Ростислав Ищенко: кто он
Ростислав Ищенко: кто он
© РИА Новости, Александр Натрускин / Перейти в фотобанк
Ранее верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил, что альянс примет в понедельник новый пакет целевых персональных санкций против Минска и создаст санкционный механизм против авиакомпаний и турагентств, доставляющих мигрантов в Белоруссию. В свою очередь президент Александр Лукашенко подтвердил намерение жестко ответить на новые санкции ЕС.

— Ростислав, может ли Белоруссия остановить этот миграционный кризис и на какие уступки должны пойти Польша и Литва, чтобы Лукашенко перестал этим заниматься?

— Лукашенко сам говорил, что для того, чтобы он сменил гнев на милость, Евросоюз должны отменить все антибелорусские санкции и чтобы все было как раньше. Но я думаю, что так не будет.

Когда Лукашенко договаривался в Евросоюзом в течение 10 лет после прошлого кризиса в отношениях с Западом, который пришелся на вторую половину 90х, то он в итоге договорился. Правда, договорился он до Беломайдана, но некоторое время у него с Западом был медовый месяц.

В таком же режиме он бы и сейчас мог с Западом договориться, но я очень сомневаюсь, что под давлением Евросоюз пойдет на какие-то уступки.

Вы можете себе представить, чтобы маленькая Белоруссия задавила Евросоюз? А желающих много. Та же Турция на европейцев давит, Алжир с Францией выясняет отношения. И если получится, что и Лукашенко может на границу мигрантов возить, то и Эрдоган может и миллионами их в Европу отправлять.

— Так, может, Евросоюзу есть смысл договариваться с Россией, потому что это союзное государство?

— А Евросоюз так и говорит. «Это ваш союзник, вправьте ему мозги». Мы тоже говорим Евросоюзу: «Украина — это ваш союзник, вправьте ему мозги». Они говорят: «Мы не можем». Так и мы не можем. Потому что у Лукашенко свои требования к Евросоюзу.

Более того, проблема заключается не только в том, что Евросоюз не может отступить под давлением Белоруссии. Лукашенко создал себе репутацию мачо, который всех либо обманывает, либо подавляет. «Я и Путина задавил, и Польшу задавил, и Литву задавил, и Украину задавил, и сижу как император у себя в Минске». И он не может публично заявить, что его затея провалилась. Поэтому вариант, когда можно о чем-то договориться в публичной плоскости, уходит.

Теоретически можно договориться непублично. Но Лукашенко постоянно любит хвастаться. И как только он с кем-то договаривается, в СМИ опять появляются его заявления, что он всех победил. Зачем это Польше, Литве и всему Евросоюзу? Поэтому кулуарные договоренности с ним возможны, но очень рискованны.

Кроме того, позиции сторон диаметрально противоположные. Лукашенко хочет, чтобы все было как раньше, но Евросоюз и Польша не хотят, чтобы все было как раньше. И уже не может быть как раньше. Лукашенко хочет повторить ход Эрдогана, но даже у Эрдогана, который организовал миграционный кризис, не получилось заставить Евросоюз пойти на серьезные уступки. Хотя у Эрдогана было значительно больше возможностей, потому что на территории Турции уже тогда жили миллионы беженцев и он показывал эти лагеря. Дескать, почему я один должен так страдать? Это же вы придумали, что беженцам надо помогать, так и принимайте их у себя в Европе.

Лукашенко не может показывать эти лагеря беженцев, потому что их завозят небольшими порциями. А если он все же решится показать эти лагеря, то к тому моменту Белоруссия будет настолько дестабилизирована этими же самыми беженцами, то не факт, что будет кому это показывать.

— Чем все в итоге завершится?

Ситуация сейчас «пан или пропал». Лоб в лоб сошлись и бодаются. Причем ситуация очень неприятная, потому что уже звучат выстрелы в воздух и стороны обвиняют друг друга. Польша подтянула к границе войска и тяжелую технику, а Лукашенко рассказывает, что на него Польша хочет напасть.

С точки зрения международного права, если с сопредельной территории возникает угроза для моего государства, я имею право на эту угрозу реагировать в том числе с использованием вооруженных сил, если власти сопредельного государства демонстрируют, что они не в состоянии с этой угрозой бороться.

Алексей Дзермант: Польская сторона может начать стрелять в мигрантов
Алексей Дзермант: Польская сторона может начать стрелять в мигрантов
© Facebook, Алексей Дзермант
Лукашенко сейчас работает в двух режимах. С одной стороны, его СМИ намекают, что «Батька молодец, всех поставил на место» и постоянно рассказывают, что мы завозим мигрантов из Ирака. Но на официальном уровне Лукашенко говорит, что беженцы легально пересекли границу, и что мы не обязаны их останавливать. Особенно «легально» ее пересекла партия с лопатами и кусачками.

Ему и его почитателям кажется, что он таким образом тонко троллит Европу. Но на самом деле это дает право Европе сказать, что он не контролирует ситуацию в стране, поэтому нужно создать зону безопасности.

— Это как?

То же самое Лукашенко когда-то говорил об Украине в 2014 году, отвечая на вопрос, как Белоруссия будет бороться с этими бандами. Он говорил, что если будет совсем плохо, то мы создадим зону безопасности на 20–100 км. Понятно, что на 100 км никто не пойдет, но, к примеру, Аданское соглашение между Турцией и Сирией позволяет турецким войскам преследовать убегающих курдов только на 5 км вглубь сирийской территории. Хотя в тот же Ирак Турция заходила на 250 км.

Лукашенко вполне понимает, что это могут применить и к нему. Другое дело, что он всех пугает, что за ним Россия стоит. Но Польше не обязательно объявлять войну идти на Минск. Можно просто сказать, что поскольку белорусы ничего не могут, то мы зайдем на 5 км, наведем порядок и сразу выйдем.

— Так ведь это не решит проблему. Просто на 20 км дальше происходит то же самое…

— Нет. Если польские войска зайдут на территории Белоруссии на 5–10 км, то они создадут буферную зону, в которой будут стоять не пограничники, а армия, которая имеет право стрелять, потому что у нее другие права и другие обязанности. И никакие колонны мигрантов с лопатами и кусачками там ходить не будут.

— А это не приведет к проблемам Польши с Евросоюзом, потому что это противоречит его принципам?

— У Турции не было проблем с Сирией, когда на ее территории пачками убивали. Почему у Польши будут проблемы? У Польши бы и сейчас были проблемы, если бы Евросоюз захотел. Но эти мигранты открыто говорят, что им Польша не нужна, потому что они хотят в Германию. Если немцы захотят их принять, то поляки тут же подгонят автобусы и их повезут в Германию. Но немцы не хотят. И сейчас поляки выполняют волю Евросоюза, прикрывая Евросоюз. И Евросоюз заявил, что он будет вводить против Лукашенко новый пакет санкций из-за миграционного кризиса. И Польша заявила, что полностью закроет границу, что приведет к полному блокированию всех экономических связей Белоруссии с Западом. Я не знаю, как Лукашенко будет выкручиваться.

Он, конечно, попросит, чтобы Россия покупала у них все, что не купит Запад. Но России столько не надо. Ей это некуда девать. Это же не государство все это приобретает. Ему придется договариваться с российскими магазинами. Но магазины скажут: «Население не покупает твою сметану. Оно другую покупает. Вот твоя сметана стоит, а нам больше не надо. Ты куда продавал до этого? В Германию? Вот туда и продавай».

Поэтому если полностью будет закрыта граница для пересечения, то это нанесет очень серьезный удар по экономике Белоруссии. Скорее всего, они будут опять обращаться к России за помощью. Но если экономические санкции еще пережить можно, то это чревато вооруженным конфликтом. Причем, судя по заявлениям из Минска, они не только не боятся вооруженного конфликта, но чуть ли не хотят его. На уровне СМИ они постоянно намекают, что сейчас поляки будут стрелять в беженцев, потом нападут на нас, но за нами Россия.

Да, за ними Россия. Но, повторюсь, что Польше необязательно совершать поход на Минск. Они могут заявить, что в связи террористической угрозой они создадут зону безопасности. И не факт, что Россия начнет войну в такой ситуации. Но Белоруссия будет сопротивляться. А поскольку Белоруссия будет сопротивляться, то боевые действия приобретут серьезный характер и России придется в них вмешаться.

Но точно так же, как и Россия не позволит завоевать Белоруссию, точно так же никто не позволит завоевать Польшу или Литву. Будет задействован в том числе и фактор НАТО. И не потому, что кто-то хочет воевать с Россией, а потому, что просто отступить нельзя. В лучшем случае, немного постреляв, можно решить вопрос, выйдя на ту же самую белорусско-польскую границу, поставить с двух сторон войска и решить проблему беженцев.

— Насколько это устроит стороны?

— Польшу это устроит, потому что будет стоять армия, граница станет линией разграничения, и попытка беженцев перейти границу будет расценена как попытка наступления на армейские позиции. Можно сделать как в Донбассе — заключить перемирие, держать войска все время в поле, а ситуация будет означать замороженный вооруженный конфликт.

Владимир Жарихин: Лукашенко добился своей главной цели, и миграционный кризис будет спадать
Владимир Жарихин: Лукашенко добился своей главной цели, и миграционный кризис будет спадать
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Насколько это устроит Белоруссию? Не знаю. Россию это точно не устраивает, потому что России нужны нормальные отношения с Евросоюзом. Поскольку это все очевидно для любого наблюдателя, российское руководство и спецслужбы должны были уже отработать варианты мероприятий в соответствии с тем, как потенциально может разворачиваться ситуация.

И все эти варианты должны вести к успеху не Белоруссии или Польши, а к успеху России. Все эти ребята должны быть расходным вариантом не потому, что мы такие плохие, а потому что они создали проблему, и их костями эта проблема и будет решаться. Если они создали проблему в том числе и нам, то мы будем решать проблему так, как выгодно нам, а не как выгодно им.

Сейчас ситуация идет по пути нарастания. На каком-то этапе ситуация может остановиться и стабилизироваться. Лукашенко очень своеобразный политический деятель, но он обладает политическим чутьем и должен понимать, когда надо остановиться или притормозить.

Я надеюсь, что постоянное задирание ставок все же прекратится. Было бы здорово, если бы этот кризис постепенно ушел с первых полос СМИ, и можно было бы незаметно об этом забыть. Но от того, что либо все рассосется, либо мы будем иметь вооруженный конфликт — буквально полшага, и дальше может быть уже веер вариантов.