Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Сергей, посмотрев на список тех, кто посетил Украину за последние несколько месяцев, можно удивиться. И министры иностранных дел, и Эрдоган планирует визит, и Блинкен побывал на Украине, глава ЦРУ посетил, главы различных ведомств, и даже помощница госсекретаря по делам Европы-Евразии Карен Донфрид из США. Ощущение такое, что Украину к чему-то готовят. А к чему? 

— Может быть, они хотят уговорить Украину потерять половину свое территории, для того, чтобы решить свои геополитические проблемы. Я неоднократно уже в связи с натовцами обращал внимание на то, что, уходя от крупной геополитической повестки планетарного характера, Запад пытается всё свести к вопросу об Украине.

Сергей Михеев: кто он
Сергей Михеев: кто он
© РИА Новости, Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанк

Некоторые люди, мне кажется, действительно слегка двинулись головой, явно переоценивая роль этого вопроса для Запада. А некоторые совершенно откровенно, мне кажется, пытаются заболтать общую повестку дня, свести все к украинскому вопросу.

Но есть и те, кто, на мой взгляд, прорабатывает кучу разных вариантов, они же говорят, что есть 18 вариантов ответа, может быть, у них и 118 вариантов, я не знаю. Мне кажется, один из вариантов ответа может быть следующим, на все то, что происходит: это все-таки (попытка Запада — Ред.) спровоцировать Россию или вообще уговорить Россию начать злосчастное вторжение на Украину.

Они так много об этом говорят, что у меня складывается впечатление, что они просто выпрашивают это вторжение — «ну вторгайтесь, русские, скорее, вы же хотите раздела сферы влияния, давайте, пусть это произойдет, но так чтобы:

А). Вы были виноваты;

Б). Чтобы вы остались в минимальной выгоде;

Г). Чтобы на самом деле дальше мы начали снимать сливки с этого процесса».

И эта активность вокруг Украины может быть связана, в том числе, с этим. Сказав, что их уговаривают потерять половину Украины, я, конечно, мрачно пошутил. Но, тем не менее, я думаю, что эта попытка всё равно всё завести на Украину, она на самом деле означает, что Украина, все-таки, это как ни крути, мы об этом не раз говорили, это все-таки такая территория на заклание.

Вокруг этого крутится вся повестка дня между Россией и Западом, западники сводят к этому: Украина, что будет на Украине, как будет на Украине, сколько трупов будет на Украине, какие территории останутся, какие будут потеряны, что можно будет из этого потом выудить, что можно будет получить, и т.д.

Николай Злобин: Кто бы ни начал войну, виновата будет Россия
Николай Злобин: Кто бы ни начал войну, виновата будет Россия
© РИА Новости, Нина Зотина

Я думаю, что эти визиты, в том числе, связаны с тем, что они сами, с одной стороны, немножко подвинулись умом, — некоторые! — по поводу Украины. Мне кажется, этот вопрос перегрет и переоценен. А с другой стороны, они пытаются выработать какой-то вариант, в котором (Запад — Ред.), обвинив Россию во всем, может быть, даже сделает Украину заложницей этого процесса, и заставит ее даже что-то потерять. Но в дальнейшем Запад будет реализовать свой геополитический проект.

Например, условно говоря, там что-то происходит, на Россию реагируют, действительно может быть, Украина даже теряет еще часть территорий Востока. Но дальше это присутствие натовцев на Украине обозначает красную линию, за которую двигаться нельзя.

После всего этого американцы говорят, что вот, мол, как мы и говорили, Россия — это жуткая, страшная страна, и Запад должен против неё объединяться. Европу лет на пятьдесят, а то и на сто прицепляют наручниками к американской батарее, чтобы она (Европа — Ред.) никуда не делась, начинают ее активно обезжиривать. А на этой оставшейся территории Украины уже в полный рост, разрывая все соглашения, начинается строительство инфраструктуры НАТО, и т.д.

Возможен ли такой вариант? Я думаю, как один из вариантов — возможен. 

