Об этом она рассказала в интервью Telegram-каналу Украина.ру.

— Елена Юрьевна, многие эксперты утверждают, что Сербия попала в тяжелую ситуацию, зажата между Западом и Россией и что президент Александр Вучич делает шаги навстречу Западу, но от России все равно не отвернется. На ваш взгляд, как будет развиваться эта ситуация?

Экономист Митрахович: всё меньше европейцев поддерживают санкции против РФ
Экономист Митрахович: всё меньше европейцев поддерживают санкции против РФ
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Stanislav Mitrakhovich
— Мне кажется, никакого разворота не будет. До последнего Александр Вучич будет продолжать свою прежнюю политику: не вводить полные санкции против России, делать уступки Евросоюзу и балансировать между двумя этими направлениями.

Дело в том, что выборы прошли, у президента руки уже свободнее для решения многих проблем, но выбрать только европейский путь он не может, так как народ его не поддержит. Фактически именно сербский народ заставляет его так сопротивляться решениям Запада. Каждую субботу и воскресенье люди выходят на улицы и поддерживают политику России, что бы она ни делала. Ей верят безгранично.

Опять же, там понимают, как тяжело России, ведь сербы были в таком же положении, под санкциями, в 90-е годы.

— Это началось недавно? 

— Все последние недели. И на одном из последних митингов было принято решение передать Вучичу желание сербов не вступать в НАТО и не вводить санкции против России. Так что он обязан учитывать мнение народа, ведь сам недавно говорил, что так думают 75% сербов.  

Здесь нужно учитывать, что у Европы против Сербии, конечно, есть свои рычаги давления: ЕС может не поддерживать сербов субсидиями, не давать кредиты, может перекрыть каналы сотрудничества, задержать переговоры о вступлении в ЕС. Тем не менее, Сербия не будет вводить санкции против России. Вучич стремится озвучить свою позицию: стране крайне важны поставки газа и нефти, кроме того, сербские самолеты летают в Москву и Петербург, и отказываться от этого Белград не будет.

Европа продолжает давить на Сербию, чтобы она изменила свою точку зрения. Делают это «по-детски»: именно из Европы все время раздаются звонки о якобы заложенных бомбах в супермаркетах, торговых центрах и в сербских самолетах, летящих в Москву. Изменится ли позиция Вучича? Думаю, что пока он будет придерживаться такой же линии.

— Чего конкретно Запад хочет от Вучича? 

— Чтобы быть точной, хочу сказать, что после 2000 года, когда был арестован президент Югославии Слободан Милошевич и выдан Гаагскому трибуналу, именно Запад «выбирал» руководителей для Сербии. Так президентом стал Борис Тадич. Перед ним была поставлена главная задача: признать независимость Косова. И Тадич готов был сыграть свою роль.

Опубликованные в Викиликс дипломатические документы США показывают, что он в разговорах с дипломатами США говорил: «Я готов сдать Косово, но только вы, пожалуйста, придумайте версию, как я это буду объяснять народу». Он о многом договорился с Приштиной, но подпись свою под договором не поставил. Пришлось Западу такого политика менять. Придумав интересную схему, привели к власти Томислава Николича, а потом Вучича. Они получили большую поддержку западных политиков.

Украинские военные ударили «Точкой-У» по птицефабрике в Запорожской области
Украинские военные ударили «Точкой-У» по птицефабрике в Запорожской области
© РИА Новости, Кирилл Брага / Перейти в фотобанк
Казалось бы, если ты себя позиционируешь защитником национальных интересов, то должен отказаться от всех уступок по Косову, сделанных предыдущей властью. Но Вучич не только продолжил переговоры, но и признал все договоренности Тадича с албанцами.

Поэтому он и подписал в 2013 году Брюссельский договор, который фактически устанавливал границу между Косовом и Сербией. О чем это говорит?  О том, что у Вучича есть обязательства перед Западом. И он прекрасно понимает, что пока его на Западе поддерживают, он остается на своем месте. Но и народ он должен слушать, ведь тот за него голосует.

Последние выборы показали, что много голосов он получил только потому, что не поддержал санкции против России. Думается, что его попытка «удержаться на двух стульях» ещё какое-то время будет продолжаться.

— В продолжение темы — цитата Вучича. Он говорил, что не стоит забывать «2015 год и британскую инициативу, которая предусматривала провозглашение сербов народом, виновным в геноциде», в то же время Белград только за последнее время трижды поддержал в ООН антироссийские резолюции, в том числе приостанавливающую членство РФ в Совете по правам человека. Как это расценивать? Это тоже политика двух стульев?

— Сербия голосует только в том случае, когда это не повлияет на отношения Москвы и Белграда. Санкции против России Сербия не поддержала. Чтобы прекратить колебаться, как мне кажется, надо учиться говорить Западу «нет». Именно так делает Милорад Додик в Республике Сербской в Боснии и Герцеговине. Ему ведь намного сложнее, потому что Республика Сербская — несамостоятельное государство. Но он научился говорить «нет» западным политикам, которые стремятся ликвидировать Республику только потому, что она Сербская. И Додик уверен, что Западу можно говорить «нет», если думать только об интересах своего народа.

По этому вопросу Вучичу надо учиться отстаивать исключительно сербские национальные интересы. Да, сейчас время трудное, но он должен прекрасно понимать, что если он говорит Западу «да» в отношении антироссийских санкций, то он фактически склоняет голову перед теми, кто бомбил Сербию в 1999 году.

— Обострение в Косово сейчас случайно?

— США хотели решить косовский вопрос давно, еще в начале 2000-х годов, но не получилось. Вроде бы и президентов меняли, и льготы обещали, и подслащивали пилюлю, но все равно не получилось.

Тадич не подписал, а Вучич, даже подписав, до конца не идет на признание независимости Косова. Переговорный процесс был мучительным, албанцы не исполняли договоренности и не шли на уступки сербам Косова. Вучич понимал, что бесконечные уступки албанцам, чего требовали в ЕС, ведут к полной потере Косова как исконно сербской земли. Переговоры пока зашли в тупик.

Но на Сербию продолжают давить, теперь еще из-за неприсоединения к санкциям против России. Посмотрите, сколько Белград сейчас переживает международных визитов: каждый день кто-то прилетает из Франции, Австрии, Брюсселя, Германии, США.  И все угрожают, уговаривают, просят.

Так вот, обострение ситуации в Косове — это одна из форм давления, которая должна показать Белграду, что у него есть серьезный узел противоречий на юге страны, и если они не будут помогать Западу, если снова не повернутся лицом к Европе, то тогда этот вопрос будет решаться другим путем… Белграду намекают, что решать вопрос Косова можно и военным путем. Поддержка НАТО албанцам обеспечена. Но такое решение будет очень сложным сейчас, потому что Европа не готова развязать еще одну войну, на Балканах.

— В 2018 году вы сказали, что «время бандеровских героев на Украине пройдет, и никогда Украина не сможет забыть то, что было в 1941-1945 годах, это все снова встанет на свои места, просто сейчас такой искривленный период их истории». Когда же этот период закончится?

— Обязательно все изменится, конечно, изменится. У каждого государства имеются такие трудные периоды. Особенно у стран, у которых долгие годы не было своей государственности. Таких как Казахстан, Киргизия, Таджикистан, например. Им трудно, потому что имеют очень мало опыта в построении государственности. Для них пока отношение Запада крайне важно. Только потом они смогут уважать принципы самостоятельности и независимости.

Китай точно вернет себе Тайвань - Гаспарян
Китай точно вернет себе Тайвань - Гаспарян
© РИА Новости, Илья Питалев / Перейти в фотобанк
Со временем все изменится. И у нас изменится, и на Украине, и в других новых государствах. И многое зависит от России. Я вообще глубоко убеждена, что мир спасут Россия и Сербия. Русские и сербы, скажем так.

— Почему?

— Сейчас в мире происходят геополитические изменения, и очень важно, что Россия — один из рычагов установления нового миропорядка. Она ведь всегда выступала за справедливость, за систему международного права, за исполнение договоренностей и за то, чтобы каждая страна сама могла самостоятельно выбирать путь своего развития, а не исполнять то, что диктуют ей на Западе.

Сербию и Россию Западу не сломить, потому что у нас есть одна общая национальная черта: мы непредсказуемые. И те сценарии, которые пишут на Западе в отношении Сербии и России, часто оказываются неэффективными. Почему? Потому что русские и сербы другие: по менталитету, культуре, традициям, вере, отношению к человеку, другу. На Западе, например, не могут понять эту, на их взгляд, совершенно иррациональную любовь сербов к русским. Если русским плохо, сербы сразу хватаются за оружие. Также и в России: когда сербам туго, русский народ сочувствует и хочет помочь (просто мы раскачиваемся медленно).  Добровольцы шли на Балканы помогать сербам и в ХIХ, и в ХХ веке. Но была и государственная поддержка.

— Какова сейчас позиция России на Балканах, в отношении Сербии конкретно? Что нам стоит делать в этом направлении?

— Сербы — это единственный народ в мире, который никогда не стрелял в русских. Я имею в виду мировые войны. Я не беру те страны, которые в этих войнах вообще не участвовали. Некоторые славянские народы были на стороне Гитлера, например, но сербы — всегда там, где русские. И как бы сербам ни было плохо, они неизменно, даже когда Россия отворачивалась от них, пытались объяснить и понять позицию «старшего брата». И всегда оставались на стороне России.

Например, я имею в виду 90-е годы, когда страну возглавлял Борис Ельцин, а Министерство иностранных дел — Андрей Козырев. У нас тогда была «прозападная» позиция. Только сегодня — с расстояния — мы видим, насколько она была ошибочной. Ее можно сравнить с сегодняшней украинской: слепо верили Западу, слепо ему следовали, исполняли все его указания, думая, что мы теперь стоим в одном ряду с великими государствами. Во всяком случае, в этом нас уверял Козырев. Но сегодня мы снова, преодолев этот негативный опыт, пытаемся думать о своих национальных интересах.

Сербы не изменили своим историческим традициям, они дружат с Россией уже несколько веков. Благодаря России они получили в ХIХ веке сначала автономию, а потом независимость. И весь народ это помнит. В Черногории женщины утром встают, поворачиваются на восток, крестятся, и первое, что спрашивают: «Как там сегодня в России»? Это нельзя забывать, это нельзя отбрасывать, это нужно обязательно взращивать. Во внешнеполитических программах России Балканам надо отводить важное место, уделять этому региону больше внимания.

Наше старшее поколение кое-что знает об этом, а нужно, чтобы и молодые знали, учить этому в школе, об этом надо делать передачи. Нам надо не только про путешествия по Соединенным Штатам Америки делать фильмы, но нужно рассказывать о Сербии и сербах, о черногорцах, македонцах. Почему у нас таких программ почти нет? Полагаю, что мы серьёзно должны подходить к вопросу русско-сербских отношений.