. 

Литва распространила ограничения на транзит в Калининград и на автотранспорт
Литва распространила ограничения на транзит в Калининград и на автотранспорт
© Игорь Зарембо / Перейти в фотобанк

У нас есть свои преимущества, которых не было у Крыма все эти годы. Литва и Польша не могут перекрыть нам воду — водная блокада невозможна, это первое. Невозможна энергетическая блокада, которую тоже Украина пыталась предпринимать по отношению к Крыму и Донбассу, потому что мы были готовы к тому, что сейчас предпринимает Литва.

Мы готовились к тому, что она пойдет до конца в блокаде, перекроет нам и энергетику. Она же уже перекрыла нефть и нефтепродукты. Но, на случай перекрытия снабжения электроэнергетикой, у нас в области было построено несколько мини-электростанций, которые удовлетворяют все потребности экономики и населения в электричестве.

На случай перекрытия газопровода, который идет к нам из России через Литву, у нас стоит в районе поселка Янтарный СПГ-терминал «Маршал Василевский», который может обеспечивать регион природным газом, и газохранилища у нас заполнены.

Что касается продовольственной блокады, то еще несколько лет назад она была бы абсолютно реальна, потому что у нас на полках лежала продукция преимущественно из Евросоюза и Украины, еще немного из Белоруссии, а то, что было российское, это, опять же, Литва могла в любой момент прикрыть.

После 2014 года, когда стало понятно, на что способен Запад в борьбе с Россией, после начала всех этих санкций, у нас начали реализовываться программы импортозамещения, которые для Калининградской области даже важнее, для России в целом, но сейчас по большей части наши потребности в продуктах питания удовлетворяются здесь за счет местной продукции.

Теперь что касается подсанкционных товаров, которые нельзя будет перевозить по железной дороге. Их можно и достаточно просто перевозить по Балтике, это не мои слова, а то, что подчеркнули региональные чиновники Калининграда и представители федерального центра. Грузового флота России на Балтике и в Северном море достаточно, чтобы возместить эту выпадающую нишу, заместить товары, которые не могут теперь поставляться по железной дороге.

В самом крайнем случае у нас возникнут временные проблемы в регионе, не сразу будут налажены логистические цепочки, в какой-то момент может образоваться дефицит тех же самых стройматериалов, хотя я думаю, что даже этого не будет, опять же, потому что у нас к этому сценарию очень долго готовились.

В любом случае надо понимать, что это временное решение, и что для России эта ситуация новой нормой не станет. Мы не свыкнемся в итоге с тем, что мы не можем сообщаться с Калининградской областью, а она не может сообщаться с Большой Россией, как у нас тут ее называют, по суше. Вся связь только через море. Это невозможно из-за действий наших западных противников.

Почему так усиленно потащили Швецию и Финляндию в НАТО? Лучше всех об этом сказал министр иностранных дел Латвии, у которого на языке то, что у умных людей на уме. Он сказал, что это для того, что после вступления в НАТО, что, если Финляндия, и Балтика станет внутренним морем НАТО. 

«Литва, Польша или Украина». Военный эксперт о том, кто же в итоге нападет на Белоруссию
«Литва, Польша или Украина». Военный эксперт о том, кто же в итоге нападет на Белоруссию
© РИА Новости, Виктор Толочко / Перейти в фотобанк

Соотношение военных сил, особенно в случае начала милитаризации Швеции и Финляндии изменится настолько, что позиции России на Балтике станут минимальны, и это открывает пути к полной блокаде Калининграда, когда уже и морское сообщение с Россией будет потеряно, и воздушное сообщение с Россией будет потеряно.

Для России это угроза такого же масштаба, как и укрепление, расширение инфраструктуры НАТО на Украине как подготовка к вступлению Украины в НАТО, которая велась до 24 февраля, и которая привела к специальной военной операции. Если за ближайшие месяцы, возможно, годы, ситуация с Калининградом, с транзитом, не будет решена дипломатическим путем, то следующим этапом может быть только военный этап.

Это нужно нашим визави на Западе, которые за Литву принимают решения, четко понимать.

— В это же время проходит саммит Инициативы Трех морей, который организован Евросоюзом в Латвии. Проект включает огромный санитарный коридор на западной границе России. Чем для нас может быть опасен этот проект?

— Инициатива Трех морей, она же «Триморье», она же «Междуморье», это давняя геополитическая мечта Польши. Это польский проект, который лелеял еще Юзеф Пилсудский в межвоенный период. Варшава видит себя лидером Центральной и Восточной Европы, и она видит себя объединением центральных, восточно-европейских государств, в идеале — даже какой-то конфедерации, квазигосударства с Польшей во главе.

Своих ресурсов, чтобы создать такую конфедерацию, геополитический союз, у Польши нет. Она может только прикрываться большими геополитическими целями всего западного блока, и продавать свои инициативы в первую очередь Вашингтону.

Вашингтону "Триморье" может быть интересно только как тот самый санитарный кордон, о котором вы упомянули. То есть средство военного, политического, логистического сдерживания России, давления на нее. В этом смысле очень опасно то, что инициативу «Трех морей» подхватывает Евросоюз, потому что, как у нас неоднократно подчеркивали последние месяцы российские чиновники, официальные представители МИД, Кремля и так далее, Москва никогда не возражала против вступления Украины в Евросоюз, в отличие от вступления в НАТО, потому что Евросоюз не был военно-политической организацией.

Он был про экономику, как они сейчас утверждают, про всякие ценности и тому подобные вещи. 

«Пилсудский купил Петлюру». У истоков евроинтеграции
«Пилсудский купил Петлюру». У истоков евроинтеграции
© wikipedia.org

Сейчас Евросоюз вступил в точку бифуркации, в период трансформации, из которой он может выйти и военным объединением. Тем более в военном отношении эта организация четко сопряжена с Североатлантическим альянсом, для тех же стран Балтии вообще нет какой-то границы, какой-то принципиальной разницы между НАТО и ЕС. Для них вступление в ЕС в 2004 году совпало со вступлением в НАТО, и это для них воспринималось как один, единый процесс вступления в НАТО и ЕС. Это четко взаимосвязанные друг с другом организации под единым колпаком, единым кураторством.

То, что Евросоюз поощряет польские геополитические инициативы, показывает, что эта организация становится России все более враждебна. То, что она враждебна в экономическом отношении нам было понятно уже восемь лет, в связи с санкциями, но теперь она начинает приобретать признаки военной организации.

Думаю, что на следующем этапе наших политических торгов вокруг Украины, Россия будет возражать уже не против членства Украины в НАТО, а против членства в ЕС, и будет добиваться выхода из Украины из программы Восточного партнерства, и отказа от ассоциации и зоны свободной торговли с Евросоюзом.

— Почему в последние годы коллективный Запад стал действовать смелее в отношении противодействия России в Восточной Европе — и на Украине, и в ряде других регионов в целом. Что подтолкнуло Запад к таким шагам?

— Подталкивает только одно — усиление России. Она не развалилась, как от нее ждали, еще даже в двухтысячные годы, уже при президентстве Путина. Наоборот, она крепнет, настаивает на создании многополярного мира и просто одним своим существованием подрывает позиции Запада. Потому что 2% населения контролирует одну восьмую часть суши. Самая большая страна мира держит под контролем критические для всего человечества ресурсы: и углеводороды, и воду, и леса, и много чего еще. 

Запад обходит по флангам. Но у России есть своя стратегия
Запад обходит по флангам. Но у России есть своя стратегия
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Само существование такой страны — это угроза глобальному лидерству кого бы то ни было. Будь то Америка, Европа или Китай. Поскольку Запад пытается сохранить однополярность, которая возникла после 1991 года после развала Советского Союза, поэтому он всячески борется с Россией.

Ближнее зарубежье России, постсоветское пространство — Украина, Литва — они выполняют в этом отношении роль расходного материала. Их бросают в топку сдерживания России, пытаются сделать так, чтобы она тратила на свою границу, самую протяженную границу в мире, все ресурсы. Ее вынуждают к гонке вооружений, вынуждают сосредотачиваться на ближнем зарубежье.

Мы уже видим, до чего эта тактика довела Украину. Страна сейчас фактически гибнет, перестает существовать. Боюсь, что к этому же Запад ведет своих прибалтийских сателлитов.