Я особенно стал к этому склоняться после того, как услышал слухи, которые американцы распространяют, что Россия готовит на Донбассе провокацию под чужим флагом. Это о чём речь? О том, что сейчас что-то на Донбассе произойдет, но вы не думайте, что это украинцы, это не Украина, это, конечно, русские, они специально все это придумали для того, чтобы начать это злосчастное вторжение. И поэтому вторжение неизбежно.

Мне кажется, они общественное мнение и в Америке и в Европе готовят к тому, что вторжение неизбежно, что оно уже идёт, оно уже вовсю развернуто. А если нет, то вот-вот начнётся. То говорили, что начнётся перед новым годом, теперь новые сроки — это белорусско-российские учение в феврале. И у меня складывается впечатление, что они хотят этого, они подталкивают к этому.

НАТО планирует военные учения на границе с Россией. Россия отвечает
НАТО планирует военные учения на границе с Россией. Россия отвечает
© РИА Новости, Алексей Витвицкий / Перейти в фотобанк

Отсюда, в том числе, дипломатическая активность, потому что самостоятельной позиции по этому вопросу у Украины нет. Фактически они следуют в мейнстриме западной повестки дня. Хотя иногда пробиваются какие-то сведения — вот, мол, украинские военные, где-то во французской газете писали, не считают, что российские военные не готовят вторжения. Несмелая такая была утечка. Но тут же тяжелая бомбардировка продолжается — да вы что, да уже, буквально сейчас (начнётся вторжение — Ред.)! Мне кажется, самих украинцев приучают к тому, что вторжение неизбежно, что оно обязательно будет.

Является это одним из вариантов? Я думаю, что да, это может быть. Вот такие дела. А все остальное, все эти требования к России отвести свои войска — это воспоминания о том, как могло быть хорошо, если бы не было так плохо.

То есть, грубо говоря, а вот если бы сейчас Россия взяла бы и вернулась к тому, что она делала довольно долго, отвела бы свои войска, а мы бы быстренько порешали на Донбассе свои вопросы, а русские бы не успели или не осмелились. И все было бы так приятно, хорошо. Но в это, мне кажется, никто не верит.

— Подобным — военным — вариантом развития событий обеспокоены не только мы, обеспокоены и в Европе. Попалась на глаза публикация польского издания «Мысль Польска», в которой как раз и развивается тема, что Америка всячески толкает Украину к войне с Россией, при этом могут пострадать и ближайшие страны, включая Польшу, чем поляки довольно серьезно обеспокоены. Пишут, что Америка останется в стороне и снимет свои сливки, напрямую не участвуя в конфликте. Какое противодействие со стороны Европы может получить такой вариант развития событий, от той же Польши?

— Даже «Мысль» возвращается из своего дурдома к реальности. Потому что не заметить это невозможно. На мой взгляд, вся коллизия вокруг Украины, это обострение 2014 года, доведшее дело до крови, совершенно очевидно режиссировалось под создание безвыходного конфликта с Россией, как повод для того, чтобы возродить российскую угрозу, для того, чтобы американцы оставались в Европе, как оправдание расширения НАТО. Не видеть этого могут только абсолютные тупицы. Это настолько на поверхности!

Американцы после распада Советского блока стали наблюдать постепенный рост самостоятельности Европы. Я думаю, что они одобрили в свое время расширение НАТО на Восток, в том числе, для того, чтобы самостоятельность Европы погасить. Потому что внедрение в блок НАТО, а затем в Европейский Союз восточно-европейских стран, которые стали ближайшими союзниками США, создает противовес старой Европе.

Конрад Рэнкас: чтобы самому спокойно грабить Украину, западный капитал должен пугать других войной
Конрад Рэнкас: чтобы самому спокойно грабить Украину, западный капитал должен пугать других войной
© vk.com, Конрад Ренкас

Представьте себе, если бы условные поляки и прибалты не вошли бы тогда в блок НАТО и в ЕС, ну — жили бы сами по себе. Советского Союза нет, они живут сами по себе, а существует НАТО в составе старой Европы. Совершенно очевидно, что у этой старой Европы оставалось бы все меньше стимулов для того, чтобы быть так накрепко привязанными к американцам. И степень их самостоятельности в геополитике, в том числе и экономике, она бы начала неизбежно расти. А это привело бы к раздвоению Запада. Европейский Запад и американский Запад.

Для американцев это конец глобального доминирования. Потому что одно дело бодаться с Россией, которая плохая была всегда, другое дело бодаться с Китаем, который тогда еще не был в такой силе. А третье дело — потерять свою ногу или руку — потерять ту Европу, за счет которой действительно в двух мировых войнах американцы наварили немереное количество денег и серьезно поднялись, и которые дают им возможность окучивать всю планету Земля.

Я абсолютно убежден, что в свое время это искусственное обострение ситуации на Украине было спровоцировано именно американцами для того, чтобы породить конфликт, вокруг которого все это дело вертится, чтобы оставаться в Европе.

Теперь к вашему вопросу — что может или не может сделать Европа, Польша и прочие. К сожалению, та позиция, которую Европа занимает последние тридцать лет, сделали её абсолютно недееспособной в разговоре с американцами.

Она не может сделать ничего по многим причинам. Ушло поколение относительно самостоятельно мыслящих политиков, их просто нет. Посмотрите на европейцев, это безликие клерки, в основном. Грубо говоря, мы знаем Меркель, она долго сидела, умная тетка и т.д. Нам известен Макрон, в основном, тоже по каким-то шумным вещам.

Назовите мне сходу президента, премьер-министра Испании, или премьер-министра Бельгии, или премьер-министра Чехии — да никто их не знает вообще. Это абсолютно пустое место. Это номинальные клерки, роль которых давно сведена к ритуальным функциям. Они не являются самостоятельными политиками, имеющими суверенное мышление. Их от этого отучили, они не могут просто-напросто! Более того, им удобно быть несамостоятельными, как и многим в украинской власти.

Украина довольно сложная страна. Даже если её рассматривать как совершенно независимую, она — не такая уж простая. Чтобы ею управлять, нужно иметь и знания, и волю, и смелость определенную, чем-то даже жертвовать.

Андрей Золотарев: Байден требует от Зеленского буквального выполнения «Минска», а он этому будет сопротивляться
Андрей Золотарев: Байден требует от Зеленского буквального выполнения «Минска», а он этому будет сопротивляться
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Золотарев Андрей

А зачем всё это нужно, если можно все передоверить кому-то еще? Если можно передоверить вопросы внешней политики и безопасности тому же Западу. Если вопросы финансирования экономики можно передоверить МВФ. Если можно вообще ни о чем не думать. Если вместо национальной идеи можно постоянно говорить о злой России.

А чем тогда заниматься? А тем, что перепиливать, распиливать то, что есть, колотить понты, раздувать щеки — это же так приятно! А делами пусть занимаются все остальные. Но только в случае с Украиной не получится так. Бельгия может себе это позволить, Дания может себе это позволить, там все понятно. Испания может позволить себе, а Украина не может.

— Почему?

— Первое — европейские политики отучились самостоятельности. Второе — есть проблемы Восточной Европы внутри Европейского Союза и НАТО. Эта Восточная Европа фактически не дает старой Европе иметь какое-то право голоса. Не дает — и всё. Потому что они (страны Восточной Европы — Ред.) полностью на подхвате у американцев. Поэтому есть Америка, есть её младшие партнеры. Что они могут сказать? Практически ничего.

Вы сказали, есть публикация в польской газете — ну, уже это какое-то событие! Вот, публикация, которая ставит под сомнение, а так ли выгодна на самом деле война на Украине, и совпадают ли интересы Польши и интересы Америки. Это просто всплеск, революция в «Польской мысли».

Но это исключение, поэтому на это и обратили внимание. А мейнстрим такой: мы вместе с Америкой, куда Америка, туда и мы, сдохнем вместе с Америкой… С одной только разницей, что вы-то, может, и сдохнете, а Америка подыхать совершенно не собирается.

Плюс, нет политической воли, нет осознания собственных интересов суверенных. Есть фобия в отношении России, она доходит местами до помешательства, а эти вещи самовоспроизводятся.

Сергей Михеев: На Украине мы видим тенденцию снижения профессионализма политиков
Сергей Михеев: На Украине мы видим тенденцию снижения профессионализма политиков
© РИА Новости, Александр Натрускин

И есть чисто военно-политические и экономические рычаги зависимости, они просто не в состоянии сделать что-то самостоятельное. Теоретически — да, в рамках блока НАТО, крупные страны, такие как Франция, Германия, Италия — могли бы иметь собственное мнение. Но они пока не имеют, и пока им все равно, они и не будут дергаться.

Предположим, американцы стимулируют войну на Украине. Ну да, теоретически, Европе это плохо. Но пока непосредственно Европу это не касается, то — и хрен бы с ней, и пусть будет эта война, подумаешь, в конце концов, Украина это Украина, а они это они.

Поэтому я думаю, что европейцам крайне сложно, даже тем, кто что-то понимает, иметь собственный голос во всей этой игре. Но они сами поставили себя в такую тотальную зависимость.

— Насколько можно понять, на случай противоречий со старой Европой, в частности, с Германией, был создан альянс AUKUS — Австралия, Британия, США, который как резервный плацдарм может использоваться. О противоречиях — например, недавно Германия подала свой голос, можно так сказать, и не пропустила британские военные самолеты, которые везли военную помощь на Украину, запретив им использовать свое воздушное пространство. То есть, единственная из стран старой Европы, кто хоть как-то противодействует, выражает свое мнение, это — Германия.

— Не то, чтобы противодействует, но пытается хоть как-то обозначить, что Германия — это не пустое место. Но в любом случае, Германия — это главный спонсор всех европейских структур, самая мощная экономика в Европе. От этого никуда не денешься. И какие-то амбиции у немцев были, есть и остаются.

Немцы внутренне всё равно недовольны этой попыткой выкрутить им руки по поводу «Северного потока-2». В немецкой экономической элите есть консенсус по поводу того, что эта труба им нужна, она даст им много денег, и это, например, компенсирует хотя бы частично тот негативный эффект от санкций, которые американцы им в свое время навязали. Потому что от санкций в отношении России Германия и Европа в целом экономически очень сильно страдают.

И заметьте, Меркель ушла с поста, но все-таки не дала выкрутить руки и заставить немцев отказаться от «Северного потока-2». И даже визит (в Москву — Ред.) нового министра иностранных дел Анналены Бербок, прошел на удивление спокойно и взвешено, хотя многие от неё ожидали, что она, будучи членом «Партии зеленых», будет жестко совершенно рубить все эти вещи.

Но, кстати, это тоже для дурачков, эти все мнения. Я напомню, что Ангела Меркель тоже когда-то была членом «Партии зеленых». Она когда-то начинала с восточно-германского комсомола, потом — член «Партии зеленых», а потом, когда дело пошло на лад, перешла в самый консервативный блок ХДС/ХСС, и пробыла на посту канцлера самое большое количество лет, попутно кинув своего наставника Гельмута Коля во внутрипартийной борьбе.

У нас славянская душа, и многих вещей мы не улавливаем. Мы часто все принимаем за чистую монету, не понимая, что на Западе, в Европе, в Германии то, что политик говорит в ходе избирательной компании — это одно, а то, что будет делать, когда займет свое место в государстве — это совершенно другое.

Понятно, что так везде, но иногда у многих это порождает иллюзии: вот, смотрите, как она… И многие в Москве тоже ожидали, что она приедет сюда и будет всякую ересь нести. Но мы услышали достаточно взвешенные слова. Мы услышали слова уважения, которые она могла бы не произносить. Эти слова о том, что она как немка чувствует боль и стыд за тот ущерб, который был нанесен Германией в годы Великой Отечественной войны… Она могла бы не говорить этого! Но она сказала это, это важно.

Я думаю, на Украине все от этого поморщились неоднократно, потому что история Великой Отечественной войны — это тоже камень раздора. При этом она не упомянула о целом ряде важных для условных русофобов тем, даже про Навального не вспомнила ни разу.

А по поводу «Северного потока-2» она очень уклонилась, сказала, что «надо привести в соответствие с немецким законом». И это совсем другая позиция, если сравнивать с тем, что она говорила в ходе избирательной кампании. А «Зеленые» в ходе избирательной кампании говорили однозначно: «Северный поток-2» — это вредный и плохой проект, его надо остановить. Об этом (во время визита — Ред.) не было ничего сказано.

Да, она (Бербок — Ред.) сейчас приедет в Германию и будет говорить не совсем то, что она говорила здесь, но то, что она говорила здесь, это весьма знаково. Это я к тому, что немцы и экономическая элита — умные люди, и недовольны тем, как американцы выкручивают руки, ломают ребра, они не могут этого не замечать. Они замечают, в том числе, и то, как вследствие достаточно глупых решений Еврокомиссии, цены на газ взлетели до фантастических значений.

Александр Рар: Глава МИД Германии Анналена Бербок "переобулась" в вопросе российского газа
Александр Рар: Глава МИД Германии Анналена Бербок "переобулась" в вопросе российского газа
© РИА Новости, Михаил Климентьев

Они все это замечают, и, кроме всего прочего, когда был Трамп, они все плакали, что «американский Трамп плохой, давайте нам обратно хорошего». Но часть европейской элиты, немецкой в первую очередь, использовала эти четыре года для того, чтобы немножко попытаться отвязаться от Штатов, и все-таки начать действовать хоть чуть-чуть более самостоятельно.

И действительно, этот визит Анналены Бербок в Москву, ее очень сдержанные и вполне умные слова, с одной стороны. С другой стороны, этот странный казус, когда немцы не дали возможности британским самолетам, хотя они союзники по НАТО, доставить летальное оружие на Украину. Это говорит о том, что Германия претендует на особую позицию в этом вопросе. И, насколько я понимаю, будучи в Киеве, она (Бербок — Ред.) ничего такого потрясающего и очень уж приятного, ободряющего для украинской политической власти не сказала.

Но означает ли все это, что Германия будет активно противодействовать возможному развязыванию войны на Украине? Я думаю, что, к сожалению, нет. Она не хочет быть в роли разжигателя этой войны, она хочет обозначить собственную особую позицию, в конце концов, Германия ведь входит в Нормандскую четверку. Было бы странно допускать транзит оружия через воздушное пространство, и при этом в рамках Нормандской четверки говорить о том, что они стремятся к урегулированию.

Зеленский придумал, как обманом «продавить» Минск-2 - Москаль

Какое-то особое мнение будет, но ждать от них, что они как-то серьезно могут повлиять на ситуацию — это маловероятно. Все, что они могут сделать, если дело дойдет до того, что американцы начнут навязывать НАТО коллективную операцию, то немцы могут заблокировать это решение. Но американцам это не помешает.

Вы упомянули AUKUS. Кроме него, есть двусторонние отношения Украины по целому ряду соглашений со Штатами, Британией, и т.д. Можно никакие натовские механизмы не включать, можно обойтись двусторонними проектами. Можно обойтись ЧВК, о которых много говорят, и которые там могут быть.

К сожалению, как это ни прискорбно, Украину готовят на заклание. И главная проблема Украины состоит в том, что её власти реально являются по сути не украинскими. Они не осознают реальные интересы страны. Даже независимая Украина, если представить её вообще независимой, у которой не хорошие отношения с Россией, или не очень хорошие. Все равно, не в её интересах все то, что произошло в последние семь лет.

Константин Бондаренко: Великобритания за счет Украины хочет вбить клин между США и Россией
Константин Бондаренко: Великобритания за счет Украины хочет вбить клин между США и Россией
© РИА Новости, Нина Зотина

Это чужая игра. И одним из наиболее ярких примеров того, что это чужая игра, является совершенно тупоумная ситуация с Белоруссией. Казалось бы, Лукашенко встречался с Порошенко, приезжал в Киев, позиционировал себя как некоего посредника. Ему это было выгодно, было приятно, на Украине могли говорить — «вот кто братья — славяне, а не русские». Но вы бы берегли это, за это надо было держаться, казалось бы. С точки зрения технологий, это надо было беречь.

Нет! Они (власти Украины — Ред.) всё испохабили, всё испортили, на пустом месте разорвали отношения. Ну и получайте теперь и белорусско-российские учения, получайте вопли, что Путин вторгнется с территории Белоруссии. А кто в этом виноват, разве не вы?

То есть, самостоятельности не хватает, вот, в чем дело.

— Поговорим о том, кому какие варианты развития ситуации на Украине выгодны? Кому выгодна эскалация конфликта, кому выгодна его заморозка, а кому скорейшее мирное решение. Довольно интересное было заявление от Эстонии, о том, что на её территории вооруженный конфликт с Россией в ближайшее время маловероятен. Однако в ситуации с Украиной все движется как будто в направлении вооруженного конфликта, происходит, как вы говорили, информационная накачка… Довольно неожиданно на этом фоне выступает Эрдоган, который предложил провести мирные переговоры Путина и Зеленского на территории Турции. Каковы интересы Турции, почему Эрдогану так важно выступить миротворцем в этом конфликте?

— Если начать с турок, я думаю, у Эрдогана совершенно непомерные геополитические амбиции, и в идеале он видит Турцию в роли Османской Империи, игравшей на протяжении долгих лет очень серьезную роль в европейской политике. Этого он хотел бы.

Украина видит возможность входа в эту европейскую политику, потому что сложные отношения между Украиной и Россией, как кажется, требуют посредничества, а кто же это может быть? Франция с Германией из Нормандской четверки, не получается. Американцы посредниками быть не могут, они на одной стороне, британцы — тем более. А кто же это может быть? Ну, например, Турция.

Учитывая специфические отношения между Россией и Турцией, вроде бы и дружба, вроде бы и не дружба, и непонятно, что — очень всё противоречиво. Почему бы не попробовать Турции поднять свою роль в европейской политике, сделать себя важной для всех. Если что-то получится, то и Россия, и Украина, да и Европа… как бы Турции будут обязаны. А Турция получит некие ключи к этому процессу, будет влиять на эту ситуацию.

Думаю, это связано, в том числе, с их пантюркистскими намерениями. На Украине для этого есть формальный повод, это крымские татары, и это — часть тюркского мира, пусть косвенно, опосредованно.

Думаю, это связано с движением турок во все стороны, в том числе с севера на восток. Плюс, коммерческие интересы в этом есть, потому что на этих вещах можно сделать коммерческий интерес. Известно, что турки активно шарят по Украине последнее время, и пытаются искать для себя активы, которыми можно было бы завладеть, перекупить, или купить по дешевке.

Эрдоган позвал Путина и Зеленского в Стамбул
Эрдоган позвал Путина и Зеленского в Стамбул
© пресс-служба президента Украины / Перейти в фотобанк

Но, в первую очередь, это геополитические форматы. Турция ищет, с одной стороны, возможность предложить себя России, для того, чтобы завязать ее более плотно на контакт, а с другой стороны, сделать Россию неким заложником этого процесса. Они понимают, что для России ситуация на Украине важна.

А вот — как бы так сделать, чтобы туда влезть, и чтобы Россия зависела от позиции турок, потому что это позволит туркам играть эту карту на постсоветском пространстве, в Сирии, и в некоторых других местах.

Но я в этом смысле пока не вижу перспектив для того, чтобы Москва на это пошла. Если это понимаем мы с вами, то, я вас уверяю, это понимают и в Кремле, это слишком очевидно. Конечно, это такая восточная хитрость, но эта восточная хитрость слишком очевидна.

А самое главное, я не вижу здесь перспектив для какого-то движения. То есть, можно ли здесь имитировать переговорный процесс? Можно, теоретически. А есть ли реальные перспективы для урегулирования? Мне кажется — нет. Да, Эрдоган хочет. Но есть ли у Турции реальные рычаги воздействия на ситуацию, такие, чтобы предложить такое решение, которое могло бы урегулировать ситуацию? Нет. Если были бы, было бы, о чем поговорить. Но их просто нет. Поэтому говорить не о чем.

Пресс-секретарь Путина Песков мягко, но вполне чётко это обозначил. Он сказал, что мы за любые посреднические усилия, мы за миротворческие усилия, но наша приверженность Минским соглашениям однозначна. И если турки готовы оказать влияние на Украину, с точки зрения безусловного и точного выполнения Минских соглашений, тогда есть, о чем поговорить. А если не готовы — тогда и говорить не о чем. Просто так встречаться с Зеленским в Турции, для того, чтобы Эрдоган сделал и Зеленского и Путина заложниками ситуации, совершенно нет никакого смысла.

Теперь — что касается всех остальных, кому выгодно. Что касается Запада, в идеале ему выгодно было бы вернуть Россию в состояние ельцинских девяностых. И тогда заставить уйти её с Донбасса, а вообще и Крым вернуть, и ещё что-то в этом роде. Но этого не будет, судя по всему. Никакой правитель России, я уж про Путина вообще не говорю, себе позволить такого не может, и не будет. Потому что это слишком большие потери и на внешнем контуре, и на внутреннем.

Если это невозможно, если ни мытьем, ни катаньем это не получается сделать, тогда два варианта: или вечная заморозка, или конфликт. Но — конфликт за счет Украины и России. Пусть в этом конфликте, в первую очередь, пострадают русские и украинцы. Пусть они друг друга колошматят, пусть они здесь выясняют отношения. Может быть, Украина что-то потеряет, но американцы и примыкающий к ним Запад, постараются извлечь из этого максимальную выгоду.

К сожалению, мы живем в такой исторический период, когда Запад чувствует себя неуязвимым. Надо сказать честно, что распад советского блока позволяет Западу ставить любые геополитические эксперименты, особенно американцам.

При любом развитии событий у них все равно будут какие-то дивиденды, которые можно будет с этой ситуации снять. Единственное развитие событий, которое их категорически не устраивает — это такая ситуация, при которой Украина станет союзницей России. Например, войдет в интеграционные проекты или станет частью России. Это их категорически не устраивает.

А все остальное, даже с потерей части Украины — их устраивает, потому что можно из этого извлечь те или иные дивиденды. В этом есть большая проблема. Они не верят в то, что Россия готова напасть на Америку или на Германию. В это никто не верит. И я думаю, что Россия не собирается нападать ни на Европу, ни на Америку. Но, с другой стороны, уверенность (Запада — Ред.) в собственной безопасности дает ощущение полного беспредела, потому что можно тогда тасовать эти варианты как угодно.

И кстати, их (западников — Ред.) попытка свести все к Украине, вызвана, все-таки, ко всему прочему, неким страхом перед предложениями России. Потому что Россия сейчас говорит: вы знаете, вообще-то, у нас уже достаточно сил, чтобы обратно перевести всю эту ситуацию — в такую глобальную ситуацию, в которой угроза появится.

Мы начали вспоминать про Латинскую Америку, мы начали вспоминать про расширение ОДКБ, и т.д. Мы фактически возвращаемся к такому режиму патрулирования — например, берегов США, которое было характерно в холодную войну.

Этого западники боятся, и хотят убежать от этой мысли. Убежать в украинскую ситуацию. Да, действительно, можно сорвать переговоры через конфликт на Украине и сказать: «нет, все это невозможно».

Но Запад сам с собой сыграл не очень хорошую игру. Конечно, у России тоже положение жесткое и не очень приятное, но тем не менее. Отказавшись понять в какой-то момент, что у России должны быть свои интересы, и что на самом деле баланс интересов гораздо лучше, чем беспредельное давление, Запад, даже спровоцировав войну на Украине, не уйдет от этой проблемы.

Предположим, спровоцировали войну на Украине. Предположим, в результате этой войны они привязали к себе навеки Европу, и даже заняли часть Украины, или даже всю Украину своей военной инфраструктурой. Предположим, все это так.

Они вышли из тех договоренностей с Россией. Ну и что? Означает ли это исчезновение проблемы? Нет, не означает. Это будет означать полную свободу действий для России, и на самом деле появление реальной угрозы для Штатов.

Штаты здесь в концептуальном тупике. Наконец дошла до руководства России простая мысль, что договориться с американцами на равноправных условиях невозможно. И в этом смысле США лишились своего главного оружия. А главное оружие американцев все эти годы были не авианосцы и даже не доллар. Главным оружием американцев была готовность России отступать.

Как только Россия продемонстрировала, что отступать она больше не хочет, у американцев главное оружие исчезло. И дальше оказывается, что ни авианосцы, ни их ракеты, ни даже доллар — не является тем универсальным средством, которое может загнать Россию обратно в стойло